Александр Мельник, французский профессор геополитики
Статус-кво сохранится до конца выборов на Западе
05.09.2016 11:56 1361

- Однако, отмечают эксперты, эти учения имели не единственную цель - вымуштровать солдат. Вероятно, Кремль преследовал и геополитические цели...

- Такие действия России отражают определенную тенденцию, и это ярко показали августовские события в Крыму. Путин стремится разделить две тематики международной повестки дня. Первая, - это Крым, и вторая - это Восточная Европа. Для Путина Крым - это навсегда. Это сделано, это «святое», неприкасаемое согласно российским интересам. Поэтому его намерением является «разорвать пуповину» между двумя событиями, которые для многих западных канцелярий сплелись в одно, так сказать, - Крым и Восточная Европа. Для него Крым, - это одно, а Восточная Европа - это предмет переговоров. Эта тема остается предметом переговоров, поскольку, он на самом деле «сломал зубы» на авантюре в Восточной Европе, у него не получилось то, чего он так хотел. Он совершенно не просчитал степень сопротивления со стороны Украины, со стороны украинской нации, которая воспряла духом после Революции Достоинства. Поэтому для него важно выйти из этого «нормандского формата». Мы два года назад с вами говорили, что «нормандский формат» - это лишь PR Путина. Он эту идею придумал, и на эту идею «клюнули» фактически все (европейские лидеры), включая Олланда и Меркель. Для них тогда это был драматический момент, фактически последняя возможность избежать худшего. А хуже всего, - это могло бы быть тотальной войной с большими жертвами.

Возвращение Крыма Украине становится чем-то вроде мантры, риторического заклинания

Сейчас этот «нормандский формат» похоронен. Августовские события в Крыму это показали. Вспомним первые заявления Путина об отсутствии каких-либо оснований для возобновления переговоров в рамках этого формата. Следовательно, важным для него было его похоронить. Это сделано, и теперь мир находится в совершенно новой ситуации, когда возвращение Крыма Украине становится чем-то вроде мантры, риторического заклинания, которое все повторяют на переговорах, но никто в него не верит.

- Вы можете привести какие-то исторические примеры, параллели в современной дипломатии?

- В качестве примера можно привести формулу фиктивного урегулирования израильско-палестинского конфликта. Когда говорят - «две страны, два государства». Мол, Палестина должна иметь свое государство (наряду с Государством Израиль). Я достаточно хорошо осведомлен об Иерусалиме, чтобы не иметь никаких иллюзий относительно реальных возможностей этого проекта. Но лидеры международного сообщества повторяют его, как попугаи. Поэтому очень важно, чтобы такого не произошло здесь, в отношениях между Европой и Западом в целом и Украиной. Чтобы возвращение Крыма не было чисто риторическим, так сказать, «дипломатическим туманом», а чтобы это было реальной картой переговоров между Украиной и западными партнерами.

СТАТУС-КВО НА ЗАПАДЕ БУДЕТ СОХРАНЯТЬСЯ ДО КОНЦА ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПЕРИОДА

- Как Вы думаете, от чего или кого зависит успех этих переговоров?

- Все зависит прежде всего от украинской дипломатии. И я не буду скрывать своего разочарования.

- Что вы имеете в виду?

- Я не вижу украинской проактивной дипломатии, ее не слышно и не видно. Украина как НЛО (неопознанный летающий объект). Отсутствует какая-либо стратегия. На дипломатическом фронте полная пустота, как с точки зрения действий Запада, который не имеет стратегии, так и с точки зрения Украины. То есть, это такая драматическая встреча двух вакуумов, ситуаций, когда ни одна из сторон не может выйти из состояния клинча, заторможенности, перейти к проактивной политике. Нужен выход из состояния статус-кво в реальную политику, взаимодействие, а не просто теоретическое «бла-бла-бла». Нужны новые идеи, предложения совместных действий. Этого нет. Как со стороны Украины, так и со стороны Запада.

- Запад скован, парализован тем, что условно называется демократией, а именно выборами. Поскольку, именно в настоящее время, все внимание элит и общества во Франции, в Германии, в Италии и в США приковано к выборам... Они - это Голиаф, гигантский монстр, который сжигает всю энергию. Никто не может разобраться во внутренних делах Запада, а теперь нужно еще и заниматься Украиной. То есть, ваша страна сегодня находится вне радаров, приоритетов Запада, потеряв исторический шанс, который она имела. Я не прекращаю повторять здесь, что Украина - не проблема для Запада, это ее большой шанс. И этот шанс нужно использовать, превратить его в возможность. То есть, что касается Запада, то это, прежде всего, конъюнктура политическая, я бы сказал, электоральная.

Украине, ее дипломатии нужно инициировать новые идеи, астрономически отдаленные от Российской Федерации, продемонстрировав свою самостоятельность

- По-вашему, сколько продлится этот период?

- Он будет продолжаться до конца президентских выборов во Франции (2017 г.), при этом нельзя забывать о выборах президента США. Их результат представляет собой также полную неясность. Такой статус-кво будет продолжаться определенное время из-за конъюнктурных причин, а впоследствии - и из-за структурных причин. Ведь выборы длятся не долго. Но нужно осознавать, что независимо от того, кто придет к власти в США - Клинтон или Трамп, здесь, во Франции, сменится президент, однако сразу, как по взмаху волшебной палочки, все не изменится. У Запада вообще нет видения как собственного состояния, так и Европы, которая сейчас выживает. Какая Украина? Такой статус-кво будет продолжаться.

Украина должна быть проактивной, изучить и предлагать приоритетные решения, которые актуальны в Европе: мигранты, образование, новые технологии и инновации

- А что Украина?

Украине до сих пор не удалось разорвать пуповину с Россией

- Что касается Украины, то шанс дать новое дыхание Европе почти потерян. Поскольку, во-первых, у Украины есть другие приоритеты, но их нужно было решать во взаимодействии, коммуникации с Западом. Какие инициативы Украина, как субъект международного права, международных отношений внесла на повестку дня? Украине до сих пор не удалось разорвать пуповину с Россией. Ее воспринимают как своего рода больного человека, который находится в огромной клинике под названием Россия. Украине, ее дипломатии нужно инициировать новые идеи, астрономически отдаленные от Российской Федерации, продемонстрировав свою самостоятельность. Например, относительно кризиса мигрантов, нужен поиск новых технологий, стартапов, инноваций, предприятий, новейших университетов.

Европа нуждается в перезагрузке. Она могла бы прийти из Киева

Я подчеркиваю, новейших цифровых вузов, а не реанимацию старых советских монстров. Украина должна быть проактивной, изучить и предлагать приоритетные решения, которые актуальны в Европе: мигранты, образование, новые технологии и инновации. Европа нуждается в перезагрузке. Она могла бы прийти из Киева, со стороны молодежи, которая взяла судьбу в свои руки. Для этого были все условия.

Наверное, для этого сегодня не хватает и людей, лидеров, которые бы имели стратегическое видение, были бы совершенно далеки от этой мышиной возни вокруг кормушек. Такие молодые люди могли бы вывести Украину на новую спираль исторического развития в рамках европейской цивилизации. Я помню воодушевление, которое овладело мною после ваших рассказов двухлетней давности о появлении в украинском правительстве иностранных специалистов. Где они сейчас?

- Вы употребляете термин «легализация» в этом контексте. А я бы напомнил вашим читателям другой термин - «нормализация», который использовал СССР в странах Восточной Европы. Например, после событий в Праге в 1968 году, Советский Союз сделал все возможное, чтобы «нормализовать» ситуацию. То, что происходит сейчас, это эквивалент «отрыжки» советской стратегии «нормализации». То есть, сначала - применение военной силы, а затем - предоставление внешних атрибутов законности результатам, достигнутым с помощью оружия. Исторические прецеденты нам говорят, что Запад не вмешивался ни в дела Чехословакии, ни в дела Польши и Венгрии. По моему мнению, Запад будет ограничиваться риторикой, словами, а не делами. Единственные, которые будут реагировать на это, - это те страны, которые понимают украинскую тематику.

- Назовите их, пожалуйста.

Украинской дипломатии не стоит воспринимать Запад как монолитное сообщество

- Это будут Балтийские государства, Польша, другие страны Восточной Европы и, возможно, Балканы. Но уже за эти страны ведется борьба. Посмотрите, что происходит со Словакией. Путин почти перетянул ее на свою сторону. Что происходит с Чехией... На мой взгляд, украинской дипломатии не стоит воспринимать Запад как монолитное сообщество. Москва не воспринимает Запад как единое целое и работает с отдельными странами. Возможно, какой-то элемент российской стратегии Киев мог бы взять на вооружение. Нужно использовать партнерские отношения, с той же Польшей, и играть внутри Европы. Не стоит делать ставку только на Францию и Германию, наоборот, нужно использовать страны Центральной и Восточной Европы, которые до сих пор сохраняют историческую память. Вот, например, сейчас французская газета Lе Monde публикует ряд репортажей о Меркель, о ее детстве. Очень интересно. Почему позиция Ангелы Меркель так отличается от позиций Олланда, Ренци и других европейцев? Потому что она жила при коммунизме. И когда ее спросили: видела ли она фильм La Vie des autres («Жизнь других», немецкий фильм-драма 2006 года о жизни в ГДР во времена существования "железного занавеса" - Ред.), и отражает ли эта драма реальность той эпохи? Вопрос вполне логичный, поскольку для людей с Запада, с той стороны Берлинской стены, эта реальность (показанная в фильме) очень тяжелая для восприятия. Меркель ответила, что фильм не отражает реальность, реальность в ГДР была намного сложнее. Пока есть такие люди, как Меркель, Украине нужно делать ставку на них. Понимаете. Если вы будете делать ставку на таких, как Олланд или других, то вы проиграете. Все они, хорошо воспитанные, могут говорить высокопарные фразы, а на самом деле не осознавать реальности. Украине нужна проактивная политика и люди с исторической памятью. Почему Путин перезагружает реабилитацию коммунизма и биполярного мира ХХ века, а Украина не может закачать заново геополитику выхода и осуждения коммунизма - зла прошлого века? Где международные обсуждения о роли, месте, природе и последствиях деятельности коммунистов?

Украина может создать новую реальность, и для этого она имеет все возможности: интеллектуальные, материальные, территориальные, административные, другие. Действуйте!

- Но ведь в Украине в разгаре декоммунизация...

- Верно, но где статьи французских журналистов о декоммунизации, осуждение преступлений коммунистов? Возможно, несколько фотографий и заметок на эту тему и промелькнуло, но нужны серьезные дебаты на эту тему с привлечением СМИ, юристов, общественных организаций, интеллектуалов. Нужен резонанс, общественная синергия. И тогда вся путинская ахинея развалится. Она лишь карточный домик, там пустота. А пока этого нет, будет сохраняться статус-кво. Можно и дальше продолжать так. Это также выбор. Но мне очень жаль, как абсолютно свободному человеку, что Украина и украинцы остаются неуслышанными. Украина может создать новую реальность, и для этого она имеет все возможности: интеллектуальные, материальные, территориальные, административные, другие. Действуйте.

- Таких перспектив я не вижу. Отменить санкции - это полностью признать крах выбранной стратегии принуждения агрессора к миру. Это невозможно сделать. Даже если к власти во Франции придет один из «кандидатов Путина» с точки зрения общественного мнения. В целом, история свидетельствует, что санкции - это надолго. Вспомним санкции против Кубы, Ливии, Ирана. Их легко ввести, но выйти из-под их режима очень и очень сложно. Это займет много времени. Поэтому введенные против России санкции Запада будут продолжаться как процесс, с точки зрения чувства достоинства и политического разложения западных элит.

- Самодостаточны ли они для того, чтобы достичь своих целей?

- На мой взгляд, их нужно также перезагрузить, они не работают. Например, люди, которые находятся в «черных списках» ЕС, они, как и раньше, продолжают ездить в Европу, во Францию. Всякие там Нарышкины и другие. Они ездят сюда. Для того, чтобы отменять или смягчать эти санкции, нужно их реально ввести. Нужно применить санкции против людей из окружения Путина. Нужен реальный механизм, а не контрпродуктивный, который бы показал, что поведение России во внешней политике в отношении Украины не должно быть прощеным. Абсолютно немыслимые действия, которые подрывают систему безопасности и представляют угрозу для мира. В 2016 году нельзя забывать слово «война». Запад не должен проиграть войну, которую ведет против нее Путин.

- А что тогда делать Западу с войной против терроризма, в которой он, по крайней мере, его часть, та же Франция, рассматривают Россию как партнера?

- На мой взгляд, в этом контексте взаимодействие сохранится на уровне формальных дипломатических переговоров, которые будут предоставлять возможность обеим сторонам говорить электорату о диалоге. Путин также не может оборвать все связи с Западом. Но реального, конструктивного обсуждения, которое могло бы привести к настоящей коалиции, не будет до тех пор, пока люди говорят одни и те же слова, но вкладывают в них совершенно разные смыслы. Это пропасть, ментальная, семантическая пропасть достигла невероятных размеров.

США делают вид, что они сотрудничают с Россией, а на самом деле - единственное беспокойство американцев в Сирии заключается в том, чтобы самолеты не столкнулись в небе и чтобы избежать худшего. Так не делаются коалиции. Они создаются, когда есть синергия совместных интересов. В то время, как ИГИЛ не может стать фактором, который объединит Россию и Запад. Общая формулировка - борьба с ИГИЛ - это лучше, чем ничего. Альтернативой может быть только полный разрыв, катастрофа. Вы посмотрите, Москва делает все, чтобы сохранить режим Башара Асада, и при этом радикализирует умеренную оппозицию. А Запад ничего не делает из-за позиции США. Президент Барак Обама решил ничего не делать с этим. Россия активная, но она не пытается решать эту проблему. Москва под предлогом борьбы с терроризмом преследует собственные интересы. А Обама, возможно, и хотел бы их урегулировать, но ему не хватает времени, желания, он в этом процессе отсутствует. Соответственно, и США отсутствуют, а когда отсутствует реальная сила, то борьба с терроризмом больше похожа на постановочную оперетту. Французские самолеты летают над Сирией и Персидским заливом лишь благодаря американским заправщикам. О какой борьбе с ИГИЛ можно говорить? Французская армия, которая считается одной из сильнейших в Европе, на самом деле ограничена в этой войне. А что тогда говорить о Европе в целом, особенно после Brexit?

- Несколько дней назад Турция начала операцию «Щит Евфрата», которую приветствовали как в Вашингтоне, так и в Париже. На ваш взгляд, каким образом Москва попытается использовать участие вооруженных сил Турции в сирийском конфликте?

- Турция для Путина - важный элемент расшатывания НАТО. Мы неоднократно говорили о Евросоюзе. Он является тем, что называют «soft power», то есть экономика, технологии, культура и тому подобное, но никогда нельзя забывать, чем часто грешат во Франции, что существует «hard power». НАТО является именно этим элементом для ЕС. Для Путина «hard power» является более важным, чем «soft power». Поэтому для него вытащить из этого пасьянса Турцию чрезвычайно важно. Это означает не только расшатать Европу, но и НАТО и все западные фундаментальные устои, заставить Запад сойти с геополитической авансцены.

Роман Сущенко, Париж.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-