Макрон: "щелбан" Путину и надежда для Европы

Аналитика
562
Ukrinform
На президентских выборах во Франции столкнулись форма и содержание политики. Содержание все же одержало победу

Пожалуй, эти выборы во Франции - колыбели европейского республиканизма - таки войдут в учебники по политологии. Давно уже не видел мир такой яркой и непредсказуемой кампании, американские гонки прошлой осенью все же имели два варианта или-или, а тут... Более того, эта кампания проходила реально в чрезвычайных условиях, когда все то, чего так боялась и старалась не замечать сытая Европа. пришло к ней самой и напрямую проявилось в виде кризиса с мигрантами и волны "ежедневного" терроризма. Ответов на эти вызовы давно ждали, некоторые даже разуверились в том, что дождутся. И тут...

Слава Богу, скандала не произошло

Итак, согласно предварительной информации, победу в первом туре голосования получил, как и свидетельствовали опросы в последние недели, экс-министр экономики и формально независимый кандидат Эммануэль Макрон (23,75%), пару во втором туре ему составит лидер крайне правой партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен (21,53%), которая возглавляла гонку с самого начала кампании. Кандидат от консервативной партии "Республиканцы" Франсуа Фийон и леворадикал Жан-Люк Меланшон получили каждый около 20%, а кандидат от правящей Соцпартии Бенуа Амон смог взять только 6,35%. Уже признали свое поражение Фийон и Амон и призвали, каждый на свой манер, далее голосовать против "Национального фронта" и за Макрона. Фактически вся политическая элита страны во главе с Франсуа Олландом спешит засвидетельствовать свою поддержку новой звезде французской, европейской и, не будем преуменьшать, мировой политики.

Емануель Макрон і Марін Ле Пен

Собственно, Макрон - это совершенно нетипичный политик для Франции, даже его возраст свидетельствует об этом. В традиции Пятой республики стать депутатом парламента в 39 лет - это естественно, а вот президентом раньше, чем после 55, здесь еще не становились. Конечно, после эффекта Трампа можно и немного беспокоиться относительно результатов второго тура 7 мая, но даже математический анализ шансов на такую перспективу, к счастью, практически не дает.

Не просто выборы, а новое лицо Европы

Кроме собственно цифр, которые имеем на экранах ТВ, в этих гонках было другое, более важное, глобальное содержание. И оно является решающим для целого континента, дает надежду на рождение нового качества политики и государственного управления в наиболее развитой части современного мира.

Итак, первое и очевидное. Владимир Путин проиграл с его "мечтой" развала Евросоюза изнутри. Пусть Ле Пен и прошла во второй тур, но разве можно говорить о наращивании ею массы избирателей по сравнению с президентскими выборами пятилетней давности. Тогда было 19,2%, сейчас - 21,5%. Принципиально? Впрочем, не на нее ставили в Кремле. Мадам выглядит слишком уж пещерной личностью. Путину был нужен тот, кто принес бы ключи от дверей Евросоюза как официант на подносе. Для этой роли лучше всех подошел бы Фийон, вроде бы и респектабельный политик, а на самом деле - такой же политический иждивенец Кремля. Но провал Фийона и показал, чем отличается европейская политика от постсоветской, ведь попался кандидат-консерватор на том, что в России и, как не печально это признавать, пока что и в Украине, считается "мелочью", достойной разве что иронической улыбки. Собственно, Путин, может, и хотел показать - вот как я вам поставлю такого себе "голубого проходимца", вот вам "щелбан" по лбу. Не получилось. И это мощный сигнал для Кремля, что в мире больше не воспринимают его политический стиль. Кстати, и Трамп с его позицией относительно Крыма, Украины и Сирии - это то же самое. Так что, опять двойка и самому Путину, и Лаврову, и всем их советникам и фаворитам.

То, что сделал для Франции Олланд

Но важнее другое, которое лежит не настолько на поверхности. Выборы во Франции показали кризис традиционных политических идей, заставили и элиту, и самые широкие слои общества сойтись в действительно содержательной дискуссии о настоящем и будущем. Надо отдать должное действующему президенту Олланду, который, может, оказался не готов к жестким условиям реальности, сопровождавших годы его президентства, но как стратег - он оказался на высоте. Раньше французы были вынуждены выбирать лучшего из худших - Саркози, та же Ле Пен и ее отец, тот же Олланд пять лет назад... Но найти в себе силы отказаться от амбиций (вспомним здесь Виктора Ющенко в 2010 году – ред..), пойти наперекор собственной партии и провести блестящую операцию с "преемником" в лице Макрона - это и есть высокое политическое мастерство и ответственность.

Франсуа Олланд і Емануель Макрон

А вот традиционные игроки - те же социалисты и консерваторы-республиканцы - показали, что к изменениям не готовы. Точнее: за эти пять лет Франция столкнулась с проблемами, которые требовали нестандартного решения, фактически вынуждали правительство идти на отход от собственной программы. И политически это воплотилось в полевении либералов, поправении социалистов и массовой растерянности традиционного избирателя и первых, и вторых.

И надо было почувствовать, что не о "святости" частной собственности, правах человека и социальной справедливости сейчас нужно говорить, потому что этого в современном обществе даже Ле Пен не может отрицать. А то, что нужно - это программа, которая основывается исключительно на тезисах современности: это восприятие технологического прогресса и вера в него, это активное потребление информационного продукта как такового, это открытость для новаций, это ориентация на потребности молодежи. Другими словами, это вера в то, что прогресс нельзя остановить, кто бы не стал на его пути, а его результатами должно пользоваться большинство - и в отдельной стране, и, вообще, в мире.

Франция - Европа - Мир: между прошлым и будущим

Есть ли примеры того, что именно такой подход уже стал тенденцией? Наиболее ярко она проявилась в Канаде в лице нового премьера Джастина Трюдо. Во Франции сейчас ему подражает Макрон. Президент Польши Анджей Дуда, который был выходцем из консервативной среды и формально остается партийным, дистанцировался от откровенно клерикального правительства. Объединяет этих политиков и возраст, а значит - и система ценностей. В других странах именно к такому решению пришли и приходят опытные лидеры Чили Мишель Бачелет и Уругвая Хосе Мухика, которые были типичными социалистами, но сумели воспринять реальность адекватно и не прибегали к ерунде наподобие экспериментов Чавеса в Венесуэле, которые заканчиваются голодными бунтами. И, кстати, именно Чили и Уругвай сегодня единственные, где условный "социалистический эксперимент ХХІ века" более-менее удается. На последних выборах в Нидерландах, пусть и разрозненно, но именно такие политические проекты заметно нарастили свое влияние. Протесты в Венгрии против правительства "верного путинца" Орбана сегодня проходят практически под теми же лозунгами.

Как можно охарактеризовать это направление? Конечно, это тот самый социал-либерализм, который стал политическим признаком эпохи и дает надежду на новое Движение Сопротивления всем попыткам вернуть мир к противостоянию периода "холодной" или - и Второй Мировой войны. То есть - по одну сторону становятся современные лидеры Трюдо, Макрон, Дуда плюс Меркель и Мэй, которые доказали свою способность к изменениям, а по другую - диктаторы прошлого Путин, Эрдоган, Асад, Ким Чен Ын... В прямом смысле ключевое понятие современности было рождено именно во Франции - Vive la Resistance! - Да здравствует сопротивление! Сопротивление политической серости и покорности перед вызовами путинского "управляемого из Кремля хаоса", асадовского "садизма по расчету", и "легитимного безумия" от Ына.

Кстати, именно современное содержание и понимание проблем с этих позиций обусловил и высокий результат леворадикала Жана-Люка Меланшона (19,6%), который опирался не на традиционный "пещерный" марксизм, а на наследие французских социалистов наподобие Жана Жореса. Пусть и несколько театрально, но это было откровенно, а поэтому - убедительно. Это, пожалуй, и есть реальный социализм 21 века.

Сказать, что все это очень важно для Украины - это почти ничего не сказать. Ведь когда придет время наших выборов, определяться надо будет именно согласно этого маркера - между прошлым и будущим, между демократией и тоталитаризмом, между открытостью мира и традицией, которая ограничивает. А для этого нужны содержательные политические проекты и участие всего общества в дискуссиях о будущем страны.

А пока что - все просто: только вперед, Эммануэль Макрон и Vive la France!

Виктор Чопа, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-