Теперь Макрон «может все». Но все ли на самом деле?

Теперь Макрон «может все». Но все ли на самом деле?

Аналитика
472
Ukrinform
У Европы есть шанс получить новый центр силы и принятия решений. Если французские политики будут готовы к этому

Итог парламентских выборов во Франции – это, прежде всего, надежда. Надежда на появление нового центра стабильности в Европе, который даст новые импульсы мировой политике. И не будем лишний раз обольщаться обнадеживающими результатами, лучше – проанализируем. в чем секрет победы вновь созданного проекта Эммануэля Макрона и успокоится ли французская политическая система на ближайшие пять лет?

Франция и Европа: диалог амбиций и традиций

Итак, теперь президент Франции может опираться на обе ноги, как в прямом, так и в переносном смыслах. Избиратель-согражданин выдал своему руководителю достаточно большую кипу карт-бланшей, иначе бы преимущество кандидатов от партии «Вперед, республика!» не было таким внушительным. На внутреннем направлении это очевидный широкий маневр почти во всех вопросах, прежде всего – в диалоге с профсоюзами относительно трудового законодательства и необходимости экономить бюджетные средства.

А вот снаружи Макрон значительно усилил свои позиции. Во Франции победу одержали силы последовательно проевропейские, а это повышает цену голоса Франции в Брюсселе, особенно на фоне невыразительной победы сторонницы Брексита Терезы Мэй в Британии. Не секрет, что для Макрона задача-максимум - не только занять нишу Британии в ЕС (из-за экономических проблем в годы президентства Франсуа Олланда Франция все же была №3 в ЕС, хотя была более активной на военной и дипломатической площадках), но и иметь паритет с Германией, разговаривать с Берлином на равных. Учитывая оптимистичные перспективы Ангелы Меркель вновь занять кресло канцлера в сентябре этого года, следует все же иметь в виду, что для «железной фрау» это будет последняя каденция во всех смыслах, когда нужно подводить итоги и готовить преемников. А вот Макрон только идет вверх, тем более, с его молодостью и азартом перехватить инициативу у Меркель и Германии в целом – амбициозная миссия и проект.

Так что можно уверенно ждать от новой французской власти, сформированной теперь окончательно, куда более активных действий и движений. Макрон уже дал понять, что поступаться интересами страны он не будет ни в чем и нигде, с Трампом он готов договариваться по самому широкому кругу вопросов, а вот Путина он скорее всего просто не воспринимает ментально. Было бы очень хорошо и полезно для всего континента, чтобы такие же ценности и тезисы отстаивали и политические соратники нового президента. А вот с этим могут быть проблемы...

Макрон: пришел, увидел, разрулил

Итак, президент Макрон провел в парламент 306 сторонников. Его ближайший союзник, и следует заметить – старший предшественник в амплуа главного французского социал-либерала Франсуа Байру во главе «Демократического движения» (MoDem) – добавил в «корзину» еще 42 мандата, что обеспечивает очень стабильное большинство в национальном собрании в почти 350 голосов. На первый взгляд – невероятный и потрясающий успех, как сказал новоиспеченный глава правительства Франции Эдуар Филипп – еще год назад никто не предполагал такого развития событий. И это действительно так, но...

Чем является партия «Вперед, республика!», которая, собственно, становится наиболее влиятельной политической силой Франции? Это созданная месяц (!) назад партия, которая вышла из «шинели» общественного движения Макрона «Вперед!», которое формировалось по принципу – поддерживаешь этого парня? – да! – ну, становись в ряды! То есть, о чем мы? А о том, что в общественном движении, а теперь в правящей партии, и среди тех, кто получил мандат, собралась несколько конфликтная смесь. Во-первых, отцовской силой для Макрона была, конечно, Соцпартия, точнее – ее правое крыло, которое значительно усилилось при президенте Олланде и было вынуждено проводить политику, которая противоречила программе партии. В конце концов – почти все правое крыло социалистов во главе со своим духовным лидером Мануэлем Вальсом оставило партию и многие - оказались за спиной у Макрона и теперь стали депутатами уже от другой политсилы. Ирония судьбы в том, что сам Вальс как раз не смог этого сделать, ему перед выборами недвусмысленно отказали в баллотировании от макронистов и он ушел из политики. То есть, значительная часть партии-победительницы – это бывшее правое крыло Соцпартии. Другая составляющая партии – это среднее звено политиков и функционеров правоцентристской партии «Республиканцы», которых Макрон решил «нокаутировать» изнутри. Это те, кто ушел вместе с бывшим мэром Гавра Эдуаром Филиппом, который занял кресло премьера по предложению Макрона, то есть – молодое поколение неоголлистов, которых сдерживали старые лидеры Саркози, Фийон, Жюппе, и которым это сдерживание надоело. А Макрон – ну, пусть и слишком либеральный и открытый к «соглашательству» с бедными и мигрантами, но – куда более современный, чем привычные скучные герои гранд-буржуазии. К этим двум составляющим надо добавить несколько мелких партийных образований, которые с удовольствием получили «под крышей» Макрона по 1-2 мандата.

Другими словами, получился такой себе политический «хостел», в котором мало кто знает друг друга, но всем придется прожить вместе определенное время. И в этом есть главное предостережение для самого Макрона и всей политической системы Франции. Ведь не понятно, как будет обеспечиваться дисциплинированность и эффективность работы такой крупной фракции (для большинства вообще-то хватает голосов только партии Макрона, даже союзники Байру могут быть ненужными)? Смогут ли вчерашние заклятые враги – социалисты и республиканцы – найти понимание в новых условиях? Конечно, справедлив тезис о системе, которая сама исправит и найдет механизм взаимопонимания. Но главный «соблазн» власти кроется в том, что единственным фактором единства победителей может стать именно личность Макрона и его программа. Что это означает? А то, что депутаты станут проводниками воли президента, в прямом смысле уступят своим политическим суверенитетом ради выполнения обещаний Макрона и будут использовать его авторитет во всех проблемных ситуациях. Такая политическая конструкция однозначно имеет недостатки. То ли парламент превратится в придаток исполнительной власти, то ли президент, получив покорное большинство, станет меньше обращать внимания на систему противовесов и сдерживаний и будет руководить по принципу собственного авторитета.

Конечно же, описанные предостережения представлены нами в несколько усиленном виде, но – получение Макроном супер-большинства – это испытание именно для него и для его партии. Ради сохранения французской демократии и оправдания действительно исторической победы Макрона.

В политической системе Франции уже была такая ситуация. Жак Ширак в 2002-м победил Жан-Мари Ле Пена с 82 %, и тогда тоже состоялись парламентские выборы, где сторонники Ширака победили, получив уверенное большинство. Следует напомнить, что свое образование тогда победители назвали без лишней скромности – Союзом за президентское большинство и действительно весь груз ответственности на все пять лет положили таки на Ширака. Чем закончилось? Сначала этот союз большинства просто раскололся, а на следующих выборах выдвигался кандидатом и стал президентом неугодный для Ширака Николя Саркози, с правления которого и начался системный кризис французской политической системы, когда истеблишмент не очень прислушивался к требованиям своих избирателей.

Поэтому у Эммануэля Макрона есть выбор: либо создать из пока разнородного парламентского образования действительно современную социал-либеральную партию (в чем ему будет очень полезен опыт того же политического ветерана Байру, который не зря назначен министром юстиции), либо сосредоточить всю политическую систему Франции вокруг своей личности. Оба варианта имеют шансы на успех, ведь правление основано на собственном авторитете и способностях – это тоже проявление личности в истории, не факт, что оно приведет к диктатуре. Впрочем, Эммануэль Макрон не зря всю свою программу и победную кампанию строил на принципах «золотой середины», когда можно обойти острые углы и найти наиболее рациональные решения. Вот и сейчас ему придется пройти по узкому коридору личных амбиций и политической зрелости. На кону – успех не только Франции, но и всего ЕС.

Французские политики Пятой республики: время собирать камни

Для всех остальных участников избирательной кампании во Франции она стала поводом для работы над ошибками. Причем бывшая правящая партия социалистов за свой провальный результат – всего 29 мандатов – может частично оправдаться вышеуказанным фактом ухода целого крыла на сторону Макрона. Собственно, этот раскол социалистов был предсказуемым еще до президентских выборов. Сейчас же – или Макрон не будет строгим по отношению к своим бывшим товарищам и частично воспользуется их кадрами, или – необходимо искать совершенно новый формат взаимодействия. На этом фоне почти такой же результат леворадикальной, жоресовской «Непокоренной Франции» вместе с подзабытыми коммунистами (27 мандатов) – невеселая новость для социалистов. Более того, в парламент от пролетарского Марселя прошел лидер «непокоренных» Жан-Люк Меланшон, который, конечно, выглядит сейчас куда более ярким и убедительным, чем все лидеры социалистов вместе. То есть, для Меланшона и его окружения место в парламенте – это трибуна на все пять лет накануне новой президентской кампании. А наличие такой трибуны - важный аргумент в раскрутке динамического и откровенного политика, которому мешает сейчас разве что возраст (Меланшону уже 65).

То же самое следует отметить и в отношении Марин Ле Пен, она избиралась в округе на севере Франции, в Па-де-Кале, всего же ультраправые из «Национального фронта» получили всего 8 мандатов. И справедливым будет отметить, что скромные результаты как Меланшона, так и Ле Пен – это дань французской системе выборов, которая действует исключительно по мажоритарному принципу с двухтурным голосованием. Таким образом, были бы у французов партийные списки, конечно, главные «антисистемщики» справа и слева набрали бы фракции побольше (до 50-ти мандатов каждый). Хотя на большинство это бы не повлияло кардинально. 113 мандатов правоцентристов-республиканцев – это история о том, как можно сохранить партию, когда ее руководство полностью отстраняется от ее судьбы и передает под управление второстепенных персон. Кстати, республиканцы должны сказать огромное «спасибо» своим избирателям за то, что те все же отдали им четыре миллиона голосов – почти две трети от результата их горе-кандидата в президенты Фийона в мае.

Ну и, конечно, как изюминка на торте – разгромное поражение главного лоббиста российского «Крымнаша» во французском политикуме – республиканца, мсье Мариньи, который выдвигался в одном из заграничных округов, который включал в себя и территорию РФ, и Украины. Ну, что тут скажешь... В целом, констатируем: и у Национального фронта, и у «Непокоренной Франции», и у социалистов электоральные потери очень значительные, только макронисты сохранили поддержку на уровне первого тура президентских выборов. Тенденция свидетельствует о том, что даже радикалы с обеих сторон стали слишком системными и немного надоели французам.

Еще одним немаловажным обстоятельством второго тура выборов, в отличие от президентских, стала низкая явка - на участки пришли только 44 % избирателей. Этот факт – в пользу тезиса об огромном кредите доверия французов к президенту Макрону и том самом продолжающемся «медовом месяце» главы страны и электората. А теперь для него наступает период упорного труда. Ведь Ле Пен и Меланшон, как те мифические Сцилла и Харибда, по обе крайние стороны французской политики спокойной жизни новой власти не дадут.

Виктор Чопа, Киев


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-