Президент Мадуро хочет стать диктатором, но уже поздно

Президент Мадуро хочет стать диктатором, но уже поздно

675
Ukrinform
В Венесуэле вопрос власти будет решаться только силой. А украинцам следует хорошо запомнить, чем всегда заканчивается доминирование социализма в экономике

Небольшая, но и не маленькая страна Венесуэла (30 миллионов населения) находится на другом конце света, поэтому украинцам она практически не интересна. Даже сегодня, когда там уже несколько месяцев идет, по сути, гражданская война с сотнями погибших, а сравнение с нашим Майданом аж просится, столько внешнего сходства, мы едва интересуемся тем, что там происходит. Нам хватает коротких новостей с информационной ленты и общих аналогий с нашими событиями зимы 2013-14 годов.

Тем временем, как раз Украине и украинцам стоило бы внимательнее взглянуть на нынешнюю Венесуэлу, есть там для нас полезные уроки.

Так что же происходит в Венесуэле?

Фото: ABC

Там уже в который раз в мировой истории с грохотом и кровью заваливается очередная попытка наладить зажиточную и счастливую жизнь общества на социалистических принципах.

В мировой практике такой метод получения и удержания власти называется социалистическим. Упрощенно он выглядит так: политик (политики) обещает людям, что вся общенациональная прибыль будет делиться если не совсем всем поровну, то по справедливости. Другими словами - богатые будут платить, а бедные получать. А еще лучше – богатых вообще не будет, потому что это, мол, несправедливо, когда одни, имея много денег, получают высококачественную медицину, образование, жилье, пищу, отдых, развлечения, а другие всего этого не имеют, потому что не имеют денег. Взамен политик (политики) хотят получить власть. Люди соглашаются, голосуют за такого политика, и в стране начинается социализм.

Фото: @PaolaBurgosTV

Это и произошло в Венесуэле в 1999 году, когда на президентских выборах победил Уго Чавес, который немедленно приступил к выполнению предвыборных обещаний. Огромные средства пошли на создание систем всеобщего образования и здравоохранения для неимущих слоев населения, на другие различные социальные программы. Большинство населения было довольно. Все, как в учебнике по основам социализма. Чавес крепко держался во властном кресле. Что-то, конечно, социалисты-распределители клали в личный карман (при социализме это неизбежное явление), но в каких объемах мы не знаем, да и, в конце концов, не это главное в конкретном случае Венесуэлы.

Но раньше или позже социалистической идиллии наступает конец. Просто потому, что делить раньше или позже становится нечего или слишком мало. Социализм отнимает у страны перспективу развития, ведь люди теряют стимул к напряженному труду, надеясь на помощь государства. Социалистическая «уравниловка» убивает творческую энергию народа.

Поскольку до президентства Уго Чавеса Венесуэла всегда была бедной страной (то есть, предшественники не накопили достаточно добра, чтобы долго было что делить «по справедливости»), венесуэльский социализм держался исключительно на нефти (чуть ли не самые большие в мире разведанные запасы этого сырья). Не на трудовой эксплуатации миллионов рабов-заключенных, как в Древнем Риме или в СССР или в Китае при Мао Цзе-дуне, не на жестком искоренении любой политической оппозиции, как в абсолютном большинстве стран так называемого «социалистического лагеря», а на «грубых» деньгах от продажи нефти. Кроме того, Чавес не захотел или не успел сделать материальные запасы в то время, когда цена на нефть была высокой (как это делают арабские страны Персидского залива или та же Россия в 2000-х годах). Поэтому социализм в Венесуэле постигла катастрофа за считанные, по историческим меркам, годы. Уго Чавес пришел к власти в 1999 году, и всего через семнадцать лет, когда мировые цены на нефть резко упали, делить уже нечего, в стране вспыхнула чудовищная инфляция и, как следствие – уже не бедность, а нищета большинства населения. В прошлом году инфляция в стране составляла около 800%, в нынешнем составит 1500%. Реальные заработки людей упали в разы. Начался неизбежный для социализма дефицит товаров, в том числе продуктов питания и медикаментов.

1

Чавес умер в 2013 году, выдерживать крах социализма выпало на долю его вице-президента, который в том же году с микроскопическим перевесом выиграл выборы, тоже социалиста Николаса Мадуро. Именно ему сегодня приходится сполна пожинать плоды «чавизма» - венесуэльской версии социализма. И отчаянно защищать свою власть, когда доходы от продажи нефти резко снизились.

Материальная основа социализма всегда объективно ограничена, а потому прочность социализма, другими словами – продолжительность господства его в той или иной стране, напрямую зависит и от того, как жестко социалистическая власть подавляет идеологических оппонентов - политических несоциалистов. Социализм сравнительно долго держался и держится там (в России (СССР), Китае, на Кубе), где социалистическая власть особенно жестоко расправлялась с оппозицией. Да что там расправлялась – вырезала их до ноги в буквальном смысле. В Венесуэле Чавес и Мадуро обращались с оппозицией сравнительно мягко, такого тоталитаризма, как когда-то в СССР или Китае, там не было. В Венесуэле, как видим, парламент контролирует оппозиция, выиграв выборы 2015 года.

Ни раньше Чавес, ни сейчас Мадуро не были диктаторами, в Венесуэле был очень мягкий, либеральный социализм с существенными элементами классических демократических свобод. Однако социалисты их терпели лишь до тех пор, пока прочно чувствовали себя при власти, пока стабильное большинство избирателей (тех, кому нравилось «справедливое» распределение общенационального пирога) их поддерживало. Когда делить стало нечего и упомянутая поддержка пошла на спад, социалисты, как это обычно случается в истории, вцепились во власть намертво и защищаются уже без оглядки на демократию, то есть с помощью оружия. Мадуро, похоже, свой выбор - власть не отдавать - уже сделал, для чего именно сейчас пытается подчинить себе законодательную власть путем изменений в Конституцию. Да и отступать ему после сотен погибших уже некуда. Так когда-то отстреливался из своего президентского кабинета чилийский социалист Альенде, но безуспешно, потому что против него выступила армия. Мадуро пока армия не атакует, только толпы практически безоружных демонстрантов, поэтому Мадуро пока что успешно отстреливается. Другое дело, что вряд ли его диктатура утвердится, время для этого уже упущено, это надо было делать до того, как упали цены на нефть.

Уже очевидно, что в Венесуэле окончательно вопрос власти будет решен силой. Нет уже никакого демократического голосования, уже оружие против оружия. Безусловно, Мадуро (точнее – венесуэльская разновидность социализма), в конечном счете проигрывает, поскольку, как уже было сказано, делить в стране нечего, сама идея социализма потеряла материальную основу, но сколько еще времени будет идти вооруженное противостояние и сколько венесуэльцев заплатят жизнью за продление агонии или ускорение конца Мадуро – никто наверняка не скажет.

Фото: AA

В той или иной степени социалистический элемент обязательно присутствует в политической практике практически любой страны, в том числе Запада (особенно в Западной Европе). К примеру, пенсия инвалиду с детства – это уже элемент социализма. Социалистические, социал-демократические, вообще – так называемые «левые» политические партии и движения время от времени приходят к власти именно под лозунгами справедливого распределения национального богатства. «Левые», как правило, получают власть на выборах, то есть – вполне демократично, ведь избирателей, которые хотят получать большую долю национального дохода, не прилагая к этому больше усилий, всегда хватает. Но в Европе элиты и общества получили исторический опыт, как держать социализм в пределах здравого смысла, другими словами, чтобы он не уничтожал частную собственность и частную экономическую инициативу большинства населения. Поэтому нынешний европейский социализм никогда не принимал таких крайних форм, как в Венесуэле или бывшем СССР, то есть никогда не доминировал в практике внутренней политики стран Европы. Отдельное исключение – Германия при власти национал-социалистов.

Украина, к сожалению, все еще не имеет иммунитета от чрезмерного социализма, как у европейцев. Украинцев, которые стремятся к получению материальной помощи из бюджета (не важно, в каком виде – пенсий, зарплат или социальных льгот) как основы своего материального благополучия, все еще миллионы и миллионы. Поэтому так опасно популярны у нас политики-социалисты, хотя мы их называем несколько иначе – политики-популисты. Сколько уже раз социализм показывал свою несостоятельность быть магистральным путем развития человечества, а все равно находятся желающие повторить этот опыт. Слишком уж привлекательно для рядового обывателя звучат примитивные и лживые лозунги вроде «всем поровну!», «долой богатых!», «почему у кого-то есть, а у меня нет?», др. К сожалению, Венесуэла не будет последней в этом бесконечном процессе «наступи на грабли». Присоединится ли к этому процессу Украина?

Юрий Сандул. Киев

Первое фото: AP Photo/Fernando Llano

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-