Выборы в бундестаг: Гонка началась или «уже завершилась»?

Аналитика
474
Ukrinform
Украина получила дополнительные заверения в поддержке

Итак, до дня парламентских выборов в Германии остается 6 недель. Неофициально борьба за голоса идет уже несколько месяцев, хотя не так «зажигательно», как в некоторых других странах. Официально же кампания стартовала на этой неделе – появлением на улицах агитации кандидатов-политиков и партий.

Христианско-демократический союз (ХДС) организовал для журналистов в Берлине презентацию своей рекламной продукции. В ее центре, что логично, лидер партии и нынешняя канцлер ФРГ Ангела Меркель. Однопартийцы считают ее компетентной, заслуживающей доверия, стойкой и вообще симпатичной. О чем свидетельствует фото 63-летней кандидатки, излучающее спокойствие, доброжелательность и легкую задумчивость. Весь вид говорит: «Мы справимся!». Девиз партии Меркель на этих выборах – «За Германию, в которой мы живем хорошо и счастливо». Темы кампании три: трудоустройство, семья и безопасность.

Собственно, эти проблемы ставят во главу угла в борьбе за места в бундестаге и другие политические силы. Ведь это то, что больше всего волнует сегодня население, которое в Германии куда меньше, чем в некоторых других странах, занято вопросами глобальной политики.

1

УКРАИНСКИЙ ФАКТОР

Украина совершенно точно не является одной из решающих тем в ходе предстоящих выборов. Но так вышло, что именно она громко прозвучала на старте официальной кампании. С подачи лидера Свободной демократической партии Германии (СвДП) Кристиана Линднера, который стал едва ли не основным ньюс-мейкером уходящей недели.

Его заявления о том, что надо налаживать отношения с Россией, поощрять ту к конструктивному поведению, в том числе, путем ослабления санкций, а проблему Крыма отложить в долгий ящик ради решения других насущных проблем, вызвало целый шквал откликов.

Откликов в подавляющей массе негативных, как со стороны политиков, так и СМИ.

Наиболее резко осудил высказывания Линднера сопредседатель партии «Союз 90/Зеленые» Джем Оздемир, который обвинил оппонента в том, что тот формирует «новую коалицию друзей диктатора». Сам он буквально на днях говорил о необходимости усиления санкционного давления. «Я не вижу причин для того, чтобы отменять санкции; наоборот, я считаю, что их надо ужесточить... Не вижу никаких причин для того, чтобы поощрять Россию», – заявил Оздемир.

2

Представитель федерального правительства довольно сдержанно, но твердо заявил о том, что линия Берлина в отношении России и Крыма не изменилась: Россия аннексией украинского полуострова Крым нарушила международное право и поставила под вопрос европейский порядок, сложившийся после завершения Второй мировой войны.

Сама глава кабинета всю уходящую неделю восстанавливала силы и набиралась новых в отпуске на севере Италии; она отрешилась от всего насущного и не комментировала абсолютно ничего, в том числе и это. Но всем и так известно, что Меркель является одним из самых непоколебимых и последовательных мировых лидеров в вопросе незаконной аннексии и конфликта на востоке Украины. Не скажи она своего твердого слова летом 2014-го, санкции, конечно, наложены бы были, но выглядеть могли и иначе. И во многом именно она является сегодня «стержнем» в деле поддержания единства ЕС в данном вопросе.   

Социал-демократы решили не ввязываться в дискуссию на довольно скользкую тему. Публично высказался лишь представитель партии, уполномоченный правительства ФРГ по сотрудничеству с Россией, Центральной Азией и странами Восточного партнерства Гернот Эрлер. Да и то слегка туманно: «Европейским консенсусом было решено сосредоточиться пока на политическом урегулировании кровавого конфликта на востоке Украины, а тему Крыма вывести на повестку дня только в следующем политическом процессе».

Лидер социал-демократов Мартин Шульц еще со времен президентства в Европарламенте известен своей весьма критической позицией по отношению к Кремлю и в целом России. В одном из своих давних интервью Шульц даже заявил: «Я, кстати, их (россиян) не особенно люблю, их вообще трудно любить». И Путин ему лично вообще не симпатичен.

Предшественник Шульца на посту председателя СДПГ, вице-канцлер и вот уже полгода как министр иностранных дел Зигмар Габриэль такой антипатии совершенно не испытывает и довольно регулярно ездит в РФ и встречается там с российским президентом. Он, как и нынешний федеральный президент Франк-Вальтер Штайнмайер (СДПГ), говорят о возможности поэтапного снятия санкций в обмен «на существенные шаги». Габриэль считает нереалистичной единую позицию ЕС о том, что штрафные меры должны быть сняты после полного выполнения Минских соглашений.

Об этом говорят, кстати, и соратники ХДС, Христианско-социальный союз и лично его глава, баварский премьер Хорст Зеехофер, который также не редкий гость в Белокаменной.

1

КРЫМСКОЕ ТАБУ

Отчего же такие часто повторяющиеся слова, ведь они довольно близки по сути тому, что сказал Линднер, не вызывают бурю эмоций? Потому что последний фактически нарушил табу, о чем и сам заявил. И можно обсуждать сколько угодно тему санкций и Минских договоренностей, но в них Крым даже не упоминается. «Крымские» санкции под вопрос вообще никто не ставит, равно как и то, что с таким нарушением границ в Европе мириться никто не хочет.

Надо заметить, что Линднеру пришлось после того памятного интервью едва ли не ежедневно давать пояснения своей позиции. В определенной мере оправдываться: мол, он и сам считает, что признание аннексии полуострова является неприемлемым, что необходимость ужесточения санкций в случае усугубления конфликта в Украине закреплена в программе его политсилы, что вот уже много лет он нещадно критикует Владимира Путина и даже сам стал из-за этого объектом нападок. «Санкции должны быть усилены, если мы будем видеть шаги назад», – пообещал лидер либералов и похвалил Брюссель за то, что тот расширил меры из-за турбин Siemens, оказавшихся на полуострове.

Кстати, немалой резонансности высказываниям Линднера добавило возбуждение по их поводу в российских медиа. Те поспешили заявить чуть ли не о том, что европейские политики готовы признать Крым российским. Это не так. И, между прочим, слово «заморозить» в применении к вопросу Крыма, которое замелькало в СМИ, он в своем интервью не употреблял. Поэтому, если кто и поспешил записать Линднера в число «путинферштеер», он слегка поторопился.

На самом деле, ничего подобного политик в виду не имел. Все что он имел в виду, так это то, что невозможно будет добиться успехов по другим направлениям, если все привязывать к проблеме аннексии Крыма. Что проблемы надо разделить. Так об этом не он первый в Германии говорит.

Как бы там ни было, а внимание к себе Линднер в разгар кампании точно привлек. И надо признать, что в ФРГ очень много симпатиков России, а бизнес будет только приветствовать ослабление санкций.

Jörg Carstensen/DPA

ВОПРОС: КТО С КЕМ

Фактически единственными в стране, кто громко поддержал главу СвДП, стали левые. Их руководительница Сара Вагенкнехт и раньше постоянно демонстрировала всяческие симпатии востоку и говорила о необходимости преодоления фантомов прошлого. Вот и сейчас она сказала, что для мира и безопасности в Европе необходимо вернуться к «традициям политики разрядки напряженности».

Однако, Кристиан Линднер вряд ли скажет Саре Вагенкнехт спасибо за то, что она его так рьяно поддержала. Этот акт, по меньшей мере, в глазах будущих коллег по бундестагу, может политику как раз навредить. Аналитики полагают, что председатель СвДП замахнулся на пост главы МИД в будущем правительстве, ведь традиционно, когда партия входила в правящую коалицию, эта должность оставалась за либералами. Но такая «реклама» от левых вряд ли сослужит ему хорошую службу.

Впрочем, для того, чтобы представители партии получили хоть какие посты в кабинете, им надо стать участниками правящей коалиции. И этот очень большая проблема. В предыдущих созывах бундестага либералы «паровались» то с СДПГ (с 1969 по 1982 гг.), то с блоком ХДС/ХСС (с 1982 по 1998 гг.). На выборах 2005 года СвДП имея немалые 11% оказалась в оппозиции, поскольку не набрала вместе со своими партнерами необходимых для формирования парламентского большинства и, соответственно, правительства, 50% голосов плюс один голос. В 2009 партия вновь смогла создать коалицию с консерваторами, а в 2013 году она вовсе пролетела мимо парламента, не преодолев проходной барьер в 5%.

По состоянию на сегодня ситуация с парламентским большинством в бундестаге 19-го созыва выглядит крайне неопределенно. Случись голосование на этой неделе, черно-желтая коалиция (ХДС/ХСС/СвДП) была бы невозможна, поскольку вместе эти партии набрали бы (согласно последним данных опросов) 47%, ровно столько же, сколько другие партии вместе взятые. По данным одного из последних исследований, у блока ХДС/ХСС – 39%, у СДПГ – 24%, у Левых – 9%, у Зеленых, свободных демократов и Альтернативы для Германии – по 8%, остальные партии набирают в совокупности 4%. Всего в выборах принимают участие 42 партии.

«Большая коалиция», черно-красная, как нынешняя – ХДС/ХСС/СДПГ – ни одну из ее участниц сильно не радует, но является мерой вынужденной.

Так что после 24 сентября депутатов ждут крайне непростые переговоры по созданию большинства. Длиться они могут до трех месяцев, а то и дольше. И лишь после этого будет поставлена на голосование кандидатура канцлера.

К слову, герой статьи Линднер нисколько не сомневается, что «гонка за первое место уже завершилась» и новым руководителем правительства станет в четвертый раз подряд Ангела Меркель. Однако все будет зависеть реально от того, как будет выглядеть новый альянс политических сил.

Ольга Танасийчук, Берлин.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-