Приднестровье: Получится ли у России форсировать Днестр?

Приднестровье: Получится ли у России форсировать Днестр?

Аналитика
Укринформ
РФ уже считает регион своей губернией, несмотря на заверения в поддержке целостности Молдовы

Не успели в Москве и на левом берегу Днестра, где расположен Приднестровский регион Молдовы, утихнуть страсти вокруг установки совместного таможенно-пограничного поста на центральном, приднестровском участке молдавско-украинской границы, как над Днестром снова нависли «грозовые облака». Расквартированные в Приднестровском регионе российские миротворцы, нарушив основной принцип устава миротворческой миссии, приняли участие в масштабных военных учениях, организованных в Приднестровье. Однако, в отличие от предыдущих учений, которые в регионе проводятся с завидным постоянством, в этот раз перед его участниками была поставлена «конкретная» задача: отработать форсирование Днестра.

«ПРОСРОЧЕННЫЙ» ПОЛИТИК

Кому и зачем понадобилось обострять и без того непростую ситуацию вокруг Приднестровского урегулирования, наверняка сказать сложно. При этом и не догадаться было бы лукавством. Особенно если вспомнить, что так называемое форсирование Днестра, которое российские миротворцы организовали и провели, несмотря на неоднократные призывы официального Кишинева отказаться от этой провокационной затеи, происходило аккурат после эпатажного поведения вице-премьера России Дмитрия Рогозина, объявленного уже Молдовой персоной нон грата. А часть российских, молдавских и румынских экспертов, среди которых и бывший советник президента Румынии Юлиан Кифу, сошлись во мнении, что «срок годности» Дмитрия Рогозина как политика давно истек, и что ему давно пора «писать мемуары»... 

При этом, в успевшей «поблекнуть» истории с Рогозиным хотелось бы обратить внимание на одну несколько завуалированную деталь. До недавнего времени большинство молдавских экспертов почему-то считали, что вторая, общественная должность российского вице-премьера звучит как «спецпредставитель президента России по Приднестровью», следовательно, и «расшифровывается» как «спецпредставитель по Приднестровскому урегулированию». Но почему-то мало кто обратил внимание на то, что в должности само слово «урегулирование» как-то отсутствует. Все очень просто – «спецпредставитель по Приднестровью» (а некоторые российские СМИ даже называют его «спецпредставитель в Приднестровье»). А это наталкивает на мысль о том, что Россия, несмотря на словесные заверения в поддержке территориальной целостности и суверенитета Молдовы, уже считает Приднестровье своей губернией, раз и представителя (читай губернатора) своего здесь назначила.

Отсюда, по всей видимости, и растут корни «неадекватного» порой поведения Рогозина и его агрессивно-оскорбительных высказываний в адрес Молдовы, где он называет переговоры с молдавской стороной по экономическим вопросам «цыганщиной», а власти страны «группировкой под руководством мафиози».

ВОЕННЫЕ СЦЕНАРИСТЫ

А в медийном пространстве России, параллельно с масштабными военными учениями, как грибы после дождя, вдруг стали появляться страшилки о замороженном конфликте. Сначала из уст депутатов российской Госдумы прозвучали, надо полагать, официальные предупреждения о том, что действия Молдовы и Украины (введение совместного контроля на границе) могут взорвать ситуацию на Днестре, угрожая региону вторым Донбассом.

Затем к словесной войне российских народных избранников тут же подключились российские СМИ и эксперты, выдавая на-гора вполне серьезные апокалиптические военные сценарии с охватом не только Приднестровского региона Молдовы, но и юга Украины, точнее, ее Одесской области. Вот, кстати, небольшой отрывок из такого сценария, появившегося на страницах российского «Военного обозрения».

«Для «расчистки» наземного и воздушного коридоров к Тирасполю (административный центр Приднестровского региона - ред.) потребуется проведение комплексной наступательной операции на южном участке Одесской области», – пишут «эксперты».

По их мнению, ключевая роль будет принадлежать ударной группировке Черноморского флота ВМФ России, которая стратегическими крылатыми ракетами «Калибр-ПЛ» нанесёт кинжальные (!) удары по украинским и молдавским войсковым подразделениям южнее Черноморска (именно на этом направлении будет, якобы, возведён мощный оборонительный форпост, представленный молдавско-румыно-украинским контингентом для блокады ПМР).

Учитывая тот факт, что лексикон в этой статье ненамного отличается от Рогозинского (те же «безбашенные молдавско-румынские радикалы», «кишиневская верхушка», «оранжевая чума»), легко догадаться, с чьей именно подачи так детально нарисован будущий «театр военных действий» в Приднестровье и на юге Украины.

Не говоря уже о том, что сразу нашлись и обоснования для военных действий России, и виноватые в том, что замороженный конфликт на берегах Днестра может войти в горячую фазу.

Конечно же, не остались без внимания и Евросоюз, и НАТО, и молдавские власти, которых российские «эксперты» называют не иначе, как молдавской верхушкой.

Быстро подпел военному обозрению и портал Russian.rt.com (с пометкой «эксклюзив»), опубликовав информацию о том, что якобы ВМС США ищут подрядчика для выполнения строительных работ на территории тренировочной базы Национальной армии Молдовы в селе Бульбоака, причем базы для тренировки ведения боя в городских условиях.

Эта информация, видимо, стала поводом и для заявления директора российского Международного Института новейших государств Алексея Мартынова, который, глазом не моргнув, поспешил заявить, что ситуация вокруг Приднестровья накаляется, и уже в ближайшее время может перерасти в вооруженный конфликт, в результате которого республика может быть аннексирована Украиной или Молдовой. Ни много – ни мало: Молдова собралась аннексировать собственную территорию – Приднестровский регион!

«Западная многоходовка, – утверждает далее Мартынов, – конечной целью которой является втягивание России в полномасштабную войну в Европе, что требует от Кремля немедленных решений».

Министерство обороны Молдовы, в ответ на открытое нагнетание обстановки, обнародовало специальный комментарий, в котором даны подробные разъяснения: еще в 2012 году Молдова получила статус партнера в рамках «Глобальной инициативы в области миротворческих операций» (GPOI). В комментарии подчеркивается, что Министерство обороны действительно получило от правительства США грант в размере 1,6 миллиона долларов. Но используются эти средства не на тренировку ведения боев в городских условиях, а для модернизации инфраструктуры тренировочной базы в селе Бульбоака, где будут обучаться военнослужащие Национальной армии, которые будут участвовать в миротворческих операциях под эгидой ООН».

В Министерстве обороны Молдовы обращают внимание на то, что модернизация инфраструктуры военно-тренировочной базы никакого отношения не имеет к НАТО и не затрагивает конституционный нейтралитет государства, как это подчеркивается в обнародованной информации Russian.rt.com.

К слову сказать, военнослужащие Национальной армии Молдовы принимают участие в миротворческих операциях с 1997 года. Свыше 300 молдавских миротворцев участвовали в операциях в Судане, Таджикистане, Боснии и Герцеговине, Косово и других странах.

Окончательно разрушил «спичечный замок», так ловко выстроенный Мартыновым, посол США в Кишиневе Джеймс Петтит, заявивший после посещения базы в селе Бульбоака, что «США временно приостанавливают военную помощь (предоставление военной техники и оборудования) для Молдовы из-за неучастия молдавских военнослужащих в международных военных учениях». Причиной приостановки стал введенный президентом Молдовы Игорем Додоном запрет на участие молдавских военных в учениях за пределами страны.   

И уместно напомнить всем, кто пытается ухудшить отношения между правым и левым берегами Днестра, что официальный Кишинев всегда настаивал и продолжает настаивать на мирном урегулировании конфликта, а молдавские власти, в отличие от российских СМИ, никогда не позволяли себе говорить о выдворении российских миротворцев. Речь идет не о выдворении, а о замене военной миротворческой миссии на гражданскую, под эгидой международных наблюдателей и о выводе российских войск и вооружения с территории Приднестровского региона.

«На левом берегу Днестра в самой провокационной форме мы наблюдаем срастание Оперативной группы российских войск (ОГРВ) с приднестровской  властью и силовыми структурами. С 9 мая 2017 года проводятся совместные парады и учения. Россия открыто  демонстрирует стремление к созданию совместного военного потенциала. Служащие ОГРВ – граждане России, но уроженцы левого берега, а подтверждением вышесказанного красноречиво говорит организованный семинар для контрактников из Приднестровского региона, пополнивших ряды ОГРВ», – отметил политолог Оазу Нантой.

По его словам, истерика в СМИ, поднятая в связи с так называемым переходом от замороженного конфликта к горячему, – не что иное, как элемент информационной войны, направленной на отвлечение внимания от того, что Россия не все может, если ей противостоит Молдова в партнерстве с Украиной, Румынией и другими европейскими государствами.

Россия, подчеркнул Нантой, сегодня не в той ситуации, чтобы идти на открытый военный конфликт, который может иметь гораздо более серьезные последствия, чем скандал с турбинами Siemens в Крыму. «Я, как гражданин Молдовы, могу заявить, что сегодня Молдову спровоцировать на военный конфликт, невозможно», – подытожил эксперт.

А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ...

Уместно напомнить, что в скором времени, а точнее в 2019 году исполнится ровно 20 лет с того момента, как во время Стамбульского саммита ОБСЕ Россия многообещающе взяла на себя обязательства вывести войска и вооружения с территории Молдовы. Однако, обещания остаются всего лишь таковыми уже почти два десятка лет, а наследница 14-й гвардейской армии СССР (так еще в России называют Оперативную группу российских войск в Приднестровье) и вооружение, включая более 20 тысяч тонн боеприпасов, хранящихся на военных складах села Колбасна Рыбницкого района, так и продолжают квартироваться на территории непризнанного региона. По одним данным, количество войск составляет 1406 солдат и офицеров, по другим – от 1500 до 1600, но велика вероятность, что количество российских военнослужащих на левом берегу Днестра существенно превышает эти проскальзывающие иногда в прессе или на совещаниях данные, и добиться точного числа военнослужащих практически невозможно. Сложность заключается еще и в том, что после того, как Украина запретила транзит российских военнослужащих через свою территорию, а Молдова ужесточила правила их въезда в страну, то и ротация российских военных стала более проблематичной. И вербовка в ряды российской армии стала осуществляться из числа местного населения. Возможности пополнения рядов российских военнослужащих нынче  неограниченные. И велика вероятность постепенного перехода непризнанного региона в военизированный. Исходя из этого, существует очень большая заинтересованность в сохранении статус-кво для российских войск в Приднестровье.

При этом экономика региона близка к «клинической смерти»: часть промышленных предприятий (когда-то Приднестровский регион считался промышленной зоной Молдовы) работает в пол-оборота, а многие и вовсе «приказали долго жить». Инвесторы, включая иностранных, естественно, не хотят вкладывать средства в непредсказуемый регион, хотя его власти обещают им и хорошие условия, и налоговые послабления.

ПРИМЕР ОСОБОГО СТАТУСА ВМЕСТО ВОЙНЫ

Возвращаясь к страшилкам российских депутатов и СМИ, можно предположить, что такая динамика направлена лишь на сохранение региона в поле влияния России. Любой ценой. Можно произносить, можно не произносить, но сегодня Приднестровье – один из важных инструментов влияния на официальный Кишинев, а время от времени и инструмент давления и шантажа. 

Неоднократные предложения Молдовы сесть за стол переговоров и обсудить вопрос о предоставлении Приднестровью особого статуса в составе единой и неделимой Молдовы остаются Россией просто незамеченными, хотя все международные партнеры Кишинева, включая Украину, эту инициативу поддерживают, естественно, за исключением самой России и непризнанного Приднестровья. 

Примером тому может служить модель того же Гагаузского автономно-территориального образования на юге Молдовы, без федерализации, на которой так настаивает президент Игорь Додон. Стране в этом случае удастся избежать дробления на отдельные княжества.

Достаточно вспомнить, что Гагаузия в начале девяностых годов прошлого столетия тоже была на грани военного конфликта, и один неосторожный шаг мог привести к еще одной «горячей точке» на карте. Часы отделяли юг Молдовы от вооруженного столкновения, которым мог стать так называемый «поход на Гагаузию» в начале девяностых, однако здравый смысл тогда взял верх над эмоциями и политическими амбициями.

И сегодня Гагаузская автономия, которая часто приводится как пример мирного урегулирования конфликтов, спокойно развивается в составе единой Молдовы. Там успешно действуют, на основе единой законодательной базы, местные органы власти (парламент и Башкан – руководитель региона), который одновременно является и членом правительства Молдовы. Закон об особом статусе Гагаузии был принят еще в середине девяностых, и в нем четко прописано, что в случае потери Молдовой государственности (подразумевается объединение с Румынией), регион сохраняет за собой право на самоопределение и выход из состава Молдовы.    

Поэтому сложно сказать – на чем основываются вещания российских «пророков», пугающих людей (на обоих берегах Днестра) апокалиптическими военными сценариями, «затягивая» туда и юг Украины. Вещания, в которых отсутствует здравый смысл и фактическая база. Молдова сегодня не та, которой была 25 лет назад, когда над Днестром полыхало пламя братоубийственной войны. Она знает цену миру и не хочет кровопролития. Спровоцировать ее на необдуманные шаги будет непросто.

Не те сегодня и ее непосредственные соседи и партнеры – Украина и Румыния. Все по-другому, жизнь и отношения не стоят на месте. Горе-пророкам надо это учитывать. В теплых кабинетах можно строить «планы Барбаросса», веря в то, что чем страшнее ложь, тем быстрее в нее поверят.

Видимо, именно отсюда растут ноги у новой страшилки, появившейся в некоторых российских СМИ. Якобы вскоре о своих заграничных поездках приднестровские лидеры обязаны будут извещать официальный Кишинев. Подтвердить или опровергнуть эту информацию пока невозможно. Осенью, когда из отпуска вернутся молдавские парламентарии, а правительство Молдовы завершит к тому времени процесс реформы центральных органов власти, информация получит (или не получит) свою законодательную базу. Хотя логика в этом есть. И резонно напомнить, что не все молдавские чиновники могут ездить в Приднестровье – без согласия на то властей непризнанного региона. В свое время бывшему президенту Молдовы Владимиру Воронину (он родом из Приднестровского региона) даже на могилу матери не разрешили съездить.

А пока летние каникулы (да и после них) те, кому интересно, пусть лучше играют в «войнушку» виртуальную. Если кто-то из них в детстве не наигрался...

Зинаида Гурская, Кишинев.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-