Чего ждут от «Запада-2017», и готовы ли к нему страны Балтии

Чего ждут от «Запада-2017», и готовы ли к нему страны Балтии

Аналитика
737
Ukrinform
14 сентября начались российско-белорусские учения «Запад-2017»

Репутация у РФ в последние годы такая, что всякие крупные стратегические учения с ее участием становятся вполне обоснованным поводом для беспокойства соседей. Но даже на этом фоне, в этом привычном ряду начавшиеся учения выглядят более тревожно, чем прежние.

СИСТЕМА СТРАТЕГИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ СТРАНЫ-АГРЕССОРА

Российская федерация как страна агрессор, делающая ставку на применение военной силы –прямое (война 08.08.08) или гибридное (агрессия против Украины) – проводит большое количество военных учений. На 2018 год глава российского Минобороны/Минагрессии Сергей Шойгу анонсировал более 2,8 тысячи учений.

Но среди прочих масштабом проведения выделяются стратегические учения. С 2008 года они проводились в России в трехгодичном цикле: учения «Центр», «Запад» и «Восток». Центр-2008, Центр-2011. Запад-2009. Восток-2010. При сохранении такой ротации в 2012 году должны были бы пройти учения Запад-2012. Но вместо этого на смену трехгодичному циклу стратегических учений пришел четырехгодичный и были проведены учения Кавказ-2012.

Естественен вопрос – зачем была нужна смена цикла и введение новой составляющей? С учетом того, что за четыре года до этого была российско-грузинская война (приведшая к отторжению от страны Абхазии, Южной Осетии и признанию Россией их «независимости»), да и исходя из самого названия, можно было подумать, что главной целью Кавказа-2012 был преимущественный акцент на кавказском направлении, угроза странам Южного Кавказа («Закавказья» – в более привычной на советском пространстве топонимической российской/советской традиции).

Но это не совсем так. Обратим внимание на то, что главной задачей учений были объявлены «совершенствование практических навыков командного состава и штабов в планировании и применении войск в условиях равнинно-степной местности». Равнинно-степной, но не горной! А практические действия войск отрабатывались на четырёх полигонах от Раевского (под Новороссийском) до Ашулука (на границе с Казахстаном). На воде в учениях участвовали, как Каспийская, так и Черноморская флотилии.

Таким образом, совершенно очевидно, что эти учения точнее было бы назвать Запад-Центр. И само их проведение с одной стороны указывает на то, что Россия с того времени ослабила внимание на третьем направлении триады – Восток (Китай, Корея, Япония) и усилила в направлении Юга, Запада, Юго-запада.

При правильном понимании ситуации уже тогда, при объявлении и проведении Кавказа-2012, больше всего должны были напрячься Украина и Казахстан. Но этого не произошло. Свою обеспокоенность высказывала только Грузия (что тогда, по неостывшим следам войны было естественно), а будущий объект агрессии – Украина и все еще потенциальная жертва – Казахстан промолчали.

К тому же кроме обычной дымовой завесы о «братстве», «партнерстве» Россия еще намекнула, что эти учения проводятся, в том числе, в рамках обеспечения безопасности зимней олимпиады в Сочи-2014. И соседи легкомысленно удовлетворились таким набором объяснений.

С тех пор ротация российских стратегических учений проходит по четырехлетнему, «олимпийскому» циклу. Кавказ-2012, Кавказ-2016. Запад-2013, Запад-2017. Центр-2015. Восток-2014, Восток-2018...

И ближайшими будут учения Запад-2017.

ЗАПАД-2017. ВВОДНЫЕ ДАННЫЕ И ВЫВОДЫ ИЗ НИХ

Совместные стратегические учения (ССУ) вооружённых сил России и Беларуси пройдут 14-20 сентября 2017 года. По официальным данным, в них поучаствуют до 13 тысяч военнослужащих. Цифра эта не случайная. В случае превышения данного порога открытость учений должна быть на порядок больше, чего РФ не хочет.

По оценкам западных экспертов, реально в учениях будет участвовать около 100 тысяч военнослужащих, большей частью, разумеется, российских. РФ это категорически отвергает, по своему обыкновению гибридно жульничая и изворачиваясь в юридическом крючкотворстве. Да, официальное число участников вписывается в указанный норматив (до 13 тыс.), а остальные 90 тысяч просто-напросто проводят свои локальные учения и проверки. Знакомый Украине российский фараон «Ихтамнет», причем далеко не первый.

Сценарий учений прописан с беспрецедентной наглостью и... куражом. Такое впечатление, что его авторы перечитали романов фэнтези или «объелись» «Играми престолов». В сценарии четко прописаны и положены на карту «агрессоры» – три страны с вымышленными названиями, но конкретными территориями. На Беларусь нападают Вейшнория, Весбария и Лубения. Лубения очерчена на территориях Литвы и Польши. Весбария включает в себя граничащую с Беларусью территорию Литвы и Латвии. То есть агрессором и потенциальным противником объявляются все три страны НАТО, граничащие с Беларусью: Латвия, Литва, Польша. Показательна также стратегическая нарезка сценарных «государств». Она показывает две главных стратегических российских цели во время этих учений.

Первая – это «Сувалкский коридор», граница между Литвой и Польшей. Это самое уязвимое место НАТО на балтийском фланге. В случае его захвата Россией после совместного удара из Калининградской области и северо-восточной Беларуси обрезаются сухопутные коммуникации с Литвой, Латвией (и Эстонией, в сценарии учений отсутствующей). По российскому сценарию, весь «Сувалкский коридор» входит в состав Лубении, которая и обозначена единой целью для атаки.

Вторая российская стратегическая цель учений – граничащие с Беларусью районы Литвы и Латвии, согласно сценарию – страна Весбария. Здесь уже имеются, пока в замороженном состоянии, сепаратистские проекты (говорят, они централизовано разрабатываются в учебных и исследовательских центрах ФСБ в Новосибирске, в том числе с привлечением местных балтийских диаспор, оказавшихся в Сибири в результате советских депортаций). Это Латгальская (вариант – Двинская) и Виленская (вариант – Неманская) «народные республики». (Некоторая часть населения, живущего на этих территориях, увы, находится под влиянием кремлевской телепропаганды).

И, наконец, третий сценарный агрессор, враг «союзного государства России и Беларуси» – вымышленная страна Вейшнория, расположенная авторами креатива в северо-западных районах Беларуси, денационализированных и русифицированных в несколько меньшей степени, чем остальная Беларусь. «Вейшнория» граничит со всеми тремя соседями Беларуси, странами членами НАТО: Польшей, Литвой и Латвией.

Для Беларуси сам такой план «Запада-2017» – изначально катастрофичен. И то, что Минск согласился играть свою роль по сценарию с наличием «Вейшнории» – это большое военно-дипломатическое поражение, унижение и очень опасный прецедент. Во-первых, Республика Беларусь соглашается участвовать в учениях, в сценарии которых УЖЕ заложено нарушение ее территориальной целостности. Исходя из этого, и во-вторых, Минск соглашается участвовать в учениях, в сценарии которых заложено внутреннее военное противостояние разных регионов Беларуси (мало того что УЖЕ есть "Вейшнория", так она еще пытается присоединить к своей территории другие соседние районы Белоруссии). И, в третьих, исходя из первых двух пунктов, таким сценарием априори оправдывается, легитимизируется возможное будущее участие «союзной» российской армии во «внутреннем, гражданском» конфликте разных регионов Беларуси.

То есть, в будущем в случае проведения Москвой соответствующей спецоперации можно будет действовать открыто, как в Грузии, а не гибридно, как в Украине.

ФИРМЕННЫЕ ФИНСКИЕ ЮМОР-ТРОЛЛИНГ-ВЕЖЛИВОСТЬ

Отзывы чиновников и экспертов европейских стран, стран Атлантического партнерства на реалии подготовки и опубликованные планы учений «Запад-2017» были тревожными...

Но всякую информацию лучше получать из первых рук. Поэтому накануне начала учений собственный корреспондент Укринформа в странах Балтии отправил запросы в МИДы и министерства обороны четырех стран – Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии. Полученные отклики полезно рассматривать в сопряженном анализе.

Первым пришел ответ министерства обороны Финляндии, находящийся где-то внутри треугольника, очерченного понятиями: PR-вежливость, троллинг и финский юмор в духе Майю Лассила и Мартти Ларни: «Военные учения проводит каждая страна, имеющая вооруженные силы. Графики их проведения обычно планируются за несколько лет, поэтому некоторого совпадения времени их проведения (российско-белорусских «Запад-2017» и многонациональных учений «Аврора-2017», в которых будет участвовать и Финляндия – ред.) не всегда удается избежать. С наилучшими пожеланиями...».

Фото: @maavoimat
Фото: @maavoimat

Удивляться такому ответу не стоит. Финляндия – страна постимперская, но не постсоветская. Свою войну в 1939-1940 и 1941-1945 она не проиграла, а значит, выиграла, несмотря на послевоенную «финляндизацию», весьма далекую от капитуляции в восточно-европейских странах соцлагеря. К тому же Финляндия (как и Швеция, где проходят многонациональные учения «Аврора-2017») – не член НАТО.

На мой взгляд, подлинным ответом Хельсинки на учения «Запад-2017» стала презентация на прошлой неделе (совпавшая, разумеется, тоже совершенно случайно) Hybrid CoE – Европейского центра по борьбе с гибридной угрозой.

Hybrid CoE (в нем представлены 12 стран: Великобритания, США, Франция, Эстония, Латвия, Литва, Норвегия, Польша, Финляндия, Испания, Германия, Швеция) будет вести исследования гибридной угрозы, а также развивать сеть экспертов и осуществлять обучение специалистов.

Ранее в Балтии уже были открыты другие центры передового опыта (Center of Excellence), делающие свой вклад в усилия ЕС, НАТО по борьбе с разнообразными гибридными угрозами. Среди них CCD CoE – Центр по совместной кибер-безопасности в Таллине (открыт в 2008 году, на следующий год после российских кибератак во время событий вокруг «Бронзового солдата»); EnSec CoE – Центр по энергетической безопасности в Вильнюсе (2013); StratCom CoE – Центр по стратегическим коммуникациям в Риге (2014). Хельсинкский центр по борьбе с гибридной угрозой придал логическую завершенность балтийской сети CoE.

А о приоритетах, в смысле гибридных угроз, там же, в Хельсинки на симпозиуме-презентации Hybrid CoE четко сказал замгенсека НАТО Арндт Фрейтаг фон Лорингхофен: «Россия – одна из главных стран, за которой мы наблюдаем. В качестве примеров можно привести аннексию Крыма, события на востоке Украины и кибератаки против Демократической партии США. Россия является одним из главных источников опасности, но не единственным».

«ЗАПАД-2017» В ЦЕПОЧКЕ СОБЫТИЙ

Идем дальше... Эстонские ведомства на запрос Укринформа не ответили. В данный момент это тоже ожидаемо. С июля и до конца года Эстония является председателем ЕС. В стране проходят постоянные встречи, саммиты, переговоры на высшем уровне. Все ведомства, в том числе МИД и минобороны, работают с повышенным напряжением. Но, что еще более важно, в таких условиях Эстония, как председатель Евросоюза, говорит не только от себя. А значит, иногда предпочитает промолчать в расчете на дипломатическую понятливость. (К тому же, обратим внимание, что в планах «Запада-2017» по отношению к нынешнему председателю ЕС проявлена некоторая вежливость, и до ее границ сценарий учений доведен не был).

Зато ответ ведомств Латвии и Литвы был максимально подробным и информативным, что также естественно, с учетом описанного ранее сценария начинающихся российско-белорусских учений. Несколько различаясь в фактаже и приведенных примерах, они показывают одинаковый методологический подход к оценке вызовов «Запада-2017».

Упомянув право всякой страны на проведение военных учений, Латвия и Литва напомнили, что при этом тревогу вызывают те условия, фон, на котором будет проходить учения. «Совместное стратегическое мероприятие «Запад-2017», проводимое Россией и Беларусью, нельзя рассматривать в отрыве от нынешней общей ситуации в сфере безопасности и в свете действий России со времени известных событий в Украине» (МИД Латвии).

«Учения «Запад 2017» вписываются в модель, которую мы наблюдаем в течение некоторого времени: все более и более агрессивная Россия, значительно увеличивающая свой оборонный бюджет и свое военное присутствие. Мы наблюдаем значительную военную мощь России, в том числе в Балтии и Черном море, Средиземноморье, а также в Североатлантическом регионе. Более того, Россия уже использовала военные силы против своих соседей, таких как Украина и Грузия. Таким образом, эти учения имеют военную цель, но они также дают четкий сигнал. Отсутствие прозрачности и двусмысленность в отношении возможного агрессивного сценария также снижают предсказуемость и усиливают обоснованные опасения соседей России. Поэтому в этом году мы уделяем особое внимание «Западу-2017» (МИД Литвы).

НЕДОСТАТОЧНАЯ ОТКРЫТОСТЬ И ПРЯМОЙ ОБМАН

О недостаточной транспарентности начинающихся учений и несоответствии их информационного обеспечения принципам Венского документа ОБСЕ (международное соглашение государств-участников Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, прописывающее реализацию мер доверия и безопасности в регионе) еще в конце июня говорил Генсек НАТО Йенс Столтенберг. Тогда же он потребовал сделать маневры максимально открытыми, в соответствии с положениями Венского документа. Однако воз и ныне там.

В связи с чем МИД Латвии напоминает России: «Крайне важно, чтобы эти учения проводились в соответствии с международными обязательствами, в частности Венским документом... Мы также призываем Россию полностью соблюдать существующие механизмы прозрачности и укрепления доверия и передовую практику, изложенные в Венском документе».

Ровно о том же говорит и Литовский МИД: «Мы призываем Россию выполнить свои обязательства по Венскому документу ОБСЕ. Когда на наших границах значительно увеличивается военная активность, особенно важны предсказуемость и прозрачность, чтобы уменьшить риски и не оставить места для каких-либо просчетов, неправильных толкований или инцидентов».

Основания для такого беспокойства имеются, и они более чем существенны: «Мы по-прежнему обеспокоены тем, что Россия не искренна в вопросе одного из крупнейших военных учений. С момента окончания «холодной войны» Россия никогда не давала доступ на учения наблюдателям, как это предусмотрено Венским документом ОБСЕ (о мерах укрепления доверия и безопасности, принят 30 ноября 2011 года – ред.). Мы отмечаем выборочное выполнение требований контроля над вооружениями, исполнение только буквы, но не духа открытости согласно Венского документа 2011 года (VD11). У нас есть все основания полагать, что официально объявленное количество 12700 человек, участвующих в учении, было искусственно уменьшено, чтобы избежать обязательного наблюдения в соответствии с VD11, и реальное число будет намного выше. Так уже было во время учений «Запад-2009» и «Запад-2013». (МИД Литвы).

Впрочем, Латвия находит и некоторые позитивные сдвиги в информационном сотрудничестве: «Беларусь направила приглашение двум латвийским наблюдателям посетить это мероприятие. Мы высоко оцениваем решение Беларуси пригласить военных наблюдателей, и мы надеемся, что им будут предоставлены полные возможности для оценки учений. Российская сторона пригласила латвийского военного атташе наблюдать за выступлением на местах на заключительном этапе» (МИД).

УГРОЗЫ И ОТВЕТЫ НА НИХ

Балтийские страны постоянно подчеркивают, что в этом году они «уделяют особое внимание «Западу-2017»: «Вместе с другими союзниками по НАТО мы внимательно следим за ситуацией в области безопасности в регионе. Вооруженные силы Литвы постоянно работают с союзниками для обеспечения безопасности нашей страны и региона, включая любые возможные инциденты или провокации. Вместе с нашими союзниками мы будем проявлять бдительность, настороженность и готовность реагировать, если будет такая необходимость» (МИД Литвы).

При этом латвийское минобороны зафиксировало, что еще «в середине августа Россия усилила военные действия своих вооруженных сил вблизи границы с Латвией. Это означает, что Россия вступила в активный, месячный период военной подготовки к «Запад-2017», а подразделения российских вооруженных сил перемещаются на свои учебные площадки». Также подчеркиваются причины, по которым было усилено наблюдение за действиями РФ: «После аннексии Крыма и агрессии России в Украине в 2014 году Вооруженные силы Латвии активизировали мониторинг национальных границ и обмен жизненно важными стратегическими, тактическими и оперативными данными с союзными войсками».

А на основании имеющегося опыта Латвийский МИД конкретизирует виды возможных опасностей: «Во время учений «Запад-2017» мы не можем исключать действий, связанных с гибридными угрозами, направленными против стран Балтии, включая агрессивную пропаганду и фейковые новости, манипуляции общественным мнением, кибератаки и другое». Как итог: «Вооруженные силы Латвии продолжат тщательный мониторинг национальной границы и готовы надлежащим образом реагировать на любые возможные инциденты» (минобороны).

При всем этом Латвия подчеркивает, что она не впадает в излишний алармизм и не переоценивает исходящую опасность: «Ожидаемый масштаб учений, их сценарии и близость к нашим границам вызывают определенное напряжение; тем не менее, мы не расцениваем «Запад-2017» как прямую военную угрозу» (МИД). «Министерство обороны хотело бы подчеркнуть, что в настоящий момент нет прямой военной угрозы для Латвии».

ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО КАК ОСНОВА БЕЗОПАСНОСТИ

Разумеется, основой безопасности балтийских стран является евроатлантическое сотрудничество. «Вместе с нашими союзниками мы будем проявлять бдительность, настороженность и готовность реагировать, если будет такая необходимость» (МИД Литвы).

Латвийское минобороны напоминает конкретные параметры и показатели сотрудничества: «В настоящее время в Латвии насчитывается более 1000 представителей союзных войск. На саммите НАТО в Варшаве в июле 2016 года главы государств и правительств договорились развернуть многонациональные батальоны в Эстонии, Латвии, Литве и Польше. Наличие в Латвии натовского батальона расширенного передового базирования (enhanced Forward Presence – eFP) соответствует соглашению стран, союзников по НАТО в укреплении политики коллективной обороны и сдерживания в Балтийском регионе. Батальон НАТО eFP в Латвии возглавляется Канадой. В настоящий момент многонациональный батальон укомплектован также Албанией, Италией, Польшей, Словенией и Испанией, в общей сложности – около 1150 солдат. Руководимое Канадой воинское подразделение теперь полностью боеспособно. Присутствие в Латвии возглавляемого канадцами батальона eFP является яркой демонстрацией солидарности, решимости и способности союзников защищать население и территорию Латвии от любой возможной агрессии».

Нельзя также забывать о важной роли, которую играют в поддержании баланса безопасности в Европе США: «После незаконной аннексии Крыма Россией и военной агрессии в Восточной Украине весной 2014 года Вооруженные силы США начали операцию Atlantic Resolve/Атлантическое урегулирование (ответ на действия России в Украине, финансируется в рамках штатовской Европейской инициативы по страхованию, бюджет которой к 2017 году вырос с начального $1 млрд до $3,4 млрд, а в мае 2017-го президент США Трамп предложил добавить еще $1,4 млрд – ред.), подтвердив тем самым свою приверженность укреплению коллективной обороны НАТО и готовности содействовать миру и стабильности стран Балтии и Польши. В настоящее время Вооруженные силы США в Латвии развернули около 200 солдат и четыре вертолета армии США UH-60 Blackhawk» (МО Латвии). Подводя итог, Национальные вооруженные силы готовы выполнять свои обязанности и защищать страну от любых возможных угроз. В то же время Латвия является государством-членом НАТО – самого мощного военного альянса в мире, который разработал конкретные механизмы сотрудничества и процедуры для предотвращения любой агрессии и проводит регулярные военные учения».

А МИД Литвы дипломатично, и опять-таки без алармистского пережима, напоминает, какие именно учения союзников запланированы на настоящий момент: «НАТО, как таковое, не планирует какие-либо крупные учения во время проведения «Запад-2017», но в Европе в сентябре пройдут два значительных учения: польские «Дракон-2017» и шведские «Аврора-2017». Эти запланированные длительные учения уважают и соблюдают, как букву, так и дух Венского документа».

И здесь, словно замыкая круг, мы вернулись к тональности да и фактажу МИДа Финляндии. Что по-своему тоже очень показательно. При всех сложностях демократического принятия и согласования решений (особенно в условиях системной работы РФ по хаотизации мироустройства), некий интегральный Запад все же остается достаточно сплоченным, чтобы отвечать на угрозы миру.

В том числе и такие, как белорусско-российские учения «Запад-2017» – нетранспарентные, с неясными целями и провокационными сценариями.

Олег Кудрин, Рига.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-