Турция: как оглянуться в сторону Азии

Турция: как оглянуться в сторону Азии

508
Ukrinform
Более широкий взгляд на энергетику мира дает возможность найти ключ к решению многих проблем

Даже и не представляла, что буду проходить тренинг по энергетической журналистике в такой стране, в такой компании и с таким преподавательским составом. С журналистами из Средней Азии общалась только пару раз, когда ездила в составе какого-то журналистского пула, сопровождая кого-то из официальных лиц. 

Турецкое агентство по международному сотрудничеству организовало академию (так они назвали тренинг по энергетике) для журналистов Азербайджана, стран Средней Азии (Казахстана, Киргизстана, Узбекистана), Монголии и... Украины.

Оплата билетов участникам, проживание в центре Анкары, лекции с приглашением известных в энергетике спикеров, участие лучших журналистов правительственного агентства Анадолу-Ажансы, синхронный перевод на русский язык по шесть часов в день (работали два переводчика), культурная программа по выходным. Это было недешево для государства, считающего деньги. И все это – типичные признаки того, что государство – принимающая сторона, ну... как бы, не против иметь друзей и симпатиков в странах, чьих журналистов она позвала. Так проявляется мягкая сила. Обаять Среднюю и Восточную Азию – понятно.

*  *  *

"Вы спрашиваете, чьи инвестиции предпочтительнее – Турции или Китая, – переспросил один из профессоров студентку из Казахстана. – А почему одно должно быть за счет других. Нельзя ограничиваться только одной-двумя странами. Посмотрите, Монголия стала зоной интересов в основном Китая и России. Разве не важна диверсификация?"

Это, как по мне, стало одной из формул мероприятия. Небольшая часть земли с ресурсами, привлекательными для Китая, понемногу открывающиеся страны так называемой Средней Азии. И почему бы Турции не побороться за присутствие в регионе и дать понять, что геоэкономической экспансии Китая есть разумная альтернатива?

*  *  *

Я не сразу могла понять, что в этом составе делает Украина. Конечно, подпорченные отношения с одной страной открывают возможности для другой. Но для этого нашим спикерам пришлось проявить не только гостеприимство, но и терпение.

*  *  *  

Одной из первых лекций, которую мы услышали, была лекция энергетического эксперта, профессора Дженка Палы. Он в Турции – личность легендарная, участвовал во всех крупных трубопроводных проектах Турции и был одним из отцов трубопровода Набукко.

Набукко – замечательный нереализованный проект магистрального газопровода протяжённостью 3300 км из Туркменистана и Азербайджана в страны ЕС, прежде всего – в Австрию и Германию. Он мог стать прекрасным примером диверсификации поставок российского газа, но был аннулирован потому, что Европа слишком долго топталась на месте, а Россия слишком настойчиво ездила в Европу.

Дженк Пала рассказал нам, что это имено он дал название «Набукко», поскольку очень любит оперы Джузеппе Верди, и он слушал эту оперу сразу после первой многосторонней встречи по трубопроводу. Потом профессор вскользь упомянул о том, что Украина теряет свой транзитный потенциал, и что нет ничего вечного. И что сейчас он работает в газопроводе «Турецкий поток», в том числе сотрудничает с Россией.  

«Уважаемый профессор, – подумала я, – понимаю, что вы были отцом проекта Набукко, и ваш рассказ о нем кажется и интересным, и по-своему драматичным. По моему убеждению, ЕС серьёзно ошибся, что не выбрал его. Возможно, это толкнуло вас сотрудничать с Россией. И вы по-своему правы. Но при этом, я верю – такой интересный человек сохранит интеллектуальную честность и не будет объяснять обходные трубопроводы кризисами или ненадёжностью Украины. Мы уже нарастили прокачку – мы в форме. Нам в Кремле хотят обнулить транзит – вот и все».

Подумала – и сказала. Профессор лишь улыбнулся.

*  *  *

На следующей лекции Дженк рассказывал о том, как образовывалась Саудовская Аравия, как расходились по рукам углеводородные богатства Османской империи. Но мое внимание привлек следующий эпизод лекции. "British Petroleum в Турцию привел Соломон из Одессы в начале XX века. Точнее – Сидней Рейли, известный вам, как агент Ми-6 Джеймс Бонд. Был некий Нокс, верующий католик, который много сделал для Ирана. Руководство Ирана дало ему право на безналоговую безоплатную добычу нефти на 65 лет. Такая себе бесплатная концессия, плюс он о чем-то договорился с Османами. Когда Нокс возвращался в какие-то католические палестины, то на корабле познакомился с красивым священником, который возопил: если ты отдашь мне эту бумагу, то мы раскинем в дорогой тебе Турции христианскую миссию. Нокс сразу отдал бумагу. Соломон отдал разрешение Британии и BP зашла в Турцию".

(Я сразу на лекции погуглила этот по факт про Рейли, и поняла: шансы на то, чтоб этой истории быть правдой – 50 на 50).

*  *  * 

- Я заметила, что о королевстве Саудовская Аравия профессор говорит без большой любви. Тоска по Османской империи? – говорю я на перерыве остальным студентам.

Переводчики улыбнулись:

- Бывает.

- Ну, ничего – Англия смирилась. Австрия смирилась. Да и Турция смирилась, пройдет, – завершила я. – Только одна страна никак не может смириться. Но мы ей поможем.

*  *  *

К слову, на лекции прозвучала и такая "вкусняшка": профессор рассказал, что Рем Вяхирев, которого не пускали на какой-то энергетический объект, схватил охранника за грудки, долго тряс и чуть ли не обещал стереть в порошок. Журналисты Средней Азии несколько  шокировано молчали.

*  *  * 

Еще один преподаватель говорил о том, что Турция, лишенная природных богатств, вполне может стать хабом. Они могут быть игроками на рынке транзита из Азии в Европу.  Я при этом думаю про то, что Россия так хочет выбить Украину из транзитеров, что готова поделиться транспортными возможностями с Турцией ради обходного пути.  А может и не так уж плохо, если в газпромовскую трубу на правах транзитеров будут влазить все, кто хочет, – россияне потеряют монополию в Средней Азии. 

Впрочем, у Европы наметился единый голос. ЕС обозначил свою позицию. Третий энергопакет снимает попытки вести поток дальше Болгарии, он скорее всего остановиться на границе с Турцией. Я узнаю эту новость прямо на лекции, и мне от всей души хочется налить шампанского всем участникам. Но мне мешают две вещи. Во-первых, некоторые из них были бы не против слать свой газ в ЕС, во-вторых, они – мусульмане.

*  *  *

Про мусульман, кстати.

В столовой спрашиваю журналистов из Средней Азии, едят ли у них сало – в Украине как раз его зимний, высокий, можно сказать, сезон.

- Родители едят. А молодое несветское поколение нет – психологический барьер. Мусульманам нельзя.

- А вы вроде пиво пили – разве мусльманам можно?

- Ну, во-первых, от сала легче отказаться, а во-вторых, на алкоголь нет крепкого запрета.

- А если родители поели сала, им надо исповедоваться в мечети? – спрашиваю я.

- В смысле: каяться?

- Да.

- Не знаю, но внешне они не каялись и чувствовали себя очень довольными.

*  *  *

Параллельно пытаюсь прозондировать отношение своих коллег к России. Россия выдвигает концепцию широкой Евразии – хотят ли они чувствовать себя ее частью, единым с ней пространством.

Коллеги улыбчивы, но не так радикальны к РФ – скорее насмешливы. Да, русский язык – официальный, сфера применения не сужается. Да, они покупали дешевые ресурсы. Хотя казахстанцы рассказывают, что Россия пытается влезть даже в новое правописание, чтоб оно не было похоже на турецкий язык.

А я при случае намекаю, что дружбы на равных не будет, они для Кремля будут всегда недоразвитыми кочевниками, как и мы для них недоразвитые хохлы.

 *  *  *

Следующая пара – "Энергетическая дипломатия".

Я снова слышу о транзите, об исчезающем потенциале Украины и преимущественном праве силы России.

- Уважаемый профессор, то, что вы называете энергетической дипломатией России и преимущественным правом силы, – не более, чем политика бейсбольной биты с использованием кибероружия, диверсий, шантажа и фальсификаций. Я готова проиллюстрировать это множеством примеров. Россия побеждает? Нет. Варварство не способно победить в долгосрочной перспективе.

Профессор улыбается, вздыхает, говорит, что согласен с оценкой России, но... (делает паузу).

*  *  *

Через неделю сдавала экзамен по энергетической дипломатии. Сравнила внешнеполитический инструментарий США в энергетике: санкции, выигранные споры, наконец, последние договоры с Китаем (США, как ответственной страны) и выходки нашей бесноватой соседки. Для баланса, среди рисков американской энергополитики назвала вероятную схватку России и США за Арктику. И предположила, что земля не слишком хорошо чувствует себя после сланцевой добычи, а США – все же авторы «сланцевой революции». 

"Итак, уважаемый профессор: вы наглядно видите, чем отличаются углеводороды, как бизнес и цивилизованный лоббизм – и углеводороды, как дубина", – профессор улыбнулся и спросил, не из Одессы ли я.

*  *  *

Я с любопытством слушала другие ответы на экзамене. Девочка из Азербайджана рассказала, что ее идеал – энергетическая политика и дипломатия Норвегии. Порадовалась тому, что я не одинока в своих симпатиях. (И для меня самой впечатляющей поездкой была все же поездка несколько лет назад в Норвегию, в их компанию Статойл). Профессор попросил девочку назвать недостатки энергодипломатии. Она упрямо заявила, что их не видит (о, национальный характер – не даром Азербайджан поставил первую в регионе женскую гимназию).

*  *  *

Вечером сидим в лобби-баре с коллегами, которых я шутя назвала новым "восточным партнёрством" (Азия и Кавказ).

- У нас в Азербайджане есть аналог российской программы "Жди меня". Каждый раз приезжает кто-то из России, из Перми или Твери и ищет своего отца. – Я думаю: ну мужики, что ж вы так ездите удачно в Россию.

- У нас сегодня день национальной валюты.

- Поздравляю. Пусть будет зелёная и крепкая.

- Это – не она, а он. Он крепкий, только от нефти зависит. ))

- Как там у вас российские соотечественники?

- Они чувствуют себя казахстанцами. У нас нет таких проблем.

- Лана, ты запомнишь меня патриархальным деспотом?

- Нет, я запомню тебя журналистом, отказавшимся ехать в пресс-тур в Крым.

- Туда не поехал ни один азербайджанский журналист. Пока оккупирован Карабах, мы вас понимаем.

Горизонтальные связи между народами – правильная вещь.

*  *  *

В последний день обсуждаем с коллегами Афганистан.

- Надо же, не страна, а бандитские перестрелки, а при этом Киргизия и Пакистан имеют с ними дело, инфраструктуру строят. Тянут линии электропередач, чуть ли не трубопровод класть собираются. Не боятся..., – неосторожно говорю я.

- Лана, – перебивает меня мой новый друг, – как ты так можешь? Я никогда не думал плохо об Украине, я друг вашего посольства. Откуда неуважение к Афганистану? Эта страна – как мужчина, который сорок лет бьется за свою свободу – то с русскими, то с американцами.

- Извини, – спохватилась я, – но они прятали Бен Ладена.

- А что они могли сделать? Это горы...

- А что, афганцы не контролируют свои горы?

- Даже если так. Кто возьмёт на себя ответственность за такое? Крестьянин? Правительство? И потом, Америка сама слепила Бен Ладена...

- Давай без мегаконспирологии. Крупные страны иногда свинячат и поддерживают плохих парней. Но никогда Штаты не взорвали бы своих граждан.

- Хорошо, давай так: в Баку есть студенты из Афганистана – не пьют, не гуляют, нацелены на то, чтоб вернуться домой и строить страну. Так они мне и говорят. Они сознают свою миссию.

- Они сильнее талибов? Победят их образованностью и патриотизмом?

- Дайте Афганистану 20 лет. И он эволюционирует. Они сами разберутся. К слову, а что ты думаешь об Иране?

- Ну, я бы не хотела усиления страны, которой правят муллы, аятоллы. А тебе не стремно: ядерный чемодан для религиозной власти?

- Я пять лет был туда невъездным. А когда попал, то поразился культуре, уровню развития, медицине, достоинству. А что до ядерного чемоданчика, то... почему им должны приказывать? Они сами хозяева в своём доме.

- Некоторые страны приказывают. Ради безопасности. А если Иран напичкает и Сирию оружием – мир, не будет безопаснее.

- Тебе просто надо туда съездить. Просто посмотреть самой.

Таким образом, я услышала второе мнение. Другое совсем.

Разговоры с коллегами, равно, как и напутствие: смотреть на энергетику всего мира, а не только своего региона, видеть ее ключом к решению многих проблем – это, кажется, навсегда.

*  *  *

Мы выезжаем из Анкары, обмениваясь визитками, обещаниями комментировать важные события в своих странах. Верю, что так и будет. Как-то мне стала интересна Азия. Летим с остановкой в Стамбуле, где для нас предусмотрена программа. Из-за смещений в графике нам дают на нее только 15 минут, но новые друзья – мусульмане отвоевывают для меня не 15, а сорок минут. Я захожу в собор Святой Софии. Становлюсь в уголке, крещусь. И тут ко мне подходит охранник и говорит: тут нельзя креститься. Я согласно киваю, достаю айфон, где скачаны молитвы и продолжаю читать уже без крестного знамения...

Лана Самохвалова, Киев-Анкара


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-