Украина и Польша: прошлое - без спекуляций, будущее - в экономическом развитии

Украина и Польша: прошлое - без спекуляций, будущее - в экономическом развитии

634
Ukrinform
История становится все более мощным оружием. Принципиально важно найти общий язык - несмотря на все разногласия и споры

Историческая наука превращается в средство политической пропаганды, власть имущие манипулируют фактами, «третья сторона» умело использует это в своей гибридной войне... Нынешний кризис в отношениях между Украиной и Польшей должен быть разрешен. Для развития обоих государств и мира в регионе. О необходимости поиска формулы примирения от библейских «не навреди» и «простить и быть прощенным» до взаимовыгодных экономических просчетов шла речь на круглом столе «Историческая политика в современных украинско-польских отношениях», который состоялся в Укринформе.

УКРАИНА СТАЛА СУБЪЕКТОМ ГЕОПОЛИТИКИ, И ЭТО ВЫЗЫВАЕТ НЕПОНИМАНИЕ В ПОЛЬШЕ

«Как только Украина стала субъектом европейской политики, начала говорить о своем видении тех или иных проблем, мы сразу увидели на Западе непонимание. Заявление, что у нас есть свои национальные интересы, достаточно часто воспринимается, в том числе и соседями, настороженно, иногда противоречиво... Мы видим попытки поучений со стороны Польши: что делать украинцам с собственной историей, каким образом реагировать на те или иные события, кого назначать на какие-то должности в государственных учреждениях, а кого нет. Однако нельзя загонять в целом дружественные отношения между Украиной и Польшей в конфронтацию, ведь понятно, что любое такое действие потребует значительно больших усилий для решения ситуации», – подчеркнул, в частности, заместитель директора Национального института стратегических исследований Василий Яблонский.

Он констатировал, что, к сожалению, историческая политика в последнее время стала задавать тон, поднимать градус в украинско-польских отношениях, несмотря на существование большого количества других угроз и проблем на двустороннем уровне.

«Многие это связывают с приходом новой власти в Польше и отсутствием успехов во внутренней политике, наличием проблем в отношениях с Евросоюзом, что подталкивает польских чиновников к радикальным шагам в отношениях с Украиной, побуждает торпедировать украинско-польскую проблематику», – сказал Яблонский.

Василь Яблонський
Василий Яблонский

Также он считает, что на ситуации сказались невнимание медиа и, что самое важное, заинтересованность «третьей стороны».

«Есть проблема видимой или невидимой «третьей руки» – Российской Федерации. И формула прощения не работает из-за того, что это выгодно той стране, тому обществу, которое еще до сих пор воюет, по крайней мере, виртуально, в реалиях Второй мировой войны. Мы прекрасно понимаем, кто заинтересован в ухудшении украинско-польских отношений», – подчеркнул заместитель директора Национального института стратегических исследований.

Он призвал к широкому диалогу и поиску конструктивного выхода в асимметричном ответе.

«Мы не должны сужать диалог, а вести его широким фронтом. Мы должны понимать: если Украина начнет какие-то действия в плане поиска проблем между украинцами и поляками, которые связаны с национально-освободительной борьбой 1918-21 годов, с политикой Польского государства на украинских землях в 1920-30-е годы, в 1940-е годы, это будет еще одним витком эскалации в двусторонних отношениях. И лучший наш ответ – не прямой, а асимметричный. Его надо искать на всех уровнях», – отметил Яблонский.

ФОРМУЛА «ПРОЩАЕМ И ПРОСИМ ПРОЩЕНИЯ» НЕ СРАБОТАЛА

Польский историк, профессор Варшавского университета и НаУКМА Оля Гнатюк солидарна с Яблонским относительно поиска выхода в асимметричном ответе. В то же время она считает, что ситуация в Польше «далеко не простая, и нельзя все сводить к «плохому» «РіЅ» (правящая консервативная партия «Право и справедливость» – ред.).

«В данный момент показать дружескую поддержку польскому гражданству является очень важно. Но не вопреки правящей партии, ведь может быть ошибкой сосредоточить все усилия на том, чтобы держать связь с «Гражданской платформой» (крупнейшая оппозиционная партия, лидером которой является Ярослав Качиньский – ред.). Нужно искать контакты и выходы в тех местах, где у нас очень хорошие взаимоотношения. Это, в частности, экономические и академические отношения», – сказала Оля Гнатюк.

В то же время она высказала предположение, что доверие между странами иногда разрушают умышленно, вспомнив при этом визит Порошенко в Польшу, который не получил должного значения из-за того, что «кто-то в этот момент запустил информацию о переименовании Московского проспекта на проспект Бандеры», а также визит президента Польши Бронислава Комаровского в Украину, во время которого состоялось принятие закона об антикоммунизации в украинском парламенте.

Оля Гнатюк
Оля Гнатюк

«Я очень критически оцениваю то, что происходит в течение последних лет и, в частности, последних недель. И я не вижу, что вина есть только с одной стороны... Меня очень радует качественное изменение в украинской внешней политике и взвешенность решений со стороны украинского руководства. Было бы хорошо, если бы и меньшие должностные лица, которые, очевидно, завоевывает этим себе большую поддержку и делают это с определенным расчетом, придерживались принципа «Не навреди». Потому что есть очень плохие последствия этих детских игр... Но это не единственная причина, а одна из многих причин разрушения доверия. И это разрушение доверия происходило также и с польской стороны. Немало высокопоставленных польских чиновников приложили много усилий к тому, чтобы это доверие разрушить», – отметила Оля Гнатюк.

Говоря о поисках выхода из ситуации, она отметила, что старая формула примирения уже не срабатывает и необходимо искать другую.

«Формула «Прощаем и просим прощения» исчерпала себя. Надо искать основательно иную формулу. Возможно, она должна быть сосредоточена вокруг чествования памяти погибших и наших общих жертв. Потому что, вопреки утверждению о том, что мертвые не имеют национальности, культ предков является частью нашей культуры, нашей цивилизации», – подчеркнула ученый.

Она также отметила важность продолжения исторических исследований и их максимальной популяризации.

«Нам нужно знать не только то, что является какой-то крайней позиции, потому что тогда мы играем в ту же игру, в которую играют те, кто хочет запихнуть нас в тупик. Если мы будем исключительно исследовать деятельность ОУН или УПА на Волыни, мы просто не увидим, что было кроме этого. А до середины 1930-х годов ОУН была просто маргинальной формацией по отношению к национал-демократическому формированию и по отношению к христианским демократам в Галичине. И вообще мы забываем о том, что происходило на подсоветской Центральной Украине», – отметила Гнатюк.

ЕЩЕ В 2013 ГОДУ ПОЧТИ ПОЛОВИНА ПОЛЯКОВ НЕ ЗНАЛИ, КТО ВИНОВАТ В ВОЛЫНСКОЙ ТРАГЕДИИ И КТО ЕЕ ЖЕРТВЫ

Продолжая тему чествования памяти жертв, главный научный сотрудник отдела гуманитарной безопасности Национального института стратегических исследований Виталий Лозовой подчеркнул, что в Польше факты жестокого отношения к украинцам не упоминаются вообще. Основными проблемами исторических украинско-польских отношений являются прежде всего события Второй мировой войны, и польская сторона акцентирует внимание на Волынской трагедии, на глорификации украинцами УПА, выступая против этого. Между тем, еще несколько лет назад немало поляков не знали причин Волынской трагедии.

Віталій Лозовий
Виталий Лозовой

«В Польше в 2013 году был проведен социологический опрос, который показал, что 47% поляков – это почти половина – не знали, кто виноват в Волынской трагедии и кто был ее жертвами. Хотя польская сторона до того утверждала, что Волынская трагедия является постоянным фактором польской исторического сознания. А дальше, по утверждениям польских политологов, через политические заявления, через СМИ это событие было раздуто до такой степени, что оно стало трактоваться как некий польский холокост», – возмутился Лозовой.

Владислав Верстюк – заведующий отделом истории Украинской революции 1917-1921 гг. Института истории Украины НАНУ – подчеркнул, что история становится все более мощным оружием, поэтому надо шире исследовать события нашей совместной украинско-польской истории.

Владислав Верстюк
Владислав Верстюк

«В конце 1940-х годов, в 1950-х годах, когда советская пропаганда «мочила» ОУН и УПА, она никогда не вспоминала о Волынской трагедии. Мы ничего обо всем этом не знали. И почему вдруг всплыли эти события уже при независимой Украине? Очевидно, это кому-то было выгодно. И тогда было выгодно, и сегодня выгодно. Поэтому если мы будем сосредоточивать внимание только на Волынской трагедии, ни к чему хорошему это не приведет. Поле сотрудничества нужно расширять и искать площадки, где наши интересы не являются контрпродуктивными», – отметил Верстюк.

УКРАИНЦЫ ТОЖЕ ДОЛЖНЫ ПРИЗНАТЬ СВОЮ ВИНУ

Как добавил заведующий кафедрой международных отношений Киевского славистического университета Игорь Ильюшин, решение о проведении антипольской акции на Волыни было принято не столько с целью отомстить за обиды межвоенного или даже предыдущего периода.

Ігор Ільюшин
Игорь Ильюшин

«Это было продиктовано военной стратегии – мобилизовать население в Западной Украине, потому что Красная армия возвращалась в Западную Украину, и это решение принимала одна политическая сила. А несправедливость, пренебрежение по отношению к украинцам, которое демонстрировали все правительства межвоенной Польши, просто было использовано», – сказал Ильюшин.

В то же время он констатировал, что в последние годы историческая наука превращается в ответвление политической пропаганды.

«Немало тех лиц, которые сегодня высказываются по поводу украинско-польских взаимоотношений, не хотят понимать, что у наших соседей есть свои геополитические интересы, которые и в прошлом не совпадали и не совпадают сейчас с украинскими интересами. И вера этих людей в то, что их понимание истории украинско-польских отношений является объективным и истинным, порождает борьбу за монополию на истину, что приводит к нетерпимости, враждебности и даже к агрессии», – подчеркнул историк.

В то же время он добавил, что у Польши много грехов перед Украиной, но есть и наши собственные грехи. «Поэтому единственно возможный путь избежать конфликтов с соседями – это поиск рационального компромисса. А компромисс в данной ситуации возможен только на основе здорового скепсиса к собственной истории и обязательно с признанием того факта, что украинцы тоже совершали преступления по отношению к своим соседям», – сказал Ильюшин.

Он также сказал, что для старшего поколения поляков Волынская трагедия близка по личным мотивам, и нет в этом никакой политики.

«Но наивно было бы думать, что, когда это поколение уйдет, польское общество забудет об этой трагедии. Потому что то, что произошло на Западной Волыни в 1943 году, для поляков стало чем-то вроде Катыни в 1940 году. Когда украинские чиновники то ли из Администрации Президента, то ли из МИД, или даже из Института национальной памяти заявляют, что в Украине не применяется политическая логика анализа взаимоотношений истории взаимоотношений между нашими странами, то это лишь слова, это риторика, потому что в реальной жизни все наоборот», – считает Ильюшин.

ПРЕДПОСЫЛКОЙ УКРАИНСКО-ПОЛЬСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ЯВЛЯЕТСЯ ПРИНЦИП «НЕ НАВРЕДИ»

На вопросе Волынской трагедии заострила свое внимание первый заместитель председателя Украинского института национальной памяти Алина Шпак.

«С начала 1990-х казалось, что с уходом поколений, которые были непосредственно свидетелями этой трагедии, эмоции должны были бы уменьшаться. Но мы констатируем, что даже по сравнению с 2003 годом сегодня градус эмоций катастрофически вырос. Не осознание проблемы выросло, а именно эмоций. За последние полгода, когда ситуация приобрела угрожающий и скандальный характер, есть один позитивный вывод – это то, что пришло осознание: проблема сама не рассосется. И это очень важно, потому что проблема использования истории для манипулирования в вопросах украино-польских отношений есть по обе стороны. И то, что мы начинаем об этом говорить как о проблеме, надеюсь, будет первым шагом к ее решению», – подчеркнула Алина Шпак.

Аліна Шпак
Алина Шпак

По ее словам, то, что поляки, с одной стороны, не знают хорошо своей истории, а с другой – говорят об украинцах как о самых больших недругах во время Второй мировой войны, – это тоже проблема, которую надо решать.

Вместе с тем она утверждает, что за последние два десятилетия «в Польше состоялась манипуляция конкретным историческим фактом, который в значительной мере стал использоваться в медиа и определенными политическими силами с тем, чтобы сформировать определенные свои позиции, которые подогревались, несомненно, капиталовложениями и информационными вложениями со стороны России, чтобы вбить клин между двумя народами».

«Это в определенной степени сработало. И мы имеем соответствующие оценки в польском обществе. С другой стороны, в Украине были наши проблемы, никому не было дела до исторической политики как таковой, бессистемность и отсутствие политики государства в любом вопросе исторической политики, в том числе украино-польских отношений, привели к тому, что каждый трактовал это для себя, как хотел... То есть Польша занимала активную позицию, Украина не занимала никакой позиции. Поэтому сейчас, в последние годы, когда Украина стала иметь свою позицию, это вызвало определенные эмоции, привело к шоку со стороны польской стороны... Когда политики одной страны указывают на возможность или невозможность признания каких-то конкретных персоналий истории, это свидетельствует о нездоровых отношениях между народами», – считает Шпак.

Эмоций очень много, а практических рекомендаций очень мало. Главное, что чувствуется в ежедневном формате, – это недостаток доверия между двумя сторонами. Поэтому, считает она, вопрос ответственности лежит на всех, независимо от должностей и учреждений.

«Если говорить о том, куда бы следовало двигаться дальше, то предпосылками нашего сотрудничества является вопрос ответственности и принцип «Не навреди». Мы должны осознать четко и остро: то, что будет в ближайшие несколько десятков лет между Украиной и Польшей, в значительной степени зависит от тех людей, которые готовы брать на себя ответственность сегодня, и начинать лечить то, что, к сожалению, было недолечено в предыдущие годы. И вопрос деполитизации – ключевой», – подчеркнула она.

УКРАИНА И ПОЛЬША ИМЕЮТ ОБЩИЙ ИНТЕРЕС – ЗАЩИТА ОТ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЫ РОССИИ

Первый вице-президент Польско-украинской хозяйственной палаты Олег Дубиш отметил, что хотя не все просто в нашей истории и с украинской, и с польской стороны, но принципиально важно найти общий язык, несмотря на все разногласия и споры, в которых заинтересована Россия.

«Мы должны понимать, что у Польши и Украины есть один общий интерес – это защита от гибридной войны, которую начала Россия и ее спецслужбы и которая использует ухудшения польско-украинских отношений как элемент гибридной войны для того, чтобы нас ослабить», – отметил Дубиш.

Надо создавать соответствующие платформы и инструменты, которые бы давали широкой общественности правдивое понимание нашей общей истории, и активно развивать то, что может объединять – а это экономика, которая тоже может страдать от ухудшения ситуации между двумя странами, считает он.

Олег Дубіш
Олег Дубиш

«Наши экономические отношения углубляются. У нас очень активно развивается сотрудничество в оборонном секторе, несмотря на все, что говорится. Растет динамика частного украинского сектора в оборонной сфере. А развивая энергетическое сотрудничество, мы можем достичь очень хороших конкретных результатов, которые и усилят нашу независимость, и сделают нас более важными для Польши как для партнера», – сказал первый вице-президент Польско-украинской хозяйственной палаты.

Он также отметил роль украинской миграции. «Украинская миграция в Польше растет. Цифры разные. Российские пропагандисты, которые сеют взаимное недоверие, говорят о нескольких миллионах, реально сейчас в Польше находится около 1 миллиона украинцев. Хотим мы этого или не хотим, из-за демографической ситуации внутри Польша вынуждена будет умерить свой пыл, который провоцирует определенные радикальные настроения. Потому что в ближайшие 5 лет Польше будет нуждаться от 3 до 5 миллионов рабочей силы», – сказал Дубиш.

Он также добавил, что за 2016 год, согласно данным Национального банка Польши, украинцы легальными путями перечислили из Польши 8,1 млрд злотых – это более 2 млрд евро, и это составляет половину суммы, которую сами поляки, работающие за рубежом, перечисляют в Польшу. Это показывает объем и экономическое влияние средств, которые дают наши заробитчане, и потенциал украинцев, работающих в Польше.

«Помимо экономики, нам категорически не хватает общей информационной площадки для развития отношений. Мы пробовали финансировать клуб польско-украинских журналистов в рамках Палаты. Сейчас инициировали создание украинско-польской медиа-платформы. Мы очень хотели бы, чтобы понимая, насколько мало страны знают о боли, фобиях, проблемах друг друга, у нас было место, где мог бы контактировать широкий круг людей, чтобы незнание и некомпетентность не использовала третья сторона, которой являются спецслужбы РФ. Мы должны владеть общим инструментарием, который бы помогал нам бороться с угрозами со стороны третьей стороны», –подчеркнул Дубиш.

Валентина Пащенко, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>