Смерть Шварца и жизнь Дракона. И Марка Захарова

Смерть Шварца и жизнь Дракона. И Марка Захарова

933
Ukrinform
У нас с нашими «украинскими бургомистрами» ситуация все же получше, чем в России с ее полноценным Драконом

60 лет назад, 15 января 1958 года, умер, постепенно тихо угасая после второго инфаркта, драматург Евгений Шварц. Можно было бы и пропустить такую посмертную дату. Но в понедельник с утра Андрей Пионтковский опубликовал свой разбор ситуации в России накануне «Выборов 2018 марта» (таков креативный дизайн этого мероприятия). Заметка Андрея Андреевича называется «Ланцелот и бургомистры». Как нетрудно догадаться, вся она построена на аллюзиях из Шварцевского «Дракона» (при том, что автор нигде не говорит о круглой дате). 

Это лишний раз напоминает, что Евгений Шварц – не только большой драматург, но и выдающийся социальный философ. Только метод исследования действительности у него не просто необычный, а уникальный – сказочно-драматургический.

ПЬЕСА-СКАЗКА КАК ПОЛИТОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ

Многие сюжетные построения лучших пьес Шварца по сути являются динамическими моделями функционирования-развития-видоизменения авторитарных, тоталитарных, пост-авторитарных, пост-тоталитарных систем.

Пионтковский использовал триаду Ланцелот-Дракон-Бургомистр для подробного разбора текущей ситуации с Навальным. Но с ее помощью можно описать также множество других стран и конкретных обстоятельств. В конце материала Пионтковский, например, говорит: «Посмотрите хотя бы на украинских бургомистров», но не раскрывает тему подробнее, поскольку, подобно некоторым другим российским аналитикам, считает некорректным в условиях агрессии РФ жестко критиковать нашу политику, оставляя эту работу самим украинцам…

Алексей навальний / Фото: РИА Новости
Алексей Навальный / Фото: РИА Новости

Эта удивительная пьеса «Дракон» писалась в эвакуации во время войны – в 1942-1944 годах (в некоторых изданиях датой написания проставлен 1943-й). В Сталинабаде (Душанбе). Естественно, что для советской цензуры было предусмотрено множество дымовых завес. С одной стороны, говорилось, что основа сюжета – древнее восточное сказание о том, как добрый юноша, победивший дракона, со временем сам становился им.

С другой – герои пьесы носят немецкие имена (за исключением кота, которого хозяева ошибочно зовут «Машенькой»). И во время войны с Третьим рейхом это давало почти полную индульгенцию на яростную критику Дракона, Бургомистра (на оккупированных территориях СССР немцы тогда назначили своих бургомистров) и их подручных. Лыко в ту же строку – ненависть Дракона к цыганам. (В годы войны антисемитизм в Советском Союзе становился все более распространенным, поэтому много говорить о зоологическом антисемитизме нацистов было не принято).

Умные люди быстро считали обобщение, заложенное в пьесе – это не только о нацистской Германии, но о любом несвободном обществе, в том числе и про СССР. А отдельные реплики из «Дракона» вводят в ступор:

«Ланцелот. Фридрихсен! Бургомистр, рассердившись на вас, посадил вашего единственного сына в подземелье?
2-й горожанин. Да. Мальчик и так все кашляет, а в подземелье сырость!
Ланцелот. И вы подарили после того бургомистру трубку с надписью: "Твой навеки"?
2-й горожанин. А как еще я мог смягчить его сердце?»

Нужно ли говорить, что трубка в те времена была одним из главных символов Сталина, нужно ли напоминать, что посадка ближайших родственников в качестве заложников была одним из самых распространенных приемов Людоеда. Тут, однако, написано с такой наглой непосредственностью, что заставляло цензуру смутиться. Вот уйдет автор в отрицание: «Да я ни о чем таком и близко не думал!», так ведь тогда и сам цензор может пострадать за то, что о чем-то таком думал.

УБИТЬ ДРАКОНА? ПОКА НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ

Когда в 1989 году состоялась премьера фильма Марка Захарова «Убить Дракона», то она, признаться, большого энтузиазма и особых восторгов не вызвала. Нам, закормленным тогда разоблачительной литературой, снятыми с полок книгами и фильмами, казалось – этот фильм запоздал года на два-три. Если бы кто-то нам сказал, что он описывает наше будущее лет на двадцать-тридцать вперед, мы бы не поверили.

В том трехголовом Драконе легко считывался первый слой: критика на Сталина-Ленина-Гитлера. Бургомистр, исполненный Леоновым, полнотой и лысиной был похож на Хрущева, а густобровостью и многочисленными заболеваниями – на Брежнева (и весь период «гонки на лафетах»). Это казалось запоздалой смелостью, давно уже отыгранной сатирой, но не «воспоминанием о будущем», не прогнозом. Ну как же, мы ведь уже проходили провал «оттепели», сменившейся заморозками. Теперь будем умными, такого больше не допустим.

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Убить дракона"

«Убить Дракона» казался тогда слишком сиюминутным на фоне более сложных и вечных предыдущих работ Захарова: «Обыкновенное чудо» (1978), «Тот самый Мюнхгаузен» (1979), «Формула любви» (1984). У знатоков и эстетов в тот период популярнее стал более сложный, непонятый и недооцененный ранее «Дом, который построил Свифт» (1982).

И всё вот это… Слова Шарлеманя в конце: «Зима будет долгой. Надо приготовиться». Финальная сцена в снегу – с Ланцелотом и Драконом, запускающим к радости детей змея в виде дракона. Диалог: «Дракон. – Ну, что, прохожий, все сначала? А? Может быть, не сейчас. Всё-таки дети. Потом! Ланцелот. – Нет. Сейчас. Дракон. – Значит, теперь и начнется самое интересное. Готовсь!..» И все уходят по снегу в горизонт..

Всё это казалось чересчур пессимистическим. Ну, быть такого не может! Мы же все умнеем с каждым днем, месяцем, годом, с каждой прочитанной книгой, новым номером толстого журнала. Да разве можно представить, что наши дети опять могут подпасть под власть Дракона?

Такой вот диалог тоже казался странным: «Дракон. – Хотите подарить им свободу, а что они будут с ней делать? Зачем она им? Не думали? Ланцелот. – Они не виноваты. Откуда им знать, что такое свобода. Они ведь никогда не умели ей пользоваться». Да как же «не умели»? Вот, на каждом шагу получаем все больше свободы и рады ей. И только смеемся над тем, как жили в несвободе.

Владимир Путин
Владимир Путин

Но вот прошло тридцать лет, и все сложилось по самым худшим сценариям «Убить Дракона». В Украине хотя бы время бургомистров, а в России – из яйца, подброшенного в кремлевский замок прежним Ланцелотом, вылупился настоящий новый Дракон. Он прикидывался травоядным (утверждая, что ко Второй Чеченской его принудили), но в последнее время отложил свою веганскую голову в сторону. После Грузии, а особенно после Украины и Сирии, слова «Кровавый режим Путина» уже никому не кажутся преувеличением.

СИНДРОМ ШАРЛЕМАНЯ-САДОВНИКА-ЗАХАРОВА

Фильм «Убить Дракона» существенно отличается от пьесы Шварца «Дракон». Он более жесток и мрачен. Григорий Горин и Марк Захаров, писавшие сценарий, сохранили главные контуры сюжета, расстановку сил, философию, но на уровне отдельных реплик изменили очень многое. При этом вылетело, ушло немало симпатичного. Например, у Шварца Бургомистр «Вольного Города» становится Президентом, а его сын Генрих – Бургомистром. Блистательная провидческая деталь. Как будто Евгений Шварц в тех далеких 40-х мог представить, что Советский Союз распадется на кучку «вольных городов» со своими именно что президентами и (политическими) сыновьями бургомистрами.

Есть утраченные симпатичные детали и в репликах. «Ланцелот. – Садовник! Вы учили львиный зев кричать: "Ура президенту!"? Садовник. – Учил. Ланцелот. – И научили? Садовник. – Да. Только, покричав, львиный зев каждый раз показывал мне язык. Я думал, что добуду деньги на новые опыты... но...».

В 2005 году к юбилею Григория Горина я попросил Марка Захарова об интервью. Тема была заявлена так, что он не мог отказать: «Горин как продолжатель Шварца, практически – его реинкарнация». После вопросов о Горине спросил и о его, Марка Захарова, работе.

Например, хотелось узнать: работая над сценарием «Убить Дракона», снимая фильм, насколько хорошо он осознавал, что не столько говорит о прошлом, сколько дает прогноз на будущее? Захаров ответил, что четкого осознания прогностической функции не было. Но жизненный и художественный опыт подсказывал делать именно так, как он сделал. И теперь видит, что не ошибся.

Путин, Захаров / Фото: РИА Новости
Путин, Захаров / Фото: РИА Новости

Увы, в последние годы Марк Анатольевич говорит совсем другое (например, в 2016 году в интервью помойной «Комсомолке»): «Безусловно, я поддерживаю курс, заданный президентом. Мне импонирует его позиция в отношении Крыма и другие движения во внешней политике». Как профильный специалист рассказывает о высоких творческих качествах Президента: «Я считаю Владимира Путина человеком архиодаренным. Кроме того, мне очень дорог тот факт, что у него все благополучно с чувством юмора».

Как логичное продолжение – недавние слова, сказанные месяц назад о выдвижении кандидатом на пост Путина Российской федерации: «Это долгожданная весть. Я рад, что Владимир Владимирович принял это важное решение и сделал шаг на благо благосостояния и процветания нашего государства». Вот это странное для человека с литературным вкусом «благо благосостояния» позволяет заподозрить в утонченном троллинге.

Но так ли это важно при столь четком и всеобъемлющем «одобрямсе»? Думаю, Захаров сам прекрасно понимает, на кого он похож в каждом из подобных своих заявлений. Вот тут – на архивариуса Шарлеманя (из фильма), который несет верноподданническую чушь, а потом вдруг спохватывается: «Боже, что я говорю…». А здесь – на Садовника (из пьесы), у которого цветы львиный зев (в народе их называют «собачки»), прокричав «Ура президенту!», потом каждый раз показывают язык. Но зато это дает надежду «добыть деньги на новые (театральные) опыты».

ВОЗВРАЩАЕМСЯ К НАЧАЛУ

Недавно еще один современный российский Генрих из «Дракона», правда, не из первых учеников («Но позвольте! Если глубоко рассмотреть, то я лично ни в чем не виноват. Меня так учили») пел хвалы Путину, как раз ссылаясь на Марка Захарова, его театр, славный некогда «Ленком», его там последние постановки.

Суть восторгов была в том, что благодаря своему соглашательству Марк Захаров только в последние несколько лет сумел сделать несколько спектаклей, которые можно трактовать, как если и не антивластные, то жестко критикующие власть. «Вальпургиева ночь» (2015, по мотивам произведений Венедикта Ерофеева). «День опричника» (2016, по мотивам романа Владимира Сорокина «Теллурия» и его же повести «День опричника»). Это, по мнению Белковского, великолепный размен, достойная плата за сверх-лояльность.

Станислав Белковский / Фото: http://gordonua.com
Станислав Белковский / Фото: http://gordonua.com

Но и это еще не все. Дальше Белковский разлился в восторгах уже и самому Путину, который терпит у себя в столице, в нескольких кварталах от Кремля, такую фронду. Да еще сам же подбрасывает на нее деньги (бюджетные; хотя кто там уже отличает общественных баранов от собственных?). А дальше Белковский продвинул одну из козырных своих мыслей в построениях последних лет. Вот, мол, если мерзкий Навальный (Ланцелот по Пионтковскому) займет когда-то место Путина (Дракона по Пионтковскому), то он будет намного хуже. И такого театрального либерализма ни в жисть не позволит.

Снова вспоминается тот же герой: «Генрих. – Я могу вам представить полный список его преступлений, которые еще не попали в жалобную книгу, а только намечены к исполнению». (Это из пьесы; в фильме, кажется, не было).

В финале же – еще раз остановлюсь на умеренном оптимизме. У нас с нашими «украинскими бургомистрами» ситуация все же получше, чем в России с ее полноценным Драконом. И поэтому хочется вспомнить не тяжкий финал «Убить дракона», а более жизнерадостный – пьесы «Дракон».

«Ланцелот. – Работа предстоит мелкая. Хуже вышивания. В каждом из них придется убить дракона.
Мальчик. – А нам будет больно?
Ланцелот. – Тебе нет.
1-й горожанин. – А нам?
Ланцелот. – С вами придется повозиться.
Садовник. – Но будьте терпеливы, господин Ланцелот. Умоляю вас – будьте терпеливы. Прививайте. Разводите костры – тепло помогает росту. Сорную траву удаляйте осторожно, чтобы не повредить здоровые корни. Ведь если вдуматься, то люди, в сущности, тоже, может быть, пожалуй, со всеми оговорками, заслуживают тщательного ухода».

...И все же не могу который раз не поражаться. Откуда Шварц знал, как и где увидел, что с нами будет и что нам с нами нужно делать?

Олег Кудрин, Рига.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-