Формирование правительства в Германии: шаг предпоследний

Формирование правительства в Германии: шаг предпоследний

543
Ukrinform
Немецкие консерваторы и социал-демократы наконец объявили, что Большой коалиции быть

«Ну, наконец то!» – обрадовались немцы после того, как их политики объявили народу, что сумели договориться по поводу создания Большой коалиции. 

«Ну, наконец то!» – с облегчением вздохнули европейцы, которым тоже порядком поднадоела неопределенность в самой экономически сильной и одной из влиятельнейших стран Евросоюза. 

«Ну, наконец то!» – наверняка подумала канцлер Ангела Меркель, для которой четвертый срок ее каденции начинается труднее, чем даже она сама, вероятно, ожидала. 

Пока немецкие профсоюзы добиваются для рабочих возможности работать 28 часов в неделю, политики не жалеют живота своего и работают круглосуточно. Всенощные в течение последних месяцев стали практически нормой для берлинских руководителей, а заодно и журналистов. Так было и в ночь на среду, которую ключевые фигуры Христианско-демократического союза, Христианско-социального союза и Социал-демократической партии Германии провели за шлифовкой последних деталей.

Коалиционные переговоры проходили в режиме «блиц» и в формате 3 (лидеры партий), 15 (они же и близкие советники) и 91 (широкий круг). Время поджимало, никогда еще в истории немецкого парламентаризма процесс не затягивался так надолго – почти 4 с половиной месяца. Консерваторы подгоняли, социал-демократы жаловались на то, что им мешает «давление временем». В результате переговоры, которые должны были завершиться 4 февраля, продлевали дважды, но к утру среды все же смогли поставить точку, найдя «болезненные компромиссы», как сформулировала это лидер Христианско-демократического союза Ангела Меркель.

ВЕСКИЙ И УВЕСИСТЫЙ ДОГОВОР

Итогом компромиссов стал увесистый, почти в 177 страниц печатного текста, коалиционный договор. Примечательно, что «европейская» глава является в нем первой из 14.  

В целом международная тематика особых разногласий не вызывала. По теме Европы, ЕС, в частности, полное взаимопонимание было достигнуто еще в ходе зондирующих переговоров в начале января. Все хотят делать Европу сильнее, конкурентоспособнее, демократичнее, безопаснее, сплоченнее. И вместе с Францией. 

Куда сложнее было с вопросом экспорта вооружений. Тут пришлось находить консенсус несколько дольше. Речь, в частности, шла о поставках оружия странам Ближнего Востока.

Для нас интерес представляет «санкционный блок». «При выполнении Минских соглашений мы готовы снять санкции и будем вести об этом диалог с нашими европейскими партнерами», – говорится в документе. Таким образом, ХДС/ХСС и СДПГ декларируют продолжение своей жесткой линии в политике санкций против России. Заявления многих политиков-эсдэков о необходимости поэтапного снятия штрафных мер еще до полного выполнения Минских соглашений не нашли отражения в проекте. За это пришлось побороться.

Сама Украина, как рассказали Укринформу лица, читавшие документ полностью, также упоминается в нем, в том числе в контексте реформ в нашей стране. 

Наиболее ожесточенно участники переговоров дебатировали вовсе не по проблеме миграции, как можно было бы ожидать, а по таким сугубо внутренним вопросам, как здравоохранение и рынок труда. По ним ожесточенные дискуссии длились буквально до последней минуты. Не будем утруждать читателя подробностями и нюансами, украинцам бы со своей реформой здравоохранения как-то разобраться. Совсем упрощенно: речь шла о так называемой медицине двух классов и о том, справедливо ли предоставлять более качественные услуги клиентам частных страховых компаний по сравнению с обладателями государственных страховых полисов. 

Многих, пожалуй, могло удивить, отчего вообще партии, которые работали в одном правительстве предыдущие 4 года, теперь ломают копья по самым разным вопросам. Но дело тут не только в том, чтобы действительно «сделать жизнь в Германии лучше» (это само собой), а в борьбе за своего избирателя. Партии должны были показать, что готовы биться за свои приоритеты в социальной политике до победного конца. Каждый хотел не разочаровать сторонников, а потому должен был максимально отстоять свои позиции. Задача не из простых: судя по последним опросам общественного мнения, за СДПГ готовы были бы сегодня проголосовать лишь 17-18 процентов, рейтинга ниже у партии не бывало никогда (это даже хуже, чем 20,5% на выборах 24 сентября). За христианский блок – чуть более 30 процентов (на сентябрьских выборах они получили также минимальные для себя 33%).

ДЕЛЕЖ ПОРТФЕЛЕЙ ВПЕРЕДИ

Итак, пока партии договорились лишь в целом. Дележ портфелей еще впереди, хотя вопрос квот в Кабинете стоял на повестке в последнюю ночь и считался одним из существенных препятствий. В прошлом ХДС имело их 5, ХСС – 3, СДПГ – 6. Все дело в том, кому и какие ведомства отойдут. Ранее МИД и Минфин делили между собой ХДС и СДПГ. И вот, стало известно, что СДПГ смогла добиться реальной победы, выбив себе 3, по сути, ключевых министерства – иностранных дел, финансов и работы и социальных вопросов. ХДС отошли министерства обороны (которое у него было и раньше) и экономики (главой которого ранее были представитель СДПГ). 

Хорст Зеехофер
Хорст Зеехофер

Едва ли не единственной кандидатурой, вопрос пребывания и места которой в новом правительстве не вызывает сомнений, является Ангела Меркель. Канцлер. Это ее партия выиграла на выборах (пусть и с самым печальным за всю историю результатом). Продержится ли она 4 года? Есть разные мнения на этот счет, 56% опрошенных немцев полагают, что Меркель уйдет в отставку еще до 2021 года. Но политик она опытный и ранее выходила из разных крайне непростых ситуаций. 

Вице-канцлером и министром финансов скорее всего станет бургомистр Гамбурга Олаф Шольц, министром экономики – глава ведомства канцлер Петер Альтмайер.

Хорст Зеехофер, премьер-министр Баварии и лидер ХСС, предположительно возглавит МВД.

Среди тех, чьи имена называют в качестве возможных министров, значатся также Йоахим Херрманн (глава МВД Баварии), Аннгрет Крамп Карренбауэр (премьер-министр земли Саар), Хайко Маас (министр юстиции), Юлия Клекнер (председатель фракции ХДС в Райнланд-Пфальце), Катарина Барли (министр по делам семьи), Йенс Шпан (замминистра финансов), Херман Грёэ (министр здравоохранения), Андреас Шойер (генсек ХСС). Что конечно вовсе не означает, что именно они и войдут в состав правительства.

Главной интригой формирования Кабмина является то, что отнюдь не все видят в его составе лидера СДПГ Мартина Шульца. Сам он несколько месяцев бил себя кулаком в грудь и не уставал повторять, что не будет работать под началом Ангелы Меркель. Больше так не говорит. Но остальные-то не забыли. 

Ирония судьбы, однако. По всем раскладам, именно этот человек должен быть вице-канцлером и возглавлять одно из министерств. По логике, кем как не министром иностранных дел быть бывшему президенту Европарламента. Сейчас эту должность занимает вице-канцлер и предшественник Шульца на должности председателя СДПГ Зигмар Габриэль. Это Габриэль уступил руководство партией Шульцу, когда началась предвыборная борьба, посчитав, что только-только завершивший каденцию на посту президента ЕП Шульц вдохнет новую жизнь в СДПГ и приведет ее к победе. В действительности, вначале все так и было – в партию валом повалил народ, ее рейтинги начали расти. Но «эффект Шульца» сдулся быстро. Хотя народ в партию по-прежнему валит – более 23 тысяч только с начала этого года. Но это несколько другая история. 

И вот теперь избиратели и даже однопартийцы поднимают голоса против того, чтобы Шульц вошел в правительство. Результаты соцопросов говорят, что не хотят видеть этого человека министром 54% респондентов, хотят – всего 10%. Зато 61% желает продолжать видеть главой внешнеполитического ведомства Габриэля.

Судьба последнего же не до конца ясна. Сам он не слишком распространяется, хотя заявил недавно в одном из интервью: «Иметь возможность служить своей стране в качестве министра иностранных дел в такие смутные на международном уровне времена, конечно, чрезвычайно интересно, а также очень большая честь. И было бы странно не хотеть продолжать делать это». К слову, Габриэль в рейтинге самых популярных политиков ФРГ занимает сегодня вторую строчку. А Шульц – вторую с конца. Но готовы ли будут эсдэки поддержать своего бывшего вождя, а ныне рядового члена в вопросе выдвижения его кандидатуры на пост министра? Не факт.

По информации из переговорных кругов, Мартин Шульц таки возглавит МИД.  Если же этого все же не произойдет, то, как поговаривают, Шульцу, которого еще год назад в Европе знали лучше, чем на родине, обещают должность еврокомиссара после европейских выборов 2019 года.

ЕЩЕ НЕ ТОЧКА

Долгожданное объявление о подписании руководителями партий коалиционного договора должно бы вызвать вздох облегчения. По крайней мере, 43% участников очередного опроса надеются, что управлять страной Большая коалиция будет хорошо и лишь 17% – что плохо. 

Но не стоит забывать, что решение еще должны утвердить члены Социал-демократической партии. На этот раз даже не несколько сотен депутатов съезда, как после зондирующих переговоров, а все члены. Все более 464 тысяч. И противников Большой коалиции среди них предостаточно. Не потому ли так массово молодежь начала пополнять ряды этой партии? Ведь именно ее молодежное крыло резко выступает против вхождения в Большую коалицию и сейчас, мобилизует активных граждан с прицелом на предстоящее голосование. 

Правда, возник вопрос: а соответствует ли вообще проведение подобного вотума Основному закону. Сейчас этим занимается Федеральный конституционный суд. В 2013 году была та же ситуация, тогда голосование разрешили «экстренным порядком» (ну любят эсдэки искать консенсус среди себя самих). Если ситуация повторится, то в первые выходные марта рядовые партийцы смогут по почте отправить свои голоса. 

Так что говорить со 100-процентной уверенностью о такой коалиции как о факте свершившемся, пока все же преждевременно.

Пока «народные партии» разыгрывают политический покер в полном соответствии с лучшими демократическими традициями, зарабатывают очки и прекрасно себя чувствуют новички в бундестаге – правопопулистская Альтернатива для Германии. Пока СДПГ изо всех сил готовится, даже ценой своей репутации, разделить ответственность за судьбу государства, эта политсила, оказавшись крупнейшей оппозиционной в парламенте (что вытекает из третьего места на сентябрьских выборах), уже перебрала на себя руководство в трех важных комитетах бундестага, включая такой ключевой, как бюджетный. Уйди социал-демократы в оппозицию, как клялись несколько месяцев, эти посты отошли бы им. 

...Вопрос в том, что вся многомесячная немецкая коалициада, несмотря на свою драматичность, к концу стала превращаться в некое подобие фарса. Безусловно, облегчением для всех является то, что период, пусть и не политического кризиса, как его избегают называть немцы, но уж точно – политической неопределенности, подходит к завершению. Но не дает покоя мысль: а стоило ли заваривать всю эту «кашу» с провалившейся коалицией под названием «Ямайка», с партсъездами, которые должны выразить свою волю? Или все же можно было с самого начала сесть и договориться продолжать работу в том же формате, который функционировал предыдущие 4 года. И неплохо, в общем, функционировал. 

Вот будет ли новое-старое (отчасти) правительство после всех упреков и проявлений недоверия последних недель и месяцев таким же крепким и стабильным, как предыдущее; удержатся ли до истечения законодательного периода в своих креслах все члены Кабинета, включая его главу, – это отнюдь не праздный вопрос.  

Ольга Танасийчук, Берлин.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-