Нарастающие скука, нервозность и милитаризм путинского режима

Нарастающие скука, нервозность и милитаризм путинского режима

1188
Ukrinform
Беллетризованный рассказ о «неделе экспертов» в Риге

На этой неделе латвийская столица стала просто аналитической Меккой, куда съезжаются авторитетные российские эксперты. 5-6 марта в городе гостила целая бригада топ-экспертов. Глава партии ПАРНАС Михаил Касьянов, известный журналист Константин Эггерт (за пределами России его фамилию пишут по старой семейной традиции «фон Эггерт»), российский политолог, переехавший на постоянное место жительства и работы в Тартуский университет Андрей Макарычев. (Организаторы встреч – балтийское отделение немецкого Фонда им. Фридриха Эберта и Центр восточноевропейских политических исследований). В первый день гости выступали в Латвийском парламенте, во второй – встречались с местными интеллектуалами.

А 8-10 марта в Латвийском университете пройдет научная конференция, посвященная исследованию деятельности КГБ. Здесь тоже будут видные спикеры из России – один из руководителей «Мемориала», доктор философии (PhD) Никита Петров; историк профессор Борис Соколов. Борис Вадимович за день до начала конференции для всех интересующихся в здании Национального архива успел дать лекцию об актуальном политическом состоянии России.

Разные эксперты с различным образованием и разным кругом преимущественных интересов… При этом просто поразительно, насколько хорошо и точно представляемые ими картинки совмещались друг с другом – как пазлы из одного набора. Причем пазлы стереоскопические, а то и голографические (если есть такие), потому что картина, получившаяся в итоге, оказалась совершенно объемной, трехмерной.

ЭГГЕРТ: СКУКА – ГЛАВНЫЙ ВРАГ АВТОРИТАРНЫХ РЕЖИМОВ

За почти двадцать лет правления нынешнего режима в среднем российском избирателе сумели воспитать стойкое отвращение к политике, как к какому-то бессмысленному балагану. И одновременно с этим – представление, что власть следует передать от гражданского общества – вождю-демиургу, парящему в облаках.

Есть еще фактор – РПЦ. Отношения церкви с властью неравные. Церковь нарабатывает и распространяет нарратив: в России власть всегда права. При этом Путин боится истинно независимой церкви. И подобно тому, как в общественной жизни он опасается «ветеранов Донбасса», так в церковной жизни боится активистов, радикалов – вроде секты «царебожников», считающих Николая II царем-искупителем, русским Христом, а также требующих канонизации Сталина и других экстремальных личностей…

Еще один важный момент – приход к власти, к администрированию нового путинского поколения руководителей. И это негативный момент, поскольку эти люди преимущественно непрофессиональны. Главное их качество – лояльность верховной власти.

Как видим, в последнее время разнообразные проблемы обрушиваются на Кремль водопадом. А у него тем временем обнаруживается отсутствие каких-либо новых идей. Никаких концепций, заготовок, кроме «Крепость Россия» нет. При этом кто бы что не говорил, но изоляция, санкции оказывают на Россию существенное воздействие. Знаете, мои друзья из инвестбанков жалуются, что их сейчас никуда не зовут как аналитиков. Никто сейчас не жаждет услышать от них «Что будет?», потому что все и так знают, что будет.

Но вернемся к новому поколению. Те, кому сейчас двадцать лет, не смотрят ТВ. То, что люди старшего поколения хвалят и ценят, как стабильность, для молодых – скучная, застойная жизнь, отсутствие социальных лифтов. Им это не нравится. Для существующей власти это в перспективе опасно. Вообще, надо сказать, что скука – главный враг авторитарных режимов. При этом ситуация во внешней политике лишила российский режим возможности законсервироваться и спокойно жить.

Таким образом, главное, что поддерживает существующий режим в России, это:

- социальная поддержка, выплаты;

- дезорганизация в понимании общественной, политической жизни: «Если не Путин, то хаос»;

- точечные репрессии.

Главное, что мешает стабильному существованию режима, повышает его риски:

- отсутствие нового, качественного нарратива;

- моральное и физическое старение власти;

- давление Запада.

МАКАРЫЧЕВ: ПУТИНСКИЙ РЕЖИМ – НАРАСТАЮЩАЯ НЕРВОЗНОСТЬ

Во внешнеполитическом аспекте долго шли обсуждения темы – ожидает ли мир новая холодная война? После речи Путина от 1 марта можно считать, что дискуссии закончились. Да – это холодная война. Трудно припомнить милитаризацию такого уровня. Показ Путиным воинственных мультиков – жест отчаяния. Его причины – отсутствие каких-либо ощутимых достижений, отсутствие новаторских подходов.

Какие новые концепты продвигались Кремлем в последнее время?

Например, «Русский мир». Термин этот оторвался от его создателей и зажил самостоятельной жизнью. Причем, с преимущественно негативной коннотацией. Так что говорить об успехе в этом направлении нельзя. (Напомню, ряд украинских экспертов и общественных деятелей доказывают, что «русский мир» можно квалифицировать как фашистскую концепцию и осуждать а таком качестве, - О.К.).

Модератор Андис Кудорс представляет участников дискуссии: М. Касьянов, К. Эггерт, А. Макарычев
Модератор Андис Кудорс представляет участников дискуссии: М. Касьянов, К. Эггерт, А. Макарычев

Еще была новаторская идея поддержки правых сил на Западе с целью прорвать изоляцию. Но что в результате? Ле Пен во Франции не победила. Орбан в Венгрии не решается пойти против мнения Евросоюза. В США «Трамп не наш». Таким образом, изоляция России в мире в данный момент является структурным фактором, а не отдельным компонентом в какой-либо сфере. Начиная от преобразования G8 в G7 и заканчивая ограниченным допуском на Олимпиаду.

При этом сочетания двух факторов: изоляция плюс милитаризм дают в случае с современной Россией опасный взрывной эффект. Почему так происходит?

Кремлевский режим в своих взаимоотношениях с Западом прошел разные стадии. Была попытка как-то адаптироваться к его стандартам. Потом – попытка мимикрировать под них. Потом – пародировать их. Последняя стадия – прямой вызов этим стандартам. И это же показатель нарастающей нервозности в Кремле.

Что важно, милитаризация в России уже не ограничивается политической тусовкой, а становится культурным феноменом. Писатель Прилепин становится политруком сепаратистского формирования на Донбассе, дирижер Гергиев едет играть со своим оркестром в Пальмире, где недавно шли бои. Менее известный депутат Госдумы записывает клип с песней, где вместе с детьми поет «Но если главный командир позовет в последний бой, дядя Вова, мы с тобой!». Разные люди, разные примеры, но все – из одного ряда.

Есть и другие тревожные маркеры. Запущенная Путиным дискуссия о биоматериалах россиян, собираемых кем-то, разговоры о возможности создания «этнического оружия» - это не просто отдельные случайные заявления. Есть документальный фильм, который подробно излагает такую сомнительную версию. Появился еще один новый тренд – своеобразная зоологизация сознания. Путин заявлял, что не видит принципиальной разницы между животным миром и миром людей: и там, и там борьба за доминирование. А документальный фильм «Блокадная кровь. Генетика» попытался научно обосновать особые качества «питерских», позволяющие им успешно руководить страной. Якобы, это закрепилось на генетическом уровне после блокады, пережитой их родителями. Это тоже тревожные примеры, стоящие в одном ряду.

И все это в условиях фактически провозглашенной холодной войны. Но зачем нужна она нынешнему Кремлю? Авторитарный режим такого типа эффективен, когда структура отношений очень проста. И он дает сбои при усложнении системы. Холодная война – чрезвычайно простой и удобный контекст для нынешней российской власти, комфортный для правящего класса.

Когда ничего другого не получается, остается нарастающее отчаяние и бряцание оружием. Но при этом нужно подчеркнуть, что реально войны в России хочет лишь очень ограниченная социальная группа. Есть еще такое любопытное наблюдение: когда 1 марта Путин начал показывать мультики об оружии, радостно оживились политики, чиновники. А вот Герасимов (первый зам минобороны, начальник Генштаба ВС РФ, - ред.) сидел очень грустный.

СОКОЛОВ: РОССИЯ СОБИРАЕТСЯ ВЕСТИ ТЕ ЖЕ ВОЙНЫ, НО ОГРАНИЧЕНА В РЕСУРСАХ

Путин не знает, что делать дальше, следующие шесть лет. Никакой программы у него не просматривается. Вместо этого главное послание населению: «Главное – чтобы нам не жилось хуже. Вот посмотрите на Донбасс, там вообще ужас!». При этом, кажется, что Россия собирается вести все те же войны, что и сейчас: Сирия, Донбасс.

Но при этом на практике оказывается, что ситуация для Российской Федерации в Сирии складывается скверная. История, случившаяся с ЧВК Вагнер 7-8 февраля, показала, что российская армия не может воевать с американской на равных ни в какой войне, кроме ядерной. (Этим, на мой взгляд, объясняется показная «ядерная» воинственность речи Путина 1 марта).

Это был полный разгром. И при определении потерь я склонен верить данным, оглашаемым российскими радикальными «патриотами». 344 убитых, и это без учета погибших в бронечастях (там – еще до 33 человек). Плюс, судя по всему, спецназ Министерства обороны. По нему, очевидно, ударили в первую очередь. То, что с российской стороны не было авиаподдержки, ситуацию не меняет. Если бы она была, просто потери с российской стороны оказались бы еще больше: американцы в первые же секунды еще сбили бы пару «сушек» (самолеты военной авиации РФ серии Су, - ред.).

Подозреваю, что и гибель 6 марта при заходе на посадку в Хмеймиме Ан-26 с 39 российскими военнослужащими, включая генерал-майора Еремеева, связана не с технической неисправностью, как говорит российское Минобороны, а с атакой извне. База в Хмеймиме, кстати, очень уязвима. Для ее защиты по всему периметру вообще нужна чуть ли не дивизия. На что, как вы понимаете, России в Сирии рассчитывать не приходится.

Лекция Бориса Соколова
Лекция Бориса Соколова

Разгром ЧВК «Вагнера» вообще сильно обостряет проблему. По сути же, это была не частная военная компания, а нечто совсем иное. Что такое ЧВК по западным стандартам – это подразделения, занимающиеся охраной от повстанцев, защитой конвоя. А российская ЧВК «Вагнера» проводила полноценные военные операции. То есть, это были просто пехотные части, необходимые для ведения наземных операций. Причем уровень подготовки ее бойцов-контрактников был выше, чем в среднем в российской армии. И вот эти, по сути, элитные части были так легко разгромлены в одном бою. Подозреваю, что теперь с новым набором в ЧВК «Вагнер» могут быть проблемы. Что остается. Привлекать регулярные части? Основывать новую подобную компанию?

Что Путина, выручает в этой ситуации, так это то, что американцы сами не вполне понимают, что им стратегически нужно в Сирии. Пока они лишь твердо знают, что будут держать левый берег Евфрата и все те места, где уже находятся.

Что касается Донбасса, то тут Россия в тупиковой ситуации. Свергнуть украинское правительство не удалось. А другой цели, в общем-то, и не было. Отдавать Украине захваченные территории – значит, открыто признать поражение. Что для Путина сейчас тоже нетерпимо. Скептически я отношусь и к возможности размещения миротворцев в ближайшее время, например, в 2018 году, и с заданными параметрами – 30 тысяч, в том числе 20 тысяч военных.

На чем основываются мои предположения. Вспомним Косово. Нам населения было в 2-2,5 раза меньше, чем на Донбассе, а миротворцев было 60 тысяч, причем с достаточно большими полномочиями в случае возобновления военных действий. Поэтому, на мой взгляд, на Донбассе реально необходим контингент в 100 тысяч.

При этом Россия выдвигает требование, чтобы это не были части из стран НАТО (зеркально исключается участие сил из стран ОДКБ). Остаются нейтралы – Швеция, Швейцария. Но они не смогут предоставить такой большой контингент. Если же набирать контингент на Донбасс из каких-то более далеких и экзотических стран, то это тоже может оказаться проблемным. Поскольку то, как правило, страны не с такой прочной демократической традицией, а значит, более коррупциогенные. И тогда будет высок риск, что на территории, где недавно шла война, такие части больше станут заниматься самообеспечением, нежели миротворческой деятельностью.

В таких условиях, повторюсь, предполагаю, что Кремль будет поддерживать ситуацию «донбасского тупика». При этом, как мне кажется, расширение российской агрессии на Донбассе также маловероятно. У России для этого недостаточно ресурсов. Думаю, все свое «пушечное мясо» Кремль на Донбассе уже положил в 2014-2015 годах. По моим подсчетам это около 30 тысяч россиян (без учета местного населения, симпатизировавшего России). Для российского режима это было выгодно, поскольку так он заодно истребил наиболее активную радикальную часть собственной потенциальной оппозиции.

В таких условиях, в случае начала полномасштабной войны на Донбассе России с первого дня придется более открыто вводить регулярную армию. Однако украинская армия уже не та, что была 3-4 года назад – и дело не только в «джавелинах». Да и реакцию США с нынешней администрацией просчитать трудно. Но она явно будет более резкой, чем была у Обамы-Керри.

РИГА-ВИЛЬНЮС-ТРАНЗИТ

Это все были рижские экспертные посиделки. Но в завершение хочу рассказать, что в ближайший месяц с небольшим ожидается не в Риге, но неподалеку – в Вильнюсе. 25-26 марта там состоится ежегодная конференция «Открытой России» Михаила Ходорковского (хоть он и ушел с поста председателя ОР, но его имя по-прежнему, как правило, добавляют во избежание путаницы, тем более, что и сайт «Открытой России» пришлось эвакуировать на МБХ-Медиа).

11-12 апреля в Вильнюсе уже традиционно пройдет 5-й Форум свободной России. На нем подведут итоги «президентских выборов» в России и разберут стратегии российской оппозиции в условиях персоналистского режима. Еще рассмотрят дополнение и продвижение санкционного «списка Путина», а также «частные войны Путина» (в том числе, украинскую) и в связи с ними изменение роли РФ в системе международных отношений.

Сразу же вслед за этим, 13-14 апреля, в литовской столице состоится 1-я Международная Конференция «Как противостоять кремлевской пропаганде» (организатор – жюри Премии имени А.Д. Сахарова "За журналистику как поступок"; кстати, основатель премии – киевлянин Петр Винс). Уже заявленный – и таки-да международный – состав участников чрезвычайно интересен.

Россия. Михаил Ежов – музыкант, YouTube блогер "ЕжоFF Band", создатель великолепных сатирических клипов, высмеивающих Кремль и его политику. Дмитрий Иванов – один из популярнейших политических YouTube блогеров, ведущий канал KamikadzeDead. И Роберто Панчвидзе – создатель МДК (вариант написания – MDK), сетевого сообщества, создающего популярнейшие интернет-мемы и картинки-демотиваторы на злободневные темы (присмотритесь ко многим из них – и увидите именно эти три буквы).

Беларусь. Бывшая политзаключенная, собкор "Новой газеты" Ирина Халип.

Польша. Марта Ковалска – один из руководителей фундации Centrum Analiz Propagandy i Dezinformacji.

Конечно же, приглашены и гости из Украины. Руслан Деймиченко – Stop Fake. Владимир Притула – "Крым. Реалии".

(Зная коммуникативные и организационные способности Петра Винса, с нетерпением ожидаю этого события).

Все эти встречи, как рижские, так и вильнюсские, неслучайны. Все свободное, смелое, неподцензурное из РФ выдавливается. В этих условиях соседние балтийские страны становятся важнейшими центрами России, не кремлевской, иной, по версиям разных организаций – Открытой, Свободной, Антипропагандистской.

Олег Кудрин, Рига

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>