Великобритания дала России 36 часов для ответа. Это — ультиматум, но что после него?

Великобритания дала России 36 часов для ответа. Это — ультиматум, но что после него?

1882
Ukrinform
Если Запад и Кремль все же начнут переговоры, это будут переговоры выигравшего с проигравшим

День прошел в ожидании заявления премьер-министра Великобритании Терезы Мэй по делу об отравлении бывшего сотрудника российского ГРУ (военная разведка) Сергея Скрипаля и его дочери. Заявление будет иметь две части: 1) обвинение государства России в причастности к преступлению; 2) объявление санкций, то есть обещанный ранее “решительный ответ” британского правительства на действия Кремля.

Дождались. Тереза Мэй, выступление в Палате общин: “Сейчас понятно, что мистер Скрипаль и его дочь были отравлены нервно-паралитическим веществом военного типа, которое разрабатывала Россия. Оно является частью нервно-паралитических веществ, известных как “Новичок”... Основываясь на положительной идентификации этого химического вещества экспертами мирового уровня в оборонной научно-технической лаборатории в Портон-Дауне, на нашем знании, что Россия раньше делала это вещество, и до сих пор в состоянии делать это, данных, что Россия осуществляет спонсируемые государством убийства... правительство пришло к выводу, что с большой вероятностью Россия ответственна за действия против Сергея и Юлии Скрипалей”.

Дальше Тереза Мэй призвала Россию объяснить, как военное химическое оружие попало в британское графство Уилтшир. У правительства Британии две версии: либо это прямое действие российского государства, либо российское правительство разрешило химическому оружию попасть в руки других людей, потеряв контроль. Объяснений ждут до конца дня 12 марта: “Если не будет достойного ответа, мы сделаем выводы о том, что эти действия были незаконным применением силы российского государства против Соединенного Королевства, и я вернусь сюда, чтобы доложить обо всем спектре мер, которые мы применим в ответ”.

Ответ России почти наверняка будет таким: “Сначала дайте доказательства, что это “Новичок”, мы их тщательно рассмотрим и оценим, и уже потом дадим ответ. А до этого и без этого не о чем даже говорить”. То есть, Тереза Мэй должна в среду вернуться в Палату общин. И тогда должнаповторить: “незаконное применение силы российского государства против Объединенного Королевства”. Иными словами — акт войны!

Что ж, судя по сообщениям британских СМИ, расследование ведется серьезное и масштабное, представить, что оно закончится простым перечнем версий, просто невозможно. Это было бы для Великобритании еще большим позором, чем неспособность защитить человека, которому эта защита был официально предоставлена. Безусловно, убийство полонием Александра Литвиненко в Лондоне в 2010 году, которое Великобритания, по сути, “проглотила”, очень сильно изменило атмосферу — политическую и общественную вокруг нового подобного — наглого и жестокого — преступления. Кажется, британцы и вправду чувствуют себя глубоко оскорбленными, а потому рассержены.

Итак, повторим, уверенность британцев, что это дело рук российских “чекистов” — будет официально подтверждена в среду. Именно уверенность, потому что абсолютных юридических доказательств, кто именно заказал и совершил такое преступление не будет. Кремль, конечно, примется настаивать именно на абсолютных доказательствах (причем определять эту абсолютность должен он сам), но привычное кремлевское “где доказательства?! это не доказательства!” здесь уже не будет иметь никакого значения. Главный вопрос другой: каким будет “решительный ответ”? Чем ответит Великобритания на фактический акт войны?

Решительного ответа, который тоже можно называть войной, не будет. Просто будут дополнительные санкции, от которых кому-то конкретно и будет плохо, но которые не заставят Россию изменить политику. Такой пессимизм, к сожалению, имеет весомые основания. Весь нормальный мир прекрасно знает, кто сбил пассажирский “боинг” над Донбассом летом 2014 года. Весь мир знает, что Россия официально захватила силой часть украинской территории — Крым и неофициально — Донбасс. Весь мир знает, что Россия бомбит с воздуха города в Сирии. За все это Россию наказывают — санкциями. Но они не останавливают агрессию, Кремль продолжает совершать преступления, убивая людей массово и по одному. То есть, наказание неадекватно содеянному.

А, может, все-таки адекватно? Санкции постепенно, но последовательно ухудшают положение России — экономическое и политическое. Это тоже видят все, а Россия — лучше других. Ответить же России такими радикальными санкциями, чтобы она немедленно упала — просто опасно. Речь же идет о государстве, которое, во-первых, имеет неоспоримые возможности уничтожить всю планету, во-вторых — не стесняется этим шантажировать мир. Как сказал Путин, “зачем нужен этот мир, если в нем не будет России”.

Кто в этом споре — какие санкции адекватны — прав, определить невозможно. Это та ситуация, когда ответ может дать только практика, но никто в здравом уме до практической проверки способности Кремля “пульнуть” по миру ракетами с ядерными зарядами прибегать, слава Богу, не станет. Ответ Великобритании на отравление Олега Скрипаля мы обречены расценивать в упомянутом ракурсе: кто-то посчитает их недостаточными, неадекватными, а кто — логическими в русле общей стратегии постепенного удушения режима Путина.

Какие именно санкции может объявить Тереза Мэй, британские СМИ прогнозируют: высылка дипломатов, отмена виз и различного рода финансовые ограничения российским олигархам, бойкот финала чемпионата мира по футболу со стороны государства, и даже увеличение военного присутствия Великобритании в Восточной Европе. Очевидно, что ни один из этих шагов, и все они вместе, не приведут к капитуляции Кремля. Зато они делают нечто более для нас важное: углубляют цивилизационную пропасть между Россией и Западом, убивают любое родство между ними, а без нее Россия обречена на глобальное поражение.

Речь идет о парадоксе: Россия шантажирует Запад с целью в конце концов договориться с Западом как с равным. С точки зрения Кремля, это очень выгодное предложение Западу, ведь Россия не посягает на его ведущую роль там, где она была во времена СССР. Более того: Россия готова уступить или поделиться кое-чем из того, что имела в те времена, к примеру — Восточной Европой, сателлитами в Африке, Латинской Америке или Азии. Собственно, все может быть предметом переговоров (торга) при условии, что говорят равный с равным.

Однако чтобы состоялся разговор на равных, Запад — политики и общество - должен иметь хоть какое-то уважение к оппоненту, должен видеть в нем хоть какие-то моральные добродетели. Между тем, характер нынешних отношений Запада и России и, главное, устойчивая тенденция к их ухудшению, неумолимо создают ситуацию, когда разговор на равных становится невозможным. Россия потеряла в глазах Запада уважение. Жестокие убийства, бомбардировки городов, смерть пассажиров “боинга”, массовое употребление допинга спортсменами, химическое оружие, поддержка Ким Чен Ына, шантаж от Путина и сплошная ложь — вот какова сейчас Россия в глазах Запада. Какое уж там уважение, остался один страх перед российским террором и угрозами ядерной войны.

Что ж, если исключить вариант ядерного апокалипсиса, то все раньше или позже должно закончиться переговорами. Запад и Кремль все-таки начнут глобальные переговоры о месте России на геополитической карте мира, но это будут переговоры выигравшего с проигравшим. У кого есть сомнения, кто в какой роли будет?

Юрий Сандул, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>