Похоже, и “бархатная” революция в Армении обречена на поражение

Похоже, и “бархатная” революция в Армении обречена на поражение

783
Ukrinform
Большинство армян не участвуют в оппозиционных протестах, боясь, что внутренним конфликтом воспользуется внешний враг

В Армении председатель оппозиционной партии “Гражданский договор” Никол Пашинян заявил сегодня, что в стране началась “бархатная” революция. Сегодня же, только чуть позже, армянский парламент — Национальное Собрание — на специальном заседании избрал премьер-министром Сержа Саргсяна (77 - “за”, 17 - “против”), который до 9 апреля был президентом страны. Сейчас в Армении действует новая Конституция, по которой президента избирают не всенародно, а в парламенте, а глава правительства получает власть, которую раньше имел президент. То есть, Серж Саргсян отдал пост президента, но не отдал власть. Вот против этого и была объявлена “бархатная” революция, но, как видим, власть побеждает (по крайней мере, пока).

“Бархатная”, “оранжевая”, “цветная” - это все метафоры, художественное творчество публицистов. Ключевое слово все-таки революция, то есть смена (попытка смены) системы организации, функционирования и ответственности власти. По сути, это то же самое, что наш Майдан.

Армянская оппозиция говорит про “бархатную” в смысле, что протест, мол, будет исключительно мирным. Это такая сейчас мода в мире, чтобы всё было мирно и без насилия. Кто-то из революционеров искренне в этом убежден, а кто-то хитрит, когда говорит о мирном протесте, понимая что мирным он быть не может (он уже по факту не мирный, если есть пострадавшие). Вот и Никол Пашинян говорит, что надо исключить любое применение силы против полиции, но при этом парализовать работу всех государственных структур по всей стране. В принципе достичь такой цели мирным протестом можно, но для этого на улицы и площади должны выйти миллионы, чего в Армении ждать не приходится.

 Серж Саргсян
Серж Саргсян

Протесты в Армении продолжаются уже пятый день, уже есть пострадавшие в результате столкновений между демонстрантами и полицией, есть также десятки задержанных. Впрочем, скажем прямо, шансов на успех у революционеров практически нет. Саргсяна уже избрали премьером, правящие партии — Республиканская и “Дашнакцютун” - уверенно контролируют Национальное Собрание, что и показано голосованием. А радикальные методы оппозиции — блокирование центра города, захват зданий, прорыв полицейского кордона — это привычная картина для Армении, там оппозиция всегда была решительно настроена. Соответственно, власть тоже готова к радикальным действиям. К примеру, последний протест в июле 2016 года был очень радикальным: тогда группа вооруженных людей из организации «Сасна црер» (переводится, примерно, как «храбрые из Сасуна») захватила здание полицейского полка, требуя освобождения арестованного накануне одного из лидеров оппозиции и отставки правительства и президента страны; дело дошло до кровавых столкновений между демонстрантами и полицией и до перестрелок полиции с группой из “Сасна црер”. И ничего тогда оппозиционеры не добились. И сегодня против них применяют бронетехнику и водометы.

Возможно, протесты армянской оппозиции именно потому и так радикальны, что никогда не могут достичь подлинной массовости. Оппозиционеров — мало, поэтому власть раньше или позже, с меньшими или большими усилиями, но подавляет их “революции”. А неучастие большинства армян в оппозиционных протестах чаще всего объясняют их страхом, внутренней политической нестабильностью, масштабным и затяжным внутренним политическим конфликтом, который безусловно ослабит страну, воспользуется внешний враг — Азербайджан, чтобы силой отбить у Армении Нагорный Карабах (Арцах — говорят армяне). Пожалуй, так и есть. То, что и внутренняя, и внешняя политика Армении напрямую зависит от вопроса Арцаха — давняя истина. Армения критически зависит в этом вопросе от России, самостоятельно противостоять Азербайджану (а его поддерживает Турция) она не может. Потому Армения терпит на своей территории 5-тысячное русское войско с несколькими сотнями танков, бронемашин и артиллерийских систем, с несколькими десятками самолетов. Потому границу Армении с Турцией и Ираном охраняют россияне. Потому Армения отдала под полный контроль России свой энергетический рынок. Потому Армения на международной арене практически во всем поддерживает Россию. Все политические и экономические “потому” в Армении связаны с абсолютным доминированием России.

Масові протести у Вірменії // Фото: Настоящее Время
Массовые протесты в Армении // Фото: Настоящее Время

Понятно, насколько важен для Кремля контроль над тем, с какими реальными правилами в Армении функционирует система власти. В декабре 2015 года в Армении состоялся референдум, который изменил Конституцию, превратив президентскую республику в парламентскую. Как раз сегодня (с избранием премьер-министра) конституционные изменения окончательно вступили в силу. Вряд ли они были проведены лишь для того, чтобы лично Серж Саргсян сохранил власть (он не мог избираться президентом в третий раз). Видимо, в Кремле посчитали, что так будет лучше для гарантии пребывания у власти пророссийских политических сил. В таких расчетах там практически не ошибаются.

Переход Армении от президентской к парламентской республике представляет для Украины отдельный интерес.

Сегодня в наших властных верхах активно обсуждается такой же вариант организации власти - парламентская республика. Впрочем, новый он относительно, ведь в годы президентства Виктора Ющенко политические силы Виктора Януковича и Юлии Тимошенко уже пробовали так договориться (избирать президента в парламенте, а центр исполнительной власти — правительство и его глава). Тогда не получилось, да и сегодня, прямо скажем, немного на это шансов. Изменить в Украине Конституцию можно, причем сравнительно легко, без референдума и без парламента, а лишь усилиями Конституционного Суда (мы уже дважды так делали — в 2010 и 2014 годах), однако для этого кто-то сначала должен установить твердую, хоть и неформальную, монополию на власть, как Виктор Янукович в 2010 году (или Серж Саргсян в 2015-м), а тогда уже можно привлекать Конституционный Суд (или проводить референдум). Но как раз сейчас в Украине никто, включая Президента, не имеет неформальной власти такой широты и глубины, как Виктор Федорович восемь лет назад.

Однако главное даже не в этом. Пример Армении (когда форма правления поменялась, а главный в стране - нет) лишний раз доказывает, что суть не в форме правления, а в том, установлена ли — через демократическое избирательное законодательство и независимый от власти суд — четкая и понятная система ответственности власти перед обществом. Другими словами, должна быть настоящая, а не бутафорская демократия, а кто будет отвечать перед обществом — всенародно избранный президент или политическая партия, которая имеет большинство в парламенте и поэтому сформировала правительство — дело десятое. Ведь мы не видим — и правильно - принципиальной разницы между Францией (президентская республика) и Германией (парламентская), потому что там и там — демократия. Поэтому и нам в наших политических реформах, как и армянам, следует обращать внимание прежде всего на суть — демократию, а уже потом на форму организации власти.

А что касается спорных внутренних политических вопросов в Армении, то, похоже, армянам надо сначала как-то помириться с Азербайджаном. Потому что пока страна “подвешена” проблемой Арцаха, которая намертво привязывает ее к России, она не в состоянии решать любые другие национальные проблемы.

Юрий Сандул. Киев

Первое фото: Карен Минасян (AFP)

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>