Выборы в Турции: эра Эрдогана, перезагрузка

Выборы в Турции: эра Эрдогана, перезагрузка

Аналитика
697
Ukrinform
Одновременные досрочные выборы президента и парламента – подвели черту под масштабной «перезагрузкой» турецкой власти, начавшейся в 2014 году

На досрочных президентских выборах действующий президент Реджеп Тайип Эрдоган переизбран главой Турецкой Республики с результатом 52,5% (по подсчетам 99% бюллетеней), а его Партия справедливости и развития лидирует с 42,5% в парламентском зачете. Первое и главное: президенту удалось обеспечить себе пребывание на посту еще на пять лет, а его политсила сохранила за собой лидерство в турецкой политике. Но – фон выборов и особенности новой системы все же дают основания утверждать, что эта победа была непростой. Итоги, казалось бы, однозначно в пользу Эрдогана и его политической силы. Но ключевой вопрос: каким путем дальше пойдет опытный и харизматичный турецкий лидер? И в какой сторону будет это движение – к демократии с восточной спецификой или к исламизированной диктатуре?

Заветы прошлого

Турецкая политическая система имеет своего проектировщика – это основатель современной турецкой государственности Мустафа Кемаль Ататюрк, который начал этот процесс почти сто лет назад. Коротко его можно охарактеризовать так: Турция – часть Европы. Отсюда отход от теократического характера власти (а султан Османской империи был когда-то халифом всех мусульман мира), либерализация светской жизни, введение латиницы, вообще как таковое – просвещение населения и экономические реформы, ориентированные на тесное сотрудничество с Европой. Таким путем Турция и двигалась до начала XXI века. Правда, заветы Ататюрка нужно было поддерживать силой военных, которые были наделены правом отстранить от власти тех правителей которые увлекались религиозными теориями и угрожали светскому правлению.

Фото з сайту elbadil.com
Фото с сайта elbadil.com

Собственно, к началу 1980-х годов эта система работала, а ключевой политической силой страны была основанная Ататюрком Республиканская народная партия (РНП). Конец века стал временем «перестройки» политической системы Турции: сначала военные запретили все партии, увидев сползание РНП в левую идеологию и предоставили председателю правительства Тургуту Озалу полномочия на проведение либеральных экономических реформ. Собственно, современная Турция со всеми ее курортами, промышленностью и сельским хозяйством – это результат реформ 80-х годов. В 90-х же на политическую сцену вышли силы, которые декларировали в своих программах возврат к определенной роли ислама в жизни государства. И хотя их влияние первое время было довольно нестабильным, именно в этих кругах Реджеп Эрдоган и формировался как политик.

И вот в 2002 году Партия справедливости и развития (ПСР), возглавляемая на то время мэром Стамбула Эрдоганом, наконец одержала победу и возможность сформировать однопартийное правительство. Страна тогда была парламентской республикой, поэтому Эрдоган занял место премьер-министра. С тех пор и началась «эра Эрдогана», которая характеризуется, прежде всего устойчивым экономическим развитием страны и укреплением ее геополитических позиций. Сегодня Турция уверенно “прописалась” в 20-ке крупнейших экономик мира. Большинство украинцев уже в этом убедились, посетив не только пляжи и отели «все включено» в Анталии, но и турецкие города и достопримечательности, которые разрушают мифы о сугубо исламском прошлом этих территорий. Именно экономические достижения позволили партии Эрдогана без проблем победить на парламентских выборах в 2007 и 2011 годах.

Дом, который построил Реджеп

Собственно, чего опасались европейские политики и о чем предупреждали оппоненты Эрдогана все эти годы? Не только о его призывах не забывать ислам как основу жизни турок, а прежде всего – о его стремлении быть авторитарным руководителем. Когда работают не институты под его руководством, а именно он сам главный инициатор и участник всех событий, обеспечивающих его особый статус руководителя. (Возможно, корни этой единоличности кроются глубоко внутри, во внутреннем состязании президента Эрдогана с культовой “тенью” отца всех турок Ататюрка. По крайней мере, посещая Анкару, в разговорах с местными чиновниками и журналистами это чувствуется. – Ред.). Единоличность современного турецкого лидера в конечном итоге и проявилась. Перед 2014 годом был проведен референдум об изменениях в Конституцию: переход к всенародным выборам президента, расширение его полномочий. Изменения прошли, и Эрдоган победил в 2014-м с результатом 51,79%. Вслед за этим он и его партия едва не “поскользнулись” в 2015-м, потеряв большинство на парламентских выборах, но довели ситуацию до досрочных выборов в том же году – и вернули себе полную власть. Испытанием стала попытка военного переворота в июле 2016-го, но она была Эрдоганом решительно подавлена. Собственно, открытое сопротивление военных внутренней политике Эрдогана и было признаком того, что власть отступила от светских принципов Ататюрка. Однако Эрдоган не остановился и провел решительную «чистку» в армии и среди интеллектуальных кругов, где могла родиться новая оппозиция. Политические заключенные в Турции сейчас – признак времени. Итог: еще один референдум – 2017-го года, на котором Эрдогану таки удалось окончательно “продавить” изменения в Конституцию, делавшие президента еще и главой правительства и сводившие роль армии в жизни страны нет – военным просто запретили участие в политике.

Хотя надо заметить, подобная конструкция власти в Турции устраивала не только Эрдогана, но и большинство других политсил. Собственно, главной оппозиционной партией все эти годы была та самая ататюрковская РНП, которая стабильно получала от 120 до 140 мандатов в парламенте, во время кампаний рьяно критиковала Эрдогана, но всегда соглашалась с результатами выборов. Политический ландшафт также оживляли националисты из Партии националистического движения (ПНД) и их визави – левая прокурдская Партия демократии народов (ПДН), которые также имели свои гарантированные 40-80 мандатов каждая. Вот такой себе «междусобойчик» и действовал полтора десятилетия.

Гонка за лидером по-турецки

На этих выборах, Эрдоган решил поэкспериментировать: они были досрочными и прошли по призыву лидера националистической ПНД Давлета Бахчели, который предложил перейти к президентской форме правления, не дожидаясь выборов 2019 года. Эрдоган на это сразу согласился, а ПСР образовала с ПНД «Народный альянс» - тоже новация последних изменений в конституцию, когда партии могут образовывать коалиции. Оппозиция во главе с РНП в ответ также создала подобную структуру - «Национальный альянс», куда вошла также «Добрая партия» (ДП) во главе с Мерал Акшенер (умеренная часть ПНС, не согласившаяся на союз националистов с Эрдоганом, лидер партии Акшенер также выставила кандидатуру на выборах президента) и Партия счастья. Прокурдская ПДН шла на выборы самостоятельно при поддержке всех мелких левых движений. “Изюминкой” ее кампании стало то, что лидер Селахаттин Демирташ находится сейчас в тюрьме по обвинению в связях с курдскими сепаратистами и вел свою президентскую кампанию именно из-за решетки.

Интрига этих выборов была в том, удалось ли бы перевести президентскую гонку во второй тур? Ведь главная оппозиционная сила РНП смогла найти в своих рядах бодрого политика – Мухаррема Индже, который открыто противопоставил себя Эрдогану и сумел собрать сотни тысяч поклонников. Главное, что митинги оппозиции в крупнейших городах Турции выступали под знаменами с изображением Ататюрка, что демонстрировало недовольство отходом Эрдогана от заветов Кемаля при создании государства. Собственно, эта борьба политического наследия Ататюрка и новой концепции, олицетворенной Эрдоганом, и стала содержанием программы Индже. К тому же он сумел усилить политическую риторику экономическими и социальными аргументами – сложными отношениями с ЕС и стагнацией турецкой экономики на фоне рекордной инфляции.

Но чуда не произошло. Победа в первом туре – это всегда уверенная победа, и Эрдоган ее получил. Индже получил 30% голосов, Демирташ – 8% (и это из тюрьмы), Акшенер – 7% (от нее, кстати, ждали большего). На парламентских выборах ситуация оказалась интереснее: отдельно ПСР большинства не получила – только 293 мандата (42,5%), и теперь большинство возможно только при участии союзников из «Народного альянса» - националистами из ПНД (11%, 50 мандатов). РНП повысила свой результат и имеет теперь 146 мандатов (22,6%), смогла перескочить через очень высокий 10-процентный барьер и ДП Акшенер – 44 мандата (10%), соратники Демирташа из ПДН получили 67 мандатов (11,6%).

Итак, казалось бы, эта битва выиграна Эрдоганом вчистую. Конечно, оппозиция представит доказательства нарушений, но общего настроения у внешних наблюдателей это не нарушит. Все сейчас выжидают и наблюдают, каким путем пойдет дальше турецкий лидер? Потому что он – один из самых ярких представителей не просто «правого ренессанса» в мировой политике (другие такие же – Трамп, Мэй, Орбан, Качиньский, Нетаньяху), а той авторитарной тенденции, которая движется в сторону единоличной диктатуры (Путин, Лукашенко, Мадуро). На сегодня у Реджепа Тайипа Эрдогана одинаково равные шансы и возможности как сохранить турецкую демократию и верность главным заветам Ататюрка, так и стать АнтиАтатюрком и перейти к «клубу диктаторов». Впрочем, выбранное направление станет очевидным очень быстро: уже по результатам парламентского форматирования. Если Эрдоган поделится властью с националистами настолько, чтобы большинство образуется – это будет означать сохранение демократии. В противном случае все могут объединиться против Эрдогана, что погрузит страну в политический кризис. В более отдаленной перспективе “диагноз” станет еще понятнее. Учитывая, что на нынешних выборах Эрдоган переизбирался на второй срок, эта пятилетка по Конституции, должна быть последней в его правлении. Изменить это правило могут только внеочередные выборы. Если Эрдоган снова прибегнет к зацепке внеочередности, начнет опять переписывать Конституцию, менять президентские сроки и полномочия – то сразу все станет ясно.

Александр Севастьянов, кандидат исторических наук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-