Европа к мигрантам гуманна, но “не резинова”

Европа к мигрантам гуманна, но “не резинова”

Аналитика
1272
Ukrinform
Проблема мигрантов стала для Европы настолько серьезной, что провоцирует политические кризисы и обострение борьбы за власть

В минувшее воскресенье лидеры стран – членов Евросоюза срочно встретились в Брюсселе. Обсуждалась одна проблема – мигранты (или как их официально более толерантно называют – беженцы). Общего решения лидеры не нашли. Они согласились укреплять свои внешние границы и выделить больше денег странам, из которых люди бегут в Европу, чтобы те убегали меньше. Но не договорились, как поделить между собой мигрантов-беженцев, которые уже прибыли в Европу и просят убежище в Евросоюзе.

Собственно, ничего удивительного в том, что не договорились, нет. Для Европы проблема мигрантов возникла не вчера и исчезнет не завтра, какие бы совместные решения сейчас в Брюсселе не принимали. Люди из бедной части мира бегут в богатую часть, туда, где жизнь богаче. Так было, есть и будет. Другое дело, что раньше Европа более-менее справлялась с этим потоком стремящихся к личному благосостоянию, но сейчас их стало слишком много. Ресурсы Европы по ассимиляции беженцев исчерпываются ввиду чрезмерного количества последних. Кроме того, число беженцев в страны Запада сейчас сильно выросло не только из-за бедности в других частях мира, но и из-за масштабных вооруженных конфликтов. То есть, люди ищут в Европе не только благосостояния, но и элементарной безопасности для жизни.

Есть все основания считать, что давняя проблема беженцев и вообще мигрантов стала сейчас для Европы настолько “неподъемной”, что провоцирует существенные политические кризисы и обострение борьбы за власть.

Во-первых, появилась радикальная альтернатива традиционному решению проблемы. Если раньше (с окончания Второй мировой войны и до недавних пор) все в Европе соглашались, что с несчастными беженцами от нищеты и войны следует обращаться гуманно, давать им приют и защиту, помогать материально, терпеть бытовые особенности их национального или религиозного жизни, стремясь постепенно ассимилировать их в своих странах, то сейчас уже миллионы и миллионы европейцев склонны рубить “гордиев узел”: долой мигрантов! Эти миллионы голосуют на выборах за соответствующие политические силы, которые уверенно проходят в парламенты и даже участвуют в формировании правительственных коалиций, как в Австрии, Италии, Германии. Кстати, естественно, что такая же ситуация складывается и на другом конце Запада – в Северной Америке. Там лидером “радикалов” в вопросах миграционной политики неожиданно стал сам президент США.

Во-вторых, для политических лидеров в Европе проблема удержания власти оказывается более насущной, чем сама проблема: что делать с беженцами. “Радикалы” активно используют кризис с мигрантами, чтобы прорваться на самые высокие ступени власти. Очень хорошо это видно на примере Ангелы Меркель. Она — безусловный лидер самой мощной страны Евросоюза и последовательно воплощает политику единой Европы (конечно, в которой Германии будет принадлежать роль №1). Поэтому Меркель закономерно стремится, чтобы политика в отношении мигрантов была общей для всего ЕС. Все правильно, иначе если каждая европейская страна в такой важнейшей и болезненной для Европы сфере, как миграционная политика будет исходить исключительно из собственных национальных интересов, то единой Европы быть не может. Можно понять мотивы Польши или Венгрии, или какой-либо другой страны, которые категорически не хотят принимать у себя беженцев. Эти страны меньше всего озабочены геополитическими устремлениями Германии. А вот чего добивается министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер (партия ХСС, младший партнер по коалиции партии Меркель ХДС), когда ставит канцлеру, по сути, ультиматум: либо канцлер за две недели находит общеевропейское решение, как прекратить поток определенных категорий мигрантов в Германию, либо он своей властью прикажет пограничникам не пускать таких мигрантов? Кстати, Меркель с требованием согласилась, и 1 июля обещает отчитаться, что ей удалось сделать.

Логично предположить, что лидер ХСС согласен поддержать принципиальную политику Меркель на утверждение единой Европы при ведущей роли Германии, но уже после того, как сам станет канцлером. А пока он действует так, как того хотят миллионы немецких избирателей, которые тоже не очень озабочены геополитикой. У нас бы его назвали популистом.

Общий итог можно сформулировать так: из-за огромного количества беженцев-мигрантов решение проблемы теоретически возможно только силовым методом, то есть - недопущением мигрантов на территорию Евросоюза (или США). Однако силовой метод не согласуется с “европейскими ценностями” – гуманным законодательством, общественным неприятием применения силы к несчастным и безоружным людей (в том числе детям).

Пока европейские лидеры пробуют, как показал воскресный саммит в Брюсселе, совместить все вместе: и силу (точнее сказать – полусилу), и защиту границ, и гуманизм, - давать бедным странам деньги, чтобы они не были такими бедными, по сути – откупиться от беженцев. А также как-то справиться без применения силы с теми беженцами, которые уже сумели попасть в Евросоюз. Получается не очень хорошо в смысле принципиального решения проблемы, но другого пути у лидеров ЕС пока нет.

Юрий Сандул. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-