Виктор Суворов: История про привередливую историю

Виктор Суворов: История про привередливую историю

1922
Ukrinform
Сослагательное наклонение – основа всей коммунистической мифологии

Журналисты с годами привыкают мыслить годовщинами. Тем более, когда речь идет об истории. И хотя события и даты воспоминаний о Второй мировой немного отодвигаются, поскольку болят сегодняшние потери и жертвы, но интерес к войне, в которую Украина так много вложила и которую пытается монополизировать и извратить Россия,  – все равно стойкий.

Говоря о Второй мировой, не забывайте, что это наши битвы и сражения. Если вспомнить, что происходило в этот период времени, то тут сразу цепь событий: 75 лет назад началась Курская битва, в августе мы могли бы праздновать ее заключительную операцию, которая проходила уже на нашей территории.

На наш взгляд, несмотря на пятый год российской агрессии, мы не должны забывать наши сражения во Второй мировой. И попросили написать о войне Виктора Суворова. У Владимира Богдановича (так зовут любимого всей Украиной военного историка) всегда есть спор с кем-то из советских историографов. И в этом споре мы всегда найдем что-то новое.

*   *   *
ИСТОРИЯ ПРО ПРИВЕРЕДЛИВУЮ ИСТОРИЮ

Чем дальше общество отделяется от правды,
тем больше оно ненавидит тех, кто её говорит
(Джордж Оруэлл)

Если бы Гитлер в 1941 году не напал на Советский Союз, то сегодня народам России вообще нечем было бы гордиться.

Раньше причин для гордости было много. Но понемногу причины эти как-то потускнели, поблекли, съежились и стерлись.

Раньше мы гордились тем, что являемся строителями коммунизма – самого передового общественно-политического строя в истории человечества. Сегодня мы этим не гордимся. Ибо больше не прокладываем человечеству путь в светлое завтра.

Фото с сайта panevin
Фото с сайта panevin

Раньше мы гордились самолетами Ту-104. С сентября 1956 года по октябрь 1958 года самолеты Ту-104 были единственными в мире гражданскими реактивными лайнерами, которые совершали регулярные рейсы. Но сегодня мы своими пассажирскими самолетами не гордимся. Летаем на западноевропейских Аэробусах и американских Боингах.

Раньше мы гордились космическими достижениями. Больше не гордимся. Нас в этой области давно обошли не только некоторые страны, но даже и частные компании.

Раньше мы гордились бескрайними территориями. Больше не гордимся. Территории эти ударными темпами осваивают китайцы.

Нам осталось гордиться только войной, которая давным-давно отгремела.

Досадно, что и эта гордость какая-то ущербная. Ведь мы трубим о победах во Второй мировой войне, но имеем о войне весьма смутное представление.

Поясню на примере.

Фото: wikipedia

Фото: wikipedia

Генерал армии Лобов Владимир Николаевич был последним начальником Генерального штаба Вооруженных сил СССР. Через много лет после крушения Советского Союза в редакции газеты «Красная Звезда», которая является Центральным органом Министерства обороны Российской федерации, зашел откровенный разговор о начале войны. Ради выяснения исторической правды созвали знатоков, включая столь именитых, как генерал армии Лобов.

Генеральный штаб – мозг армии. Мнение начальника Генерального штаба, пусть и бывшего, – это мнение высшего военного авторитета России. Владимир Николаевич Лобов не просто генерал, у которого на шее Маршальская звезда, а на погонах звезды первой величины. Он автор ряда научных трудов, доктор военных наук, кандидат исторических наук, профессор, действительный член Российской Академии естественных наук, председатель общественной комиссии «Память народная».

Жаль, что все свои знания о войне доктор военных и кандидат исторических наук профессор Лобов черпал в бездарных и безграмотных мемуарах Маршала Советского Союза Жукова.

Вот что бывший начальник Генерального штаба ВС СССР генерал армии В.Н. Лобов сморозил во время откровенного разговора о начале войны, вот что на весь мир разнесла официальная газета Министерства обороны России:

«На первоначальном этапе войны в боевых действиях участвовали три фронта... Десять армий участвовали в боях первых месяцев, десять!» («Красная Звезда» 6-12 мая 2009).

О каких трех фронтах речь?
21 июня 1941 года решением Политбюро было создано пять фронтов.
О каких десяти армиях толкует этот выдающейся полководец?
Генерал говорит о первых месяцах войны, то есть – минимум о двух месяцах.

Так вот, уже в первую неделю войны:

- на Северном фронте воевали три армии (7, 14, 23-я);
- на Северо-Западном – три (8, 11, 27-я);
- на Западном – четыре (3, 4, 10, 13-я);
- на Юго-Западном – четыре (5, 6, 12, 26-я);
- на Южном – две (9,18-я).

Не прошло и двух недель войны, и вот 2 июля 1941 года наступающие германские войска столкнулись с передовыми частями Второго стратегического эшелона, а это еще семь армий (16, 19, 20, 21, 22, 24, 28-я).

В июле 1941 года к пяти действующим фронтам добавились Центральный фронт и Фронт резервных армий. В том же месяце на разных фронтах вступили в сражение 29, 30, 31, 32, 33, 34, 43, 44-я и Приморская армии.

В августе к семи действующим фронтам добавились еще два – Брянский и Ленинградский. В августе были сформированы и брошены в огонь войны 37, 38, 40, 42, 48, 49, 50, 51, 52, 54 и 55-я армии.

Но и это не все. 6-я армия погибла в окружении, но в августе 1941 года возникла вновь. Номер тот же, но это совсем другая армия, другой командующий, другой штаб, другой боевой состав, действовала новая 6-я армия в составе другого фронта.

В боях погибли 12-я и 16-я армии, но в августе 1941 года появилась новая 12-я и новая 16-я армии.

И что такое первые месяцы войны? Так называемая «великая отечественная война» продолжалась без малого четыре года. 46 с половиной месяцев. Что такое первые месяцы? Не будем мелочными – давайте три года (1942, 1943, 1944) считать серединой войны. Но даже и при такой щедрости период с июня по декабрь 1941 года все равно следует считать первыми месяцами войны.

Так вот: с сентября по декабрь 1941 года дополнительно в состав действующих вошли Карельский, Калининский, Волховский, Закавказский фронты.

В сентябре-декабре в сражения вступили 46, 47, 56, 57, 59, 60, 61-я армии. Помимо этого вместо погибших возникли новые 4, 5, 10 и 12-я армии.

А бывший начальник Генерального штаба с маршальской звездой на шее, действительный член Российской Академии естественных наук, председатель общественной комиссии «Память народная» толкует про три фронта и десять армий, черпая знания из книги, на обложке которой значится имя Жукова.

Безответственные борзописцы, которые вспоминали вместо Жукова на карте группировки войск, которая сложилась к рассвету 22 июня 1941 года, показали только три фронта и десять армий в их составе.

Но они забыли показать 27-ю армию в составе Северо-Западного фронта, 13-ю армию в составе Западного фронта, 9 и 18 армии в составе Южного фронта. Они забыли весь Северный фронт и весь Южный. И семь армий Второго стратегического эшелона забыли.

И вот эта карта, составленная совершенно безграмотными людьми, вставленная в книгу бездельника Жукова, который не удосужился прочитать «собственные» воспоминания, является основой знаний генерала армии, который совсем недавно был начальником Генерального штаба Вооруженных Сил Советского Союза, членом Совета обороны при Президенте СССР и военным советником Президента Российской Федерации.

С почетом покинув стены Генерального штаба, генерал армии Лобов возглавил общественную комиссию «Память народная».

Вот такая она у нас – «память народная».

Подобные заявления больших военных деятелей на весь мир разносит Центральный орган Министерства обороны РФ.

Неужели главный редактор «Красной Звезды» не знает, сколько фронтов и армий приняли на себя удар германских войск летом 1941 года?

Неужели не представляет, как стремительно возрастала эта мощь?

За короткий срок число фронтов с пяти увеличилось до тринадцати, а число общевойсковых армий в составе воюющих фронтов уверенно перехлестнуло за полсотни.

Фото с сайса artyushenkooleg
Фото с сайта artyushenkooleg

В момент, когда генерал армии Лобов вещал про три фронта и десять армий, министром обороны России был гражданин Сердюков Анатолий Эдуардович. За все, что печатала центральная военная газета, он отвечал лично. Неужели и он не знал, сколько фронтов и армий было у Сталина в 1941 году?

А если знал, почему не осадил безграмотного и безответственного военного мыслителя?

*   *   *

Пугает не только бездонное генеральское невежество. Больше пугает их железобетонная уверенность в своей правоте. В ходе конференции в редакции центральной военной газеты России генералу армии Лобову был задан вопрос:

- Можно ли предположить, что при определенных условиях все могло сложиться совершенно иначе?
На это без промедления прозвучал уверенный генеральский ответ:
- С моей точки зрения, предотвратить 22 июня мы никак не могли. («Красная звезда» 6-12 мая 2009).

Если бы это произнес человек, который хоть что-то знал о войне, то с ним можно было либо спорить, либо соглашаться. Но эту глупость произнес носитель высоких титулов, который не знал о войне даже того, что доступно любому умеющему читать школьнику.

Чудовищное невежество высшего военного руководства Советского Союза, а теперь России – вот основа заявлений о том, что летом 1941 года Красная Армия была обречена на разгром, что ничего другого от нее ждать не приходилось.

*   *   *

Великий военный мыслитель генерал армии Лобов не одинок в заявлениях о том, что в 1941 году никаких, кроме позорного разгрома Красной Армии, иных вариантов развития событий не могло быть даже теоретически.

Кремлевская пропаганда давно задурила наши головы простой формулой, которая повторяется настойчиво и постоянно:

ИСТОРИЯ НЕ ТЕРПИТ СОСЛАГАТЕЛЬНОГО НАКЛОНЕНИЯ.

Мысль эта нехитрая подается в форме аксиомы, то есть в форме бесспорной истины, которая не требует доказательств.

Сослагательное наклонение, его еще называют условным наклонением, означает, что действие не произошло, но при каком-то условии могло произойти.

В наши головы надежно впечатали тезис о том, что сослагательное наклонение можно использовать во множестве ситуаций, но только не для изучения истории. И не надо задавать дурацких вопросов, отчего наша привередливая история не желает чего-то терпеть, надо просто запомнить и громко повторять: не терпит, не терпит, не терпит.

Достаточно интересно, что формулу эту про своенравную историю, которая не желает проявлять терпимость, вспоминают в основном в момент, когда речь заходит о начальном периоде Второй мировой войны.

Если смотреть на историю как на постоянный и непрерывный процесс, то истина про сослагательное наклонение бесспорна: то, что совершилось, вернуть невозможно.

Однако история - это не только сам процесс, но еще и наука, которая данный процесс изучает и описывает. Так вот: историческая наука, на мой взгляд, обязана изучать не только то, что было, но и то, чего не было. Но могло быть.

Фото: wikipedia
Фото: wikipedia

Пример. За шахматной доской два титана – великий Алехин и несравненный Капабланка. После долгого размышления гроссмейстер занес руку над проходной пешкой, но вдруг в последний момент вновь задумался. Пока он не тронул рукой деревянную голову маленькой покорной фигурки, у великого шахматиста есть другие варианты. Но как только коснулся рукой, как только двинул и отнял руку, то все. Этот ход теперь будет записан во все учебники как пример величайшего, но оправданного риска или как образец недопустимого и непростительного просчета.

Совершенного не вернешь.

Однако кто нам мешает обдумать-обмозговать наши удачи и промахи после окончания игры?

Если мы желаем хоть чему-то научиться, то просто обязаны внимательно разобрать каждую сыгранную партию, каждый наш блестящий ход и каждое ошибочное действие.

Наши мудрые предки в незапамятные времена ввели в свой язык сослагательное наклонение. Это сверхмощный инструмент анализа, прежде всего анализа собственной истории.

Используя сослагательное наклонение, командир истребительного авиационного полка проводит разбор полетов: если бы капитан Раздолбаев помнил указания командира, если бы старший лейтенант Пришибеев слушал, что ему говорят...

После проигранного матча футбольный тренер в раздевалке кроет матом свою команду, указывает на промахи, требует их больше не повторять. Каждая фраза начинается со слов «если бы», а кончается жуткими угрозами и проклятиями. Проигравшие игроки слушают, понурив головы. Никто не огрызается, не заявляет, что прошлого не вернуть, что история не терпит сослагательного наклонения.

После отбоя учебной тревоги командир мотострелкового взвода собирает своих сержантов, обсуждает действия каждого, ставит в пример тех, кто действовал правильно, направляет на путь истины, тех, кто допустил ошибки, указывает, на что обратить особое внимание в следующий раз. У молодого лейтенанта нет власти над прошлым. Но ошибки вчерашнего дня он помнит и требует от подчиненных не допустить их завтра. И не скупясь использует сослагательное наклонение: если бы двигатели вовремя проверили, если бы (дальше непечатный текст) во время марша четко команды выполняли, если бы...

Сослагательное наклонение дает нам возможность мысленно взглянуть на прошлые, настоящие или будущие события со многих точек зрения, лучше те события понять.

Однако, как только мы вспоминаем Вторую мировую войну, наши великие полководцы, мудрейшие академики, знаменитые писатели дружным хором заявляют, что сослагательное наклонение можно использовать для анализа любых событий, да только не для изучения истории. Потому что история сослагательного наклонения якобы почему-то не терпит.

*   *   *
Так мы о чем?

Ах, да: партия Гитлер-Сталин.

Кончилась игра, потушены свечи. Кто нам мешает партию разобрать?

Нам мешают выдающиеся полководцы, маршалы Победы, несгибаемые идеологи и мудрейшие академики, которые сами разбор проводить не желают и нам не советуют.

Нам мешают те, кто на ухо шепчет: незачем былое ворошить, что было, то было, история сослагательного наклонения не терпит.

И нас пытаются убедить в том, что задача историка сводится к описанию событий прошлого.

С этим не согласен. Категорически. Историк - это храбрый разведчик прошлого. А разведчик обязан не просто добыть какие-то сведения. Он обязан вникнуть в смысл происходящего, понять ситуацию, оценить её и внятно изложить так, чтобы не только самому, но и тем, кому он докладывает, тоже стало понятно.

*   *   *

Достаточно интересно, что те же многозвездные генералы и высоколобые академики весьма широко используют сослагательное наклонение в ситуациях, когда это им выгодно. Пример:

"Разве Гитлеру и Муссолини удалось бы захватить власть и ввергнуть Европу в пучину войны, если бы все антифашисты, и прежде всего коммунисты и социалисты западноевропейских стран выступили единым фронтом? Конечно, нет". (Военно-исторический журнал. 1962. № 5. Передовая статья).

Адольф Гитлер и Бенито Муссолини (Benito Amilcare Andrea Mussolini, 1883—1945) со своими офицерами у карты в Умани.  Фото: waralbum
Адольф Гитлер и Бенито Муссолини (Benito Amilcare Andrea Mussolini, 1883—1945) со своими офицерами у карты в Умани. Фото: waralbum

Дабы вину за развязывание Второй мировой войны снять с Советского Союза, кремлевские идеологи употребляют сослагательное наклонение, обвиняя кого угодно: ах, если бы коммунисты и социалисты западных стран объединились, то Гитлер и Муссолини не пришли бы к власти!

При этом ученые товарищи забывают сообщить, что именно вожди Советского Союза не хотели ни с кем объединяться для борьбы с нацизмом. Мало того, они требовали от подчиненных им коммунистических партий западных стран не только не объединяться с социалистами и социал-демократами, но вести против них войну на уничтожение, тем самым открывать Гитлеру путь к власти и к войне.

Товарищ Сталин объявил борьбу с социал-демократией главной задачей коммунистов Германии:

«Неустанная борьба с социал-демократизмом по всем линиям... включая сюда разоблачение буржуазного пацифизма» (Ленинградская правда. 14 июля 1928).

А после войны коммунистические идеологи сокрушенно вздыхают: ах, если бы социал-демократы выступили с коммунистами единым фронтом.

Удивительная вещь: разнообразные маршалы Победы и увенчанные лаврами академики объявляют, что история не терпит сослагательного наклонения, и тут же его используют без ограничений, словно оружие массового поражения. Сослагательное наклонение – основа всей коммунистической мифологии. Давайте же полистаем тома мудрейших сочинителей:

- Ах, если бы удалось воплотить в жизнь гениальные планы Тухачевского!
- Ах, если бы в 1937 году Сталин не перестрелял выдающихся стратегов!
- Ах, если бы Сталин не поверил Гитлеру!
- Ах, если бы Сталин не уничтожил укрепленные районы на старой границе!
- Ах, если бы мы успели построить укрепленные районы на новой границе!
- Ах, если бы в Красной Армии было больше новейших танков и самолетов!
- Ах, если бы удалось оттянуть войну еще на год и перевооружить Красную Армию!
- Ах, если бы Сталин послушал великого Жукова и привел войска в готовность!

Ну и коронное: ах, если бы был жив Ленин!

Но и этого мало. В новом тысячелетии все чаще и все громче звучит сожаление о том, что Жуков жил так мало. Ах, если бы он пожил еще несколько лет, как много новых правдивых историй он смог бы рассказать!

Давайте же воспользуемся сослагательным наклонением, столь любимым нашими академиками и маршалами Победы, и ответим на вопрос: могла ли история войны сложиться иначе?

На этот вопрос отвечаю: могла.

Варианты были.

Виктор Суворов

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-