Революция песен: Праздник латышей, который следовало бы перенять и нам

Революция песен: Праздник латышей, который следовало бы перенять и нам

8037
Ukrinform
В чем схож и в чем различен исторический культурный опыт Латвии и Украины

Больше недели в столице Латвии Риге шел праздник Песни и танца. Праздник песни - 26-й, праздник танца - 16. Трудно описать масштабы этого торжества, проходящего раз в пять лет. На него съезжаются 43 тысячи участников. Если вас эти цифры не очень впечатлили, скажу, что это 2,2% населения страны.

Рига в эти дни переполняется людьми в национальных костюмах. Концертные площадки - по всему городу. Масштаб некоторых концертов трудно описать - это нужно видеть в фотографиях, видео. И дело не в масштабах, самих по себе, это не самоцель, не стремление к гигантомании. Это зримое и звучное подтверждение народного самоощущения: я - жив, я буду жить дальше. Как там у Тычины: «Я єсть народ, якого Правди сила ніким звойована ще не була».

Кстати, в этом празднике участвует множество коллективов украинской диаспоры в Латвии и один латышский ансамбль приехал из Украины. Но дело не только в этом. Праздник песни и танца, столь важный для Латвии, и отсутствующий в Украине - хороший повод поговорить об общем и различном в судьбе наших народов, вырвавшихся из лап Империи, и продолжающих бороться за свое право на свободу.

АКЦЕНТ НА ФОЛЬКЛОРЕ - СПАСЕНИЕ ОТ АССИМИЛЯЦИИ

Империя мечтает о максимальной ассимиляции попавших в ее орбиту народов. Народы сопротивляются. В этих условиях фольклор - один из важнейших спасательных кругов, позволяющих им оставаться на плаву, сохранять идентичность.

Представители титульной нации империи очень часто смотрят на это с презрительной усмешкой - как на дикость аборигенов, не желающих принять «высокую культуру» и ценности их народа, истинно, как им думается, просвещенного.

Вот что писал сыну Ивану добрейший славянофил Сергей Тимофеевич Аксаков: «Трое хохлов были очаровательны: пели даже без музыки, и Гоголь зачитал меня какими-то думами хохлацкого Гомера. Гоголь декламировал, а остальные хохлы делали жесты и гикали. Я, Хомяков и Соловьев любовались проявлением национальности, но без большого сочувствия, в улыбке Соловьева проглядывало презрение, в смехе Хомякова - добродушная насмешка, а мне было просто смешно и весело смотреть на них, как на чуваш или черемисов... и не больше. Бодянский был неистово великолепен, а Максимович таял, как молочная, медовая сосулька или татарский клево-сахар».

Судя по тому, как описала ту же встречу и дочь С.Т. Аксакова Надежда, она вправду произвела большое впечатление на все семейство: «Гоголю я пела, по его просьбе, малороссийские песни, которые и теперь звучат в ушах моих. Как они неотвязны. Как отдыхаешь и успокаиваешься, когда споешь русскую после малороссийской».

Важно отметить, что это пишет семья славянофилов, сама до безумия влюбленная в народные традиции, но лишь своего народа - титульного в Империи. (Брат Ивана и Надежды Аксаковых Константин вообще был известен тем, что носил русский народный, как ему казалось, костюм. Однако мещане и крестьяне принимали его то ли за «безумного француза», то ли за «дикого персианина»).

В Украине так же, как и в Латвии в конце XIX - начале ХХ века начинали закладываться традиции песенно-танцевальных торжеств. Появлялись сакральные места, вроде Тарасовой горы. Нарабатывался свой канон: «Реве та стогне Дніпр широкий», «Ще не вмерла Україна», «Боже великий, єдиний». Однако традиция масштабных праздников, сродни балтийским (и в частности латвийским), не сложилась.

ПРАЗДНИК ПЕСНИ. ПОЧЕМУ В БАЛТИИ ЕСТЬ, А В УКРАИНЕ НЕТ

Можно отдельно разбирать - почему. Прежде всего, важно то, что праздники песни появились в начале XIX века в Европе - в германоязычных странах. Потом эта любовь к хоровому пению получила распространение у балтийских немцев, а также у коренных балтийских народов. (Первый большой Музыкальный праздник Даугавы прошел в Риге еще в 1836 году). В Западной и Южной Украине, где тоже было много немцев, такого не случилось.

Что еще, вероятно, мешало подобной масштабной музыкальной самоидентификации - больший контроль имперского центра за более многочисленным (а, значит потенциально опасным) народом, да еще и культурно близким, а значит, легче ассимилируемым. К тому же, в Украине во время языковых запретов водевили, «малороссийские комедии» порой бывали едва ли не единственными дозволенными проявлениями украинскости. И эти театральные представления, по сути, замещали то место, которое в Балтии занимали праздники песни. Подобную функцию выполняли и рассеянные по Украине кобзари.

Но главное, пожалуй, в том, что балтийским странам в 1918-1920 годах удалось отстоять свою независимость и получить двадцать лет на утверждение Праздника песни. В Советской же Украине время культурной украинизации оказалось очень недолгим и закончилось «расстрелянным возрождением». При этом украинская музыкальная культура была загнана в гетто все тех же водевилей с пропиской в областных «музыкально-драматических театрах». Плюс вставные, как зубы советской стоматологии, украинские номера на партийных концертах.

Владимир Войнович в «Москва. 2042» очень точно описал эту лживую обложку советских концертов, «демонстрирующих небывалый расцвет многонационального искусства в стране»:

«Не знаю почему, но именно "Гандзя" исполнялась на всех торжественных концертах, посвященных партийным съездам и Дню милиции или еще чему-то подобному, причем исполнительница во всех случаях и во все времена была как будто одна и та же: высокая и полная тетя в черном бархатном платье до пят и с большим вырезом на пышной груди. На грудь эту она клала руки, как на подставку, заламывала пальцы и, лукаво жмурясь, заливалась инфантильным меццо-сопрано:

Гандзя - рыбка,

Гандзя - птычка,

Гандзя - цяця, молодычка...

"Боже мой, - думал я, - неужели в этой стране и вправду никогда ничего не изменится?"».

ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И РЕВОЛЮЦИИ ЗВУКА

По сравнению с украинским гимном, зовущим на борьбу за свободу, напоминающим о героических предках, латвийский гимн кажется очень уж мирным и, как бы это сказать, простым, коротким, просветительским. В оригинале, на латышском языке он завораживает мелодичными алитерациями, медитативными повторами. В подстрочном переводе, естественно, лишенном этой прелести, он звучит так: «Боже, благослови Латвию, / Наше дорогое отечество, / Да благослови Латвию, / Ах, благослови её! / Где цветут дочери Латвии, / Где поют сыновья Латвии, / Позволь нам там в счастье танцевать, / В нашей Латвии!» (Каждый куплет повторяется два раза).

Почему так получилось? Дело в том, что песня, позже ставшая гимном, писалась одним из первых латышских композиторов Карлисом Бауманисом (1835-1905) к Первому всенародному празднику песни, состоявшемуся летом 1873 года в Риге. И там же впервые прозвучала. То есть композиция к Празднику песни позже стала Гимном независимой Латвии. И как бы ее, независимости, провозвестником. А мирность, даже пасторальность этого гимна не мешала латышам героически сражаться за свободу своей страны. (К красным ушла лишь небольшая часть латышских стрелков).

Термин «цветные революции» благодаря напряженной работе российской пропаганды стал в последние годы очень популярен и в значительной степени демонизирован. Цветные революции различаются по окраске - «Помаранчева революція» в Украине, и по цветам - «Революция роз» в Грузии, «Революция тюльпанов» в Киргизстане.

А вот интересно, многие ли знают в Украине, как назывались революции Балтийских стран, произошедшие там в конце 80-х - начале 90-х? (Латвия, Литва и Эстония не желают определять произошедшее унылыми партийно-бюрократическими терминами «перестройка» и «гласность»).

Это были «песенные революции»! Балтийские народы выходили безоружными с мирным протестом и пели в лицо идеологически одряхлевшим остаткам советской оккупации. (Впрочем, из Литвы и Латвии СССР так просто сам не ушел, были погибшие; без жертв обошлось только в Эстонии).

И снова просится сравнение с Украиной. Много-многотысячное исполнение Гимна Украины на Майдане, концерт «Океана Эльзы», концерты нон-стоп череды других исполнителей, жесткий металлический ритм пустых бочек, используемых как барабаны... А ведь Евромайдан тоже в какой-то степени был «песенной революцией». Разница, однако, в том, что режим Януковича оказался более жестким и жестоким, чем власть Горбачева.

Тут, кстати, еще важно вспомнить, отметить общую творческую составляющую украинских революций - выходящую за пределы музыкальной культуры. Если появлялись защитные щиты, то они расписывались. Если появлялись защитные каски, они расписывались. На Майдан приходили художники - и появлялись новые образы революции: плакаты, мемы, «революционные иконы». То есть Майдан в самом прямом смысле становился не только революцией, как борьбой с прогнившей, безнадежной властью, но - культурной революцией. И, по сути, только после Евромайдана началось системное становление государственнической украинской идентичности, достаточно жестко защищающей свои границы от вторжения, вползания, влезания прежнего имперского влияния.

ПРАЗДНИК ПРАЗДНИКОВ ЛАТВИИ

Во время мировых войн эти торжества не проводились. Но между ними, в независимой Латвии успели провести VI, VII, VIII и IX Праздники песни. И это было чрезвычайно важно для будущего страны. Традиция развилась и окрепла настолько, что даже после присоединения Латвии к СССР оккупанты, отобрав многое другое, покусится на этот Праздник не посмели. И с 1948 года его проведение возобновили. (Тогда же праздник начали посещать танцевальные коллективы, вскоре было решено вместе с Праздником песни проводить Праздник танца).

А уже в «оттепель», в 1955 году была построена Большая эстрада Рижского парка культуры и отдыха «Межапарк», специально предназначавшаяся для проведения Праздников песни. Это грандиозное сооружение вмещало 10 тысяч певцов и 30 тысяч зрителей в амфитеатре. (Сейчас при необходимости сцена достраивается с двух боков, так что количество выступающих можно еще увеличить).

...В Латвии сегодня есть популярный шутливый набор определений «Какие мы - латвийцы?». Одно из важных определений там звучит так: «Для нас Праздник песни и Олимпиада - равнозначные события». И это без преувеличений так. Представьте себе, раз в пять лет по всей Риге на множестве площадок идут безостановочные концерты, причем не легкой, развлекательной, а классической и народной музыки. И все эти площадки заполнены!

О том, каким волнительным является это событие, говорит простой пример. Президент Латвии Раймондс Вейонис на открытии и закрытии праздника так волновался, что несколько раз запнулся. Например, вместо «праздник песни» сказал - «Рождество». (На латышском языке это звучит очень похоже - Dziesmu svetki и Ziemassvetki). Реакция публики была абсолютно доброжелательной - дружеский смех и поддерживающие аплодисменты.

Удивительны были концерты, проходившие в храмах Риги - лютеранских и католических, с прекрасной акустикой, с органами, а в некоторых церквях - и с качественным цветовым оборудованием.

Неповторимы были концерты, проходившие в Старом городе и особенно - в Музее народной архитектуры под открытым небом. Иногда это были настоящие фольклорные спектакли - скажем, разыгрываемый несколько часов старинный церемониал латышской свадьбы.

На большом футбольно-легкоатлетическом стадионе «Даугава» в конце недели три вечера проходили трехчасовые концерты «Земля Мары» (то есть «Земля [Святой] Марии»).

И каждый раз стадионы были заполнены. Невозможно описать словами это действо, когда тысячи и тысячи танцоров в разнообразных ярких народных костюмах, подчиненные задумке хореографов, танцуют, непрерывно перестраиваются, формируя движущиеся и видоизменяющиеся фигуры.

Это было восхитительно, прекрасно. Но не оставляла одна мысль - ах, если бы можно была увидеть такой же праздник, но с много-многотысячным гопаком...

И что за чудо - финальный четырехчасовой (в реальности - из-за аплодисментов и исполнений «на бис» - пятичасовой) концерт «Путь звезды» в Межа-парке! Впрочем, перед тем, как сказать несколько слов о нем, стоит привести еще три изречения из списка «Какие мы - латвийцы».

1. «Вы знаете в лицо и по фамилиям как минимум трех хоровых дирижеров».

2. «Дирижеры, управляющие хорами на Празднике песни и танца для вас круче любых поп-звезд».

3. «Вы знаете первые строчки как минимум двадцати народных песен».

И это всё правда. Дирижеров встречали с восторгом, какому позавидуют и поп-звезды. (Я, кстати, тоже уже немного приблизился к статусу латыша, поскольку оценил и запомнил, как минимум трех дирижеров - Эдгарса Рачевскиса, Мариса Сирмайса и Иварса Цинкусса).

Очень многие песни зрители, сидевшие поблизости, действительно хорошо знали - и подпевали сводному хору. Причем чисто, слаженно, не фальшивя. Даже у меня, человека до недавних пор не имевшего никакого отношения к латышской культуре, это все вызывало чувство восхищения и летящего восторга...

Причем во всем этом не было угрюмой серьезности, казенности. В классические мелодии, народные песни вклинивались песни раннего Паулса или арии из латвийских рок-опер, переложенные для хора.

А иногда замерзшие (ночью в густом, как лес, Межа-парке температура упала до +15) зрители и артисты запускали по Певческому полю «волну», как будто это футбольное или хоккейное поле.

Концерт «Путь звезды» закончился в час ночи. Но для желающих гуляния в Межа-парке продолжались до утра. Я же с ужасом представлял, как теперь буду добираться домой. Ночь, расходятся десятки тысяч человек. Какой тут общественный транспорт? Да и такси вряд ли найдешь.

В действительности же все было ровно наоборот. С десятиминутным промежутком времени подъезжали одни за другим трамваи и автобусы различных маршрутов, развозившие нас в разные концы города.

А на следующий день, 9 июля, в Латвии - выходной. Потому что на самом деле, Праздник песни и танца это не как Олимпиада, это - важнее.

У меня после него остался один вывод и одна мечта. Вывод - что на следующий год нужно обязательно побывать на аналогичном празднестве в Таллинне. А мечта...

Мечта - дожить до того времени, чтобы нечто подобное было в Киеве. И десятитысячный сводный хор исполнил «Реве та стогне Дніпр широкий»!

Олег Кудрин. Рига

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-