Встреча Трамп — Путин: сначала договариваться – потом встречаться. Они решили наоборот...

Встреча Трамп — Путин: сначала договариваться – потом встречаться. Они решили наоборот...

665
Ukrinform
Встреча оказалась на 100% пропагандистской. А эффект от PR-акции, даже лидеров ядерных держав, всегда мимолетный

Дональд Трамп уже получил (и еще получит) кучу критики по итогам своей встречи с Владимиром Путиным в Хельсинки, особенно за совместную с российским лидером пресс-конференцию. Будет интересно увидеть, чем все это для него закончится. Кое-кто говорит о более, чем вероятном импичменте, если после выборов в Конгресс в ноябре этого года демократы получат большинство в обеих палатах американского высшего законодательного органа.

Но то будет чуть позже, а сегодня самое интересное: о чем все-таки договорились Трамп и Путин? Имеются в виду не задекларированные общие благие намерения во имя мира во всем мире, а конкретные решения?

Ответ: ни о чем не договорились, потому что не могли договориться в принципе.

В старые добрые времена, когда США и СССР вели между собой “холодную” войну, саммит лидеров двух мировых держав означал завершение, итоговую точку в каком-то важном и длительном процессе согласования общего решения. Это было, конечно, действительно стратегическое решение. Как, скажем, о сокращении стратегических ядерных вооружений. Сейчас же, по словам Дональда Трампа, его встреча с Путиным — лишь “начало долгого периода”, в конце которого будет благо для всего мира.

Что ж, пусть будет начало. Но в начале не стоит ждать окончательных решений, даже промежуточные — редкость. В начале, учитывая нынешнее состояние американо-российских отношений, которые и Трамп, и Путин называют чуть ли не худшими в истории двух стран, лишь договариваются договариваться. То есть, совместных важных решений в Хельсинки 16 июля 2018 года США и Россия не могли принять объективно.

Далее. На классических саммитах, которые не начинают, а завершают процесс, лидеры приходят с решениями, которые предварительно приняты не только ими лично. В России решения такого высокого уровня (отношения с США) принимает коллектив в 10-15 человек, классическое для России “политбюро” — всякие там депутаты Госдумы или просто министры в их число, конечно, не входят. А в США все гораздо сложнее, местное “политбюро” — это минимум сотни людей, прежде всего — законодатели (сенаторы и конгрессмены). Понятно, что сотни людей принимают решение по писаным процедурам, они не могут, даже если бы вдруг захотели, полностью скрыть этот процесс от публики (СМИ), хотя, конечно, что-то и остается тайной. В России же абсолютно весь процесс принятия решений скрыт, никто не знает, кто, где, когда и что решил, это одна из основополагающих черт российской политической системы — конспиративный характер власти. Очевидно также, что время, затрачиваемое на принятие решений, у россиян и американцев принципиально разное — у россиян минимальное, у американцев — уж как выйдет, как правило — долго. Поэтому, вполне вероятно, Путин в Хельсинки мог приехать с готовым коллективным решением своего “политбюро”: в чем уступать Трампу, а чего от него требовать. А вот у президента США решения американского “политбюро” явно не было, поэтому ничего конкретного он предложить Путину объективно не мог.

В итоге встреча Трампа и Путина для обоих объективно превратилась в пропагандистскую акцию. Трамп демонстрировал публике и своим оппонентам из американского истеблишмента свое видение того, как надо эффективно вести мировую политику, а Путин показывал миру, что никакой изоляции России и ее президента нет, что она — мировая сверхдержава, с которой лидер самой мощной страны Запада желает иметь хорошие отношения. Очевидно, что российский лидер воспользовался своей демонстрацией сполна, “на все сто”, а вот Трампу, несмотря на шквал критики от американцев, своя демонстрация явно не удалась.

Однако эффект от “пиар-акций”, даже если в ней участвуют лидеры мощнейших ядерных держав мира, всегда мимолетен, за месяц-два он развеется, об успехе Путина просто забудут, а у обывателя будут другие новости, сенсации, шоу. “PR-неудача“ политика забывается труднее, потому что его коллеги-оппоненты постоянно будут о ней напоминать. Трампу, безусловно, уже никогда не забудут ситуацию, когда он публично усомнился в собственной разведке и так же публично выразил доверие словам извечного соперника (врага) США.

А про Украину, Сирию, Иран, про ядерное оружие и вообще все, что для них важно, России и США придется договариваться (если будет такое общее желание) все-таки по классическим правилам, где саммит лидеров завершает переговоры, а в выработке совместных решений принимают участие не только два президента, а весь большой коллектив политиков, имеющих на это право и реальную возможность.

Юрий Сандул, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-