Протесты в Румынии: старая элита, похоже, будет защищаться до последнего

Протесты в Румынии: старая элита, похоже, будет защищаться до последнего

497
Ukrinform
Из всех бывших европейских сателлитов Кремля периода СССР российская политическая модель пустила чуть ли не самые глубокие корни в Румынии

С прошлой пятницы, уже четвертый день, в Румынии сотни тысяч демонстрантов по всей стране требуют отставки правительства и досрочных парламентских выборов. Собственно, это не начало протестов, а их продолжение: в такой форме недовольство правительством социал-демократов периодически проявляется фактически сразу после их победы на выборах в декабре 2016 года.

В пятницу демонстранты в столице Бухаресте сошлись с полицией “врукопашную”: водометы, слезоточивый газ, более четырех сотен пострадавших, десятки задержанных. Президент Румынии Клаус Йоханнис (не социал-демократ, а представитель оппозиционных национал-либералов) осудил действия полиции, “жестокое вмешательство жандармерии, абсолютно несоизмеримое с демонстрациями большинства людей на площади Победы” и требует наказания для ее руководителей. С воскресенья в нескольких городах, в том числе – в столице, появились палатки, то есть, появились демонстранты, которые намерены протестовать круглосуточно, без перерыва на ночь (раньше такого не было). На вечер понедельника запланирована новая массовая демонстрация, а президент, по сообщению его администрации, выступит со специальным сообщением.

Массовые протесты, которые сопровождают политическую историю Румынии в течение последних нескольких лет, можно рассматривать и как проявление политической борьбы между социал-демократами и национал-либералами при приблизительном равновесии сил (за первыми – парламент и правительство, за вторыми – президент), когда оппозиция, проигравшая выборы, давит на власть по улице, и как борьбу общества против коррупции (социал-демократы добились через Конституционный суд увольнение главного прокурора Национального антикоррупционного директората (НАД) Лауры Ковеши и путем изменений в уголовном кодексе смягчили наказание за должностные преступления). И то, и то – правда, как говорится – одно другому не мешает.

Но в румынских протестах и в том, как на них реагирует власть, можно увидеть и глубокую мораль, иначе – сделать из них более глубокие выводы.

Вопрос: почему в Румынии, которая, казалось бы, уже прошла тот путь к европейской демократии, которым Украина только собирается пройти (членство в НАТО и Евросоюзе, соответственно – европейское избирательное законодательство и европейский независимый суд), антикоррупционная борьба не стихает, а наоборот – разгорается, причем именно в форме массовых демонстраций и жесткого ответа на них власти?

Ответ, конечно же, в истории. В каждой стране, которая на более-менее длительный исторический период попадала в зависимость от России (СССР), в этот период происходила смена политической модели управления (иначе – принципы формирования и функционирования властной элиты) с национальной на российский. Разумеется, это была не естественная, а насильственная смена. Новая российская модель царила только до тех пор, пока страна находилась под политическим контролем Кремля. Контроль ослабевал или исчезал совсем – сразу начинался обратный процесс: российскую политическую модель вытесняла национальная. Где-то этот процесс происходил почти мгновенно по историческим меркам: год–два–три – и практически без сопротивления бывшей элиты, сформированной по лекалам российской политической модели. К примеру, так произошло в балтийских странах – бывших республиках СССР. Где-то – намного дольше и с драматическими внутренними конфликтами. А где обратный процесс и не начинался, там российская модель и поныне господствует (самый яркий пример – Беларусь, однако и, к примеру, бывшие азиатские советские республики, при всей нынешней внешней несхожести с Российской Федерацией, советскую (российскую) политическую модель не меняли, а лишь сменили политические декорации).

Из всех бывших европейских сателлитов Кремля периода СССР в Румынии российская политическая модель пустила чуть ли не самые глубокие корни. Это благодаря многолетнему диктаторству Чаушеску, который смог по большевистской методологии удержания власти максимально “зачистить” румынское общество от любых ростков оппозиции во всех без исключения сферах жизни общества. Грубо говоря, диктатор физически уничтожил всех, кто мог бы быть или стать в будущем частью оппозиционной к нему (и к новой, уже сложившейся по российским политическим лекалам элиты) организованной силы. И то, что Чаушеску долгое время ссорился в некоторых вопросах с Кремлем и считался эдаким “оппортунистом” в “социалистическом лагере” – ничего здесь не меняет: власть румынского диктатора по сути была слеплена с власти диктаторов российских (советских).

И именно потому, что Чаушеску так жестоко “зачищал” возможные альтернативы новой элите, лишать его власти пришлось с кровью. Это во-первых. Во-вторых, после Чаушеску страну долгое время возглавляли люди с самой верхушки бывшей коммунистической элиты (как, например, первый президент Илиеску). В-третьих, реальная борьба с коррупцией началась так поздно – НАД – аналог наших НАБУ и САП – был создан в Румынии еще в 2003 году (требование для вступления в Евросоюз), а заработал более менее эффективно только в 2013 году, когда его исполнительным прокурором стала Лаура Ковеши. В-четвертых, несмотря на огромную поддержку деятельности Ковеши обществом ее все же уволили с этой должности. В-пятых, и сегодня, несмотря на массовые протесты, итог борьбы в Румынии неочевиден, по крайней мере – на ближайшую перспективу. Социал-демократы, которые пытаются, по сути, прекратить государственную антикоррупционную политику, не с неба упали, они, напомним, победили на парламентских выборах. Другими словами, та старая (теперь уже) румынская элита, выращенная Чаушеску, которая теперь, конечно, не “коммунистическая”, а “социал-демократическая”, имеет существенную социальную поддержку среди румынского электората. И это тоже – объективное наследие господства в стране элиты российского образца.

Не трудно увидеть в этих особенностях румынской истории и нынешней ситуации в этой стране параллели с Украиной. Если коротко – в определяющих моментах мы должны повторять путь Румынии, потому что стремимся туда, куда и они. А потому стоит вывести из румынского опыта несколько значимых уроков.

Очевидно, что глубина проникновения российской политической модели в Украине несравненно больше, чем в Румынии. И корчевать российское наследство нам придется с гораздо большими усилиями, чем румынам. К сожалению. Россия открыто пошла на нас войной, чтобы не потерять контроль над Украиной, то есть – не позволить нам избавиться от российской политической модели. Но внешний враг – это еще не все. Румыния не воюет с Россией, там новая Румыния один на один со старой Румынией. Плюс поддержка демократического Запада. И все же, как видим, сопротивление старой элиты очень упорно, она, похоже, готова защищаться до последнего, и не только слезоточивым газом. Разве старая украинская элита, взлелеянная тем же российско-большевистским контролем и влиянием, имеет более слабый инстинкт выживания, чем румынская? Скорее, наоборот. Поэтому пик борьбы украинского общества, украинской нации за смену элиты, которая родом из колониального прошлого, на новую – национальную, демократическую, европейскую” (что и будет означать необратимость в процессе обретения независимости от России) – еще впереди.

Юрий Сандул. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-