Для Путина и Меркель тема Украины сейчас не главная

Для Путина и Меркель тема Украины сейчас не главная

Аналитика
614
Ukrinform
Российско-немецкие договоренности, скорее всего, будут носить тактический характер и будут направлены на решение конкретных проблем

В следующую субботу, 18 августа, канцлер Германии Ангела Меркель примет в Берлине президента России Владимира Путина. О чем они будут договариваться — это, безусловно, многих интересует.

В общем, темы разговора особой тайны не представляют. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, к примеру, обозначил их так: “Это, конечно, и международное круг вопросов, это и Украина, это и Сирия, это те ограничения, с которыми так или иначе сталкиваются многие страны, и с последствиями этих ограничений... Кроме того, конечно, будут затронуты вопросы двусторонних торгово-экономических отношений, темы реализации крупных коммерческих проектов, я имею в виду “Северный поток-2”, и другие вопросы, которые стороны сочтут необходимым обсудить”. Представитель немецкого правительства Штеффен Зайберт был лаконичным: говорить об урегулировании конфликта в Сирии, ситуацию на востоке Украины и вопросы энергетики.

Следовательно, говорить о все. Остается попытаться определить приоритеты.

Первое: тема Украины, в частности — ситуация на Донбассе, главной или даже среди главных не будет. Россия определилась со своей стратегией на обозримое будущее: не уступать, блокировать идею миротворцев ООН на всю территорию оккупированного Донбасса, требовать выполнения “минских соглашений” в российской интерпретации. И пока России вообще не станет хуже, эта стратегия не изменится. К тому же уже давно главным переговорщиком Запада в этом вопросе являются США, а не Германия и Франция из “нормандской четверки”. Для Германии сейчас достаточно, чтобы на Донбассе не было существенных обострений военных действий. А России пока нет смысла прибегать к таким обострениям. То есть, говорить Путину и Меркель на украинскую тему не о чем. Единственная надежда — Меркель захочет и сможет найти для Путина убедительные аргументы за немедленное освобождение Олега Сенцова.

А вот что бесспорно интересует и тревожит лидеров Германии и России — это отношения с США и Сирия.

Американская The New York Times, комментируя предстоящую встречу, пишет об общих интересах сторон при ответе на пошлины на алюминий и сталь, введенные США: “Как Россия, так и Германия пострадали от тарифов на алюминий и сталь, и обе опасаются эффекта домино из-за недавних мер Трампа против Турции”. Иначе говоря, в России и Германии появилась некая необходимость углубить взаимодействие для противодействия США, и не только по торговым тарифам, но и в принципиальном энергетическом вопросе – строительстве “Северного потока 2”, против которого американцы не только протестуют, но и вводят конкретные санкции. Также стоит добавить общую заинтересованность Берлина и Москвы в том, чтобы как-то сохранить так называемое “иранское соглашение”, из которого США вышли.

Таким образом, потребность взаимодействия очевидна, поскольку от действий США страдают и Россия, и Германия (и не только они). Вот только каким должно быть это взаимодействие, насколько глубоким и насколько оно будет носить характер геополитического партнерства? Вот тут очевидного как раз и нет. Возможно, Москва и готова к стратегическому сотрудничеству, но вряд ли к этому стремятся Берлин, Париж или Лондон. Европейцы прекрасно осознают, что с Кремлем надо “держать дистанцию” а с Вашингтоном нельзя “бить горшки” безвозвратно. Да и Москва, кстати, тоже не смертельно хочет ссориться с американцами. В конце концов, генеральную договоренность о разделе мира (“Ялта 2”) кремлевским надо заключать с США, а не с Европой.

При таких обстоятельствах, когда и Берлину, и Москве хочется немного напугать Вашингтон возможностью стратегического антиамериканского союза России и Европы, чтобы заставить его в чем-то уступить, но при этом оставаться для него партнером и другом (по крайней мере - не врагом), все разговоры Меркель и Путина рискуют лишь разговорами и остаться. То есть, российско-немецкие договоренности, скорее всего, будут иметь тактический характер, будут, так сказать, краткосрочными, направленными на решение конкретных проблем.

Скажем, для Германии остра проблема беженцев-мигрантов. Россия хочет воспользоваться этим, заманивая в Германию стратегическое соглашение по Сирии без США. Суть такого соглашения: Германия (и Евросоюз) признают власть Асада, помогают ему материально на восстановление страны в обмен на то, что Асад примет обратно всех беженцев. А их только в Турции 3,5 миллиона и все хотят в Европу. Турция пока сдерживает их, заключив с Евросоюзом соответствующее соглашение, но может и перестать сдерживать. А еще миллионы уже в Европе, создавая проблемы даже лично Ангеле Меркель (падение ее рейтинга и рейтинга ее партии). Иначе говоря, используя проблему беженцев, Россия хочет узаконить (добиться международного признания) своей военной победы в Сирии и переложить на Европу часть расходов на восстановление опустошенной войной (в частности российскими бомбежками) Сирии. Это и будет главной целью Кремля на четырехстороннем саммите по Сирии, “запланированном на ближайшее будущее” (МИД РФ) с участием лидеров России, Франции, Турции и Германии. Вот по итогам следующего саммита (если он состоится – именно это и будет решаться в Берлине 18 августа) мы и увидим, договоренностей какого характера – тактического или стратегического – достигли Меркель и Путин.

Юрий Сандул. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-