В Греции теперь точно все есть, кроме одного – экономического кризиса

В Греции теперь точно все есть, кроме одного – экономического кризиса

465
Ukrinform
Официально признанный выход страны из стагнации и успешное завершение финпомощи имеют большие политические последствия и для Греции, и для всего ЕС. А также – это уроки для Украины

Природа греческого экономического кризиса была банальна: всю вторую половину «нулевых», после введения евро как денежной единицы, правительство «корректировало», как от него требовали в Брюсселе, показатели дефицита бюджета на уровне не выше 3%. На самом же деле, ситуация с этим самым дефицитом была куда пессимистичнее и нужно было искать дополнительные деньги извне для удержания экономики. Все это тянулось до конца 2009 года, когда кредитов, набранных у «больших» стран ЕС и не только, стало столько, что отдавать уже было нечем. И вот тогда правительство Греции официально признало угрозу дефолта и обратилось к ЕС за помощью. Как назло, экономическая депрессия охватила тогда фактически весь мир (это как раз когда в Украине, например, доллар стал стоить вместо пяти гривен – целых 8), но греческая экономика не имела твердого фундамента из тяжелой промышленности или сильной банковской системы. Поэтому и сорвалась в «пике». При власти же в Афинах тогда были классические социалисты из партии ПАСОК, их лидер Георгиос Папандреу в итоге был вынужден признать политическую вину и уйти в отставку.

Алексіс Ципрас
Алексис Ципрас

Укрощение строптивого Ципраса

Далее – ЕС и МВФ были вынуждены разбираться и давать три транша финансовой помощи: в 2010-м – на 107 млрд евро, в 2012-м – на 130 млрд и в 2015-м – на 86 млрд. Принципиально кредиторы требовали от греков одного: жесткой экономии – то есть сокращения всех социальных программ, замораживания счетов в банках и отказа от индексаций. Примерно в подобном положении тогда оказались также Кипр, Ирландия, Испания и Португалия, но их правительства приняли все условия помощи и пошли путем «урезания» всего, что сумеют. А вот в Греции начались политические протесты, во главе которых стала Коалиция леворадикальных сил СИРИЗА, руководителем которой стал молодой и амбициозный Алексис Ципрас. С 2012 года при власти в Греции была традиционная правая партия – «Новая демократия», лидер которой Антонис Самарас пытался убедить сограждан, что дефолт станет полным крахом не только правительства, но и всей страны. Но у греков была несколько иная логика: они обвиняли ЕС в диктатуре и навязывании евро, считали, что, если избавиться от того самого евро, то из кризиса можно выйти самим и все такое прочее.

Надо признать, господину Ципрасу и его соратникам удалось расшатать политическую ситуацию: несколько раз демонстрации заканчивались попыткой штурма парламента, а в январе 2015-го были проведены досрочные парламентские выборы, на которых победила СИРИЗА. Это совпало с пиком падения и без того парализованной экономики, а главное – с необходимостью отдавать кредиты МВФ еще с первого транша. Ситуация была накалена: Ципрас стал премьером, но откровенно «посылал» как Брюссель, так и Нью-Йорк, мол, мы не будем ничего отдавать по вашей указке, мы лучше выйдем из еврозоны и вообще – можем выйти из ЕС. Европа во главе с Ангелой Меркель сухо отвечала: ну выходите, но сначала – верните досрочно деньги, которые были выделены на поддержку экономики. Дальнейшее же сотрудничество возможно только при принятии жестокого плана экономии. В итоге, в июле 2015-го Ципрас объявил референдум за/против согласия на такие условия – получил от греков 61% «нет», и... поехал в Брюссель и Берлин договариваться. Результат – в принятии трехлетнего плана спасения греческой экономики, который и завершился на днях.

У всей этой истории был интересный фон: Ципрас, воюя с ЕС и МВФ, опирался на риторику, мол, мы сможем выстоять сами и при помощи других государств. Первой в перечне «других» называлась Россия, куда на всяческие экономические форумы и встречи с Владимиром Путиным, Ципрас приезжал неоднократно. Именно в 2015-м, в условиях введения санкций за оккупацию Крыма и войну на Донбассе, греческий премьер выполнял для российской пропаганды роль «прорывщика изоляции», того, кто якобы справедливо критикует ЕС и МВФ и вообще – вот и начнется наконец развал «сытой Европы» именно с Греции. Но все эти надежды Кремля так и остались тщетными.

Или со всем ЕС цивилизованно и красиво, или с Путиным в изоляции и упадке

Итак, Европейский стабилизационный механизм (ESM) в заявлении о греческой экономике констатировал: «Греция официально завершила трехлетнюю программу макрофинансовой помощи, предоставленной ESM, сделав успешный выход. Сегодня мы можем уверенно завершить программу ESM без запуска новых дополнительных программ спасения, поскольку впервые с начала 2010 года Греция может стоять на своих ногах. Отмечается также, что «это стало возможным благодаря чрезвычайным усилиям греческого народа, хорошему сотрудничеству с нынешним греческим правительством и поддержке европейских партнеров путем кредитов и облегчения бремени задолженности». Более того: за последние три года на поддержку Греции было потрачено 61,9 млрд. евро, но зарезервированные еще 24,1 млрд. оказались не нужны – экономика наконец заработала сама.

Ангела Меркель
Ангела Меркель

Какие же выводы из такой ситуации стоит сделать. Во-первых, надо отдать должное характеру и выдержке канцлера Германии Ангелы Меркель, которая взяла на себя ответственность за переговоры с Ципрасом в 2015-м и убедила его не на баррикады идти, а начать работать и призывать к этому своих сограждан. Не менее важна чисто политическая альтернатива, нарисованная Меркель молодому греческому премьеру: или – со всем ЕС цивилизованно и красиво, или – с Путиным в изоляции, когда всю твою экономику (прежде всего, туристическую сферу) приберут к рукам те же россияне, а они просто так ничего не делают, за экономикой придет и политика. И Ципрас сделал верный выбор. Он успел изрядно поиздеваться над традиционной европейской политикой, но также сумел найти свой политический стиль и войти в уважаемый круг с высоко поднятой головой, заставив разговаривать с собой как с партнером.

Объединенная Европа: «А не спешите нас хоронить»!

И вот, смотрите, уже нет визитов с обещаниями дружбы в Москву, Греция голосует за все санкции против страны-агрессора, отставлены все прожекты о выходе из еврозоны, и греческая экономика получила возможность самостоятельно развиваться. Все это – доказательство того, что «похороны Европы» как политической и экономической структуры – не то что безосновательные разговоры, а просто бессмысленные. Три года назад рядовые греки в прямом смысле не имели надежды на то, что им будут и дальше платить пенсии и стипендии – и вот такой результат за три года.

Есть у этой истории есть глубокий политический смысл: европейская политика меняется. Именно такие лидеры, как Ципрас, отправляют на политическую пенсию традиционных социалистов и консерваторов (обе эти партии играют роль статистов в греческом парламенте). Начиная как радикалы с достаточно заметным креном к «стилю Уго Чавеса», эти новые левые для Европы – становятся носителями новой идеологии современного социализма с приоритетами социальной и личной защиты, экологическими и гендерными принципами. Конечно, имея советскую матрицу в восприятии социализма, к этому надо относиться осторожно, но признать эту идеологическую перестройку уже стоит. Что ЕС и сделал – предусмотрительно, но отстояв общие интересы.

Кстати, такие процессы идут не только в Греции: кризис традиционных левых и правых характерен и для Франции, где к власти пришел куда более умеренный центрист Эмануэль Макрон, а вот его главным оппонентом был современный леворадикал Жан-Люк Меланшон, который также нашел свое место в политической системе, вытеснив что социалистов, что коммунистов. То же можно сказать и про Германию, главные политические партии которой – ХДС/ХСС и СДПГ, хотя и остаются при власти, но – кажется, это последнее их правительство в таком составе.

А для Украины в греческой истории есть важные уроки на будущее: впереди еще не один момент сложного выбора, соблазнов выйти как-то иначе, попросить помощи из рук врага. Но если хотим сами стоять на ногах и идти вперед как независимое государство, надо как Алексис Ципрас – знать себе цену, не бояться жестких условий и говорить с народом прямо, но по-умному. Иначе в современном мире просто не выжить, а вот потеряться – вполне реально.

Виктор Чопа. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-