Сергей Кислица, заместитель министра иностранных дел Украины
Перед нами стоит правовой и дипломатический путь. А это – ежедневный кропотливый труд
23.08.2018 16:22 890

 Заместитель министра иностранных дел Украины Сергей Кислица ответил на вопросы «Криминформ».

- Какие усилия для освобождения Крыма прилагает Украина на международном уровне?

- Важнейшим и системным является решение Генеральной ассамблеи ООН, принятое 27 марта 2014, которое подтвердило территориальную целостность Украины в границах, признанных международным правом и международным сообществом. Это решение является руководящим не только для Крыма, но и для востока Украины. Результатом нашей ежедневной работы на уровне Генеральной ассамблеи ООН стало принятие еще двух резолюций по Крыму 2016 и 2017 года. Они имеют принципиальное значение, так как на сегодняшний день, на уровне руководящего органа ООН, относительно России введен статус страны-оккупанта по отношению к Крыму. Это означает, что в отношении России актуализируется требование придерживаться гуманитарного права. А это значит, что, среди прочего, РФ должна применять в Крыму украинское законодательство.

Работа велась и в других международных организациях. Бакинская декларация и другие документы Парламентской ассамблеи ОБСЕ признали, что, осуществив оккупацию Крыма, РФ нарушила все без исключения основные принципы ОБСЕ. Комитет Министров Совета Европы и ПАСЕ, начиная с 2014 г., приняли целый ряд решений, касающихся оккупации Крыма, в Женеве было принято несколько резолюций, в частности, в рамках Совета по правам человека. В ЮНЕСКО были приняты решения об осуществлении прямого мониторинга в Крыму, который ЮНЕСКО рассматривает как территорию Украины.

Но проблема сегодня заключается в том, что, несмотря на целую кипу решений международных организаций, Российская Федерация ими пренебрегает. К тому же она ими пренебрегает как постоянный член Совета Безопасности ООН. А именно на Совете безопасности, согласно Уставу ООН, лежит основная ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Я осмелюсь сказать, что сегодня речь идет не только о последствиях невыполнения решений в разрезе российско-украинского конфликта, но и о последствиях такого пренебрежительного отношения со стороны РФ для всей системы международных отношений, которая была выстроена после окончания Второй мировой войны

- Какое значение имеют принятые резолюции, если РФ их игнорирует?

- Во-первых, мы имеем дело с ситуацией, которая не будет решена ни сегодня, ни завтра. И эта ситуация требует ежедневной кропотливой работы, которая не часто носит яркий пиар-выгодный характер. Но без этой работы было бы невероятно сложно доказывать позицию Украины в той же Гааге. Решение Генеральной ассамблеи ООН, руководящих органов других международных организаций является частью общей правовой позиции, и иногда – даже столбами, на которых строится позиция Украины в судах.

Даже если взять вопросы экологии. Представьте себе, какой экологический ущерб нанесли оккупанты. Как там ведется добыча ископаемых, как бесконтрольно разрушается береговая полоса и тому подобное? Вспомним, сколько миллиардов было потрачено на преодоление экологического ущерба, когда ГДР вернулась в состав  единой Германии. Схожих процессов ждут и ныне оккупированные территории Украины. Но упомянутые ранее решения станут частью наших исков с целью получения компенсации со стороны оккупанта для восстановления Крыма и других территорий.

Также крымский вопрос присутствует во всех международных мероприятиях, в которых участвуют любые ведомства. Например, Международный союз электросвязи. Куда относить Крым, когда речь идет о телефонной связи, спутниковой связи, распределении частот? И здесь резолюции Генеральной Ассамблеи ООН очень важны, ведь для всех организаций ее решения являются руководящими: в них Россия признана страной-оккупантом.

- Чего Украине удалось достичь во время членства в Совете безопасности ООН?

- В Совете безопасности наша делегация постоянно в различных форматах поднимала вопрос российской агрессии против Украины. Кроме работы в Совбезе, мы продолжали работать и в других органах ООН. К сожалению, учитывая специфику процедур, мы не могли обойти тот факт, что РФ обладает правом вето. Кстати, сейчас уже подзабыли, что до того, как Украина в марте 2014 внесла в Генассамблею резолюцию о территориальной целостности, Россия заблокировала аналогичное решение в Совете Безопасности. Было также наложено вето и на резолюцию по расследованию трагедии малазийского самолета МН17 в июле 2015 года.

В условиях блокирования страной-агрессором вопросов, касающихся ее действий в Украине, Совет безопасности ограничивается довольно слабыми документами и решениями по российской агрессии. Например, заявление для прессы 31 января 2017 в связи с обострением ситуации вокруг Авдеевки, недавнее заявление председателя Совета безопасности в связи с ситуацией на Донбассе. Такие документы не голосуются, а принимаются консенсусом. К сожалению, они содержат не настолько жесткие формулировки, как мы бы хотели видеть. Россия просто этого не допускает. Повлиять на это пока практически невозможно, хотя, конечно, есть политики и специалисты, которые считают, что Россия должна быть лишена права вето, но это вопрос не ближайшего будущего.

Но вода камень точит. Мы не должны останавливаться, ведь все, что делается сегодня, – пригодится в будущем.

- У Украины есть какое-то видение относительно права вето?

- Есть разные видения. Есть радикальное мнение, что Россия вообще не должна быть членом Совета безопасности ООН, потому что Российская Федерация стала членом при сомнительных обстоятельствах, когда было принято решение о прекращении существования Советского Союза.

Украина – среди инициаторов предложений, касающихся ограничения права вето, в частности, когда речь идет о масштабных преступлениях против человечности и геноциде, есть также идеи насчет реального ограничения прав члена Совета безопасности в конфликтной ситуации, где такой член, как в случае с Россией, является агрессором. По моему мнению, собственно, речь идет о применении на практике уже существующих положений Устава ООН, в частности его 27 статьи.

Но Совет безопасности – это орган, в котором ежедневно рассматриваются вопросы, которые несут угрозу глобальной безопасности. Например, возьмем сирийский конфликт, где погибли сотни тысяч человек. Возьмем ближневосточную проблему, иранский вопрос, вопрос поддержания мира в Африке. РФ очень удачно манипулирует своим правом вето. Нравится нам это или нет, ни ООН, ни отдельные страны не могут до сих пор решить тот же сирийский конфликт, не общаясь с Россией.

Вместе с тем, несмотря на постоянное обновление состава Совета безопасности, Россия ни разу не имела возможности провести через Совет решения относительно Украины, которые не поддерживаются нашими партнерами – постоянными и непостоянными членами СБ. Даже по процедурным вопросам, на которые не распространяется право вето, Россия все равно не могла набрать необходимого количества голосов.

Россия рассчитывает на незаметную эрозию в ООН относительно позиции по Крыму. Где-то подаст статистику, в которой Крым «принадлежит» России, где-то предпримет другие шаги. Мы сразу даем по рукам органу или организации, которые принимают эту статистику или иным способом не в полной мере придерживаются решений Генассамблеи.

- Что Украина будет делать дальше?

- Президент поставил перед МИД задачу подготовить новую резолюцию по Крыму. Мы будем ее продвигать на новой сессии Генеральной ассамблеи ООН. Она будет базироваться на двух предыдущих резолюциях, но с учетом нынешней ситуации. Важно, что для исполнения двух предыдущих резолюций готовятся доклады ООН по Крыму. Новый доклад выйдет в сентябре. В будущей резолюции, которая будет содержать более решительные оценки невыполнения Россией соответствующих решений, мы будем использовать и его положения.

Хочу подчеркнуть, военного пути возвращения Крыма не существует. Перед нами стоит правовой и дипломатический путь. А это – ежедневный кропотливый труд. Лишь один меморандум, который подается в Международный суд, – это сотни или даже тысячи страниц, содержащих огромное количество фактов доказательной базы. Поэтому очень важна слаженная работа всех причастных.

Мы работаем в тесном сотрудничестве с другими министерствами и ведомствами, и есть очень широкая поддержка со стороны коллег. Я очень благодарен Мустафе Джемилеву. В ноябре 2016 года он, несмотря на большую загруженность, поехал в Нью-Йорк для продвижения первой резолюции по правам человека в оккупированном Крыму. Он проводил встречи с утра до вечера, пока не была принята резолюция в Третьем комитете Генассамблеи ООН. Я благодарен также представителям гражданского общества, поскольку они часто помогают нам собирать необходимую для доказательной базы информацию, в том числе и из Крыма.

В конечном итоге Крым будет однозначно украинским. Крым вернется в Украину, и вернется он невоенным путем.

Фото: Елена Худякова, Вадим Грига, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-