Сергей Бурдиляк, Посол Украины в Иране
В посольстве уже месяц живет украинка, которую не выпускают из Ирана
06.09.2018 09:00 839

Продолжение. В первой части интервью Укринформу Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Иране Сергей Бурдиляк рассказал, какие варианты действий может выбрать Украина, если Соединенные Штаты наложат санкции на Иран, что тормозит восстановление сотрудничества с Ираном в сфере самолетостроения, состоится ли визит украинских министров энергетики и инфраструктуры в Иран, а также об отслеживании российскими спецслужбами каждого делового контакта наших дипломатов в этой стране.

Во второй части читайте о существующих вариантах перехода на расчеты в национальной валюте между Украиной и Ираном, о том, что общего между Джулианом Ассанжем и украинкой, которая замужем за иранцем, легко ли иранцам получить украинскую визу и почему в представлении некоторых иранцев, посетивших Украину, она является страной с молочными реками и кисельными берегами.

МОЖНО БЫТЬ БДИТЕЛЬНЫМИ, НО ОСТАВАТЬСЯ ДРУЖЕСТВЕННЫМИ И ГОСТЕПРИИМНЫМИ

- В одном из интервью около двух лет тому назад вы говорили, что в отношениях Украины с Ираном существует две проблемы: первая – это неурегулированный вопрос банковских расчетов из-за финансовых санкций против Ирана, а вторая – неэффективный визовый режим. Какого прогресса в решении этих вопросов удалось достичь за это время?

- В Украину приезжала группа иранских экспертов, не «вообще», а действительно серьезно изучающих вопрос приобретения украинского банка и открытия мусульманского банка в Украине.

Иранцы готовы за гривни продавать нам продукты нефтепереработки, деньги будут направляться в этот банк, а банк уже будет покупать, инвестировать, вкладывать нашу гривню в инфраструктурные проекты и обеспечивать бесперебойные поставки сельскохозяйственной продукции из Украины. И для них, и для нас это выгодно, потому что никто не будет тратить валюту.

Министр сельского хозяйства Ирана готов хоть завтра ехать в Украину – на самом деле он был готов еще вчера, – и разговаривать по всему комплексу вопросов.

Поверьте, убедить иранцев, что это должно быть им интересно, было очень непросто, но процесс потихоньку идет.

Я не хочу рассказывать более подробно, потому что, как говорят, деньги любят тишину, и здесь наповедь «Не навреди» весьма актуальна. Давайте подождем и посмотрим, как все будет развиваться, потому что на этот вопрос влияет очень много различных внешних факторов. Но он решается, то есть мы дошли до конкретного понимания обеими сторонами. И слава богу!

А вот что касается вопроса с визами... Слава богу, в июле мы открыли визовый центр в Тегеране. Но по состоянию на 1 августа мы имеем более 40 процентов отказов по визам для иранских граждан со стороны компетентных органов Украины.

- Много ли в Иране желающих приехать к нам?

- В последнее время их количество начало постепенно увеличиваться. К примеру, несколько лет тому назад мы оформили около 150 студенческих виз для иранцев, а в прошлом году уже около 1400, то есть почти в десять раз больше. Если раньше мы выдавали 2 тыс. виз в год , то сейчас вышли на 4-5 тыс.

Иранцы готовы ехать в Украину. Грузия этого не побоялась, и Сербия не побоялась и подписали безвіз с Ираном. Сейчас туда ежедневно летают самолеты из Тегерана, эта страна активно развивает туризм.

Я беседовал с сербским послом в Иране, в них поступления от туризма по этому направлению выросли в десятки раз, и, в принципе, нет каких-то нарушений со стороны иранских граждан. Потому что кое-кто опасался, что иранцы начнут летать в Сербию, а потом пойдут в страны Шенгена. Да нет, никто никуда не ушел!

- То есть к безвиза с Ираном нам еще далеко?

- Да. Я имел определенные надежды на какую-то визовую либерализацию, но с иранской стороны были, скажем так, некоторые моменты – возможно, не совсем правильные. Я не могу сейчас комментировать их в открытом режиме, но они были. И, конечно, эти досадные случаи повлияли на наши отношения. Иранцы об этом знают, я им тоже говорил: «Уважаемые, надо уважать законы страны пребывания».

Но, по моему мнению, нам все-таки можно быть более гостеприимными и доброжелательными в отношении согласований на посещение Украины, оставаясь при этом бдительными. Потому что, извините, отказывать двухлетнему ребенку и его маме в украинской визе, когда здесь живут их родственники... Откровенно говоря, мне очень трудно объяснить иранцам причины такого отказа.

- В СМИ в апреле было сообщение, что Служба безопасности Украины задержала двух иранцев, один из которых был военным атташе, при попытке купить в Киеве компоненты современной противокорабельной ракеты, после чего они были высланы из Украины. Вам об этом что-то известно?

- Такой факт действительно имел место – мы депортировали двух дипломатов. Но один из них был не атташе, а работал в аташате.

- Иранская сторона предприняла какие-либо ответные шаги?

- Да.

- Это повлияло на наши отношения?

- Вообще-то нет, но конкретно да, ибо подобные вещи, конечно, всегда влияют на двусторонние отношения.

НАМ НАДО ЮРИДИЧЕСКИ ЗАКРЕПИТЬ ПРАВО ВЫБОРА ЖЕНЩИНОЙ ГРАЖДАНСТВА ПРИ БРАКЕ С ИРАНЦЕМ

- Насколько многочисленной является украинская диаспора в Иране?

Россияне требовали от украинцев в Иране отказываться от украинского гражданства и переходить в российское

- Официально зарегистрированных – где-то 600-700 человек, в основном это женщины. А вообще, я думаю, примерно несколько тысяч. Многие люди не информируют посольство о пребывании в Иране – есть те, кто приезжает работать, есть моряки – это отдельная категория, есть определенная часть наших специалистов в Бушере. И здесь мы должны снова вспомнить о России.

Когда Украина отказались от Бушерского контракта, «Росатом» начал нанимать для работы в Бушере украинцев, ведь у нас самые лучшие и опытнейшие специалисты-атомщики. А после 2014 года – оно и до того было, но, возможно, не в такой грубой форме – россияне просто начали требовать от людей отказываться от украинского гражданства и переходить в российское. Почти силой – шантажом, угрозами, запугиванием. Люди боялись потерять работу, и некоторые, особенно из восточных регионов Украины, на это согласились.

- С какими проблемами чаще всего сталкиваются наши соотечественники в Иране?

- Проблема, возникающая у украинок – жен иранцев, и это то, с чем мы в посольстве сейчас напрямую столкнулись, связана со спецификой законодательства Ирана. Дело в том, что иностранная гражданка при женитьбе автоматически приобретает гражданство Ирана. И в связи с этим сейчас мы имеем в посольстве некоего Джулиана Ассанжа в лице 32-летней женщины (Д. Ассанж – австралийский интернет-журналист, основатель сайта Wikileaks. Был обвинен в изнасиловании в Швеции и объявлен в международный розыск. Во время пребывания в Лондоне попросил политического убежища в Эквадоре и до решения вопроса несколько месяцев жил в посольстве этой страны – авт.)

Единственное «преступление», совершенное нашей соотечественницей, – это брак с иранцем.

Она вышла замуж за внешне приличного человека, иранца с канадским паспортом, который обещал ей золотые горы. Но регистрация брака почему-то состоялась не в канадском, а в иранском посольстве. А там никто не предупредил украинку, что, въезжая на территорию Ирана, она автоматически приобретает иранское гражданство. Для женщины это означает, что она не может выехать за границу без нотариального разрешения мужа.

Наша землячка попала в семью, где над ней издевались. Я уже не говорю о том, что у ее мужа есть определенные признаки психического заболевания – я не врач и не могу ставить диагноз, но то, что над ней издевались, – это факт. Закончилось тем, что он порезал ей стеклом руки, и она прибежала в посольство за спасением – мы ей потом накладывали швы. Но ее паспорт остался у мужа.

Мы обратились к иранской стороне, и я бы вам этого не рассказывал, если бы мне пошли навстречу. Я им сказал: «Уважаемые, у нас есть два варианта – либо вы даете этой женщине визу, и она тихонько возвращается домой, либо я об этом случае сообщаю прессе с рекомендацией нашим женщинам до решения этого вопроса воздержаться от брака с иранскими гражданами, хотя два года назад говорил совершенно противоположное».

Сейчас именно иранская сторона создала непреодолимые условия. А что я должен делать? У меня в посольстве живет женщина, которая не является дипломатическим представителем, это посторонний человек в закрытом учреждении. Я не могу ее куда-то вывезти из посольства, поскольку это угрожает ее жизни. Ее муж ведет себя неадекватно – он совершил нападение на машину посла, предпринял попытку нападения на военного атташе посольства. Мы позвонили в полицию, его задержали, а через час отпустили.

- Сколько времени эта женщина живет в посольстве?

- Да уже месяц! И у меня есть ощущение, что она там будет жить вообще неизвестно сколько! Я не хочу такого заложника, поэтому, собственно, и делюсь этим с вами.

В то же время хочу подчеркнуть, что 90 процентов браков украинок с иранцами – это абсолютно нормальные здоровые семьи. В Иране никто четырех жен не имеет, хотя шариат это допускает, все живут с одной женой, и все у них хорошо. Мужчины там не выпивают, не обижают жену, приносят в дом деньги. В момент оформления брака иранцы подписывают контракт. Я его смотрел, он состоит из 42 пунктов, 40 из которых защищают права женщин, и только 2 пункта – в пользу мужа. То есть в случае развода он остается без штанов, точнее в одних только штанах!

Но, по моему глубокому убеждению, нам все же нужно поставить в юридическую плоскость право выбора гражданства женщиной, заключющей брак с иранцем. Я считаю, что это вопрос для консульских консультаций, который нам надо поднимать. Ведь мы живем в 21 веке, а муж должен давать жене разрешение на выезд. Я с этим не согласен!

ЕСЛИ НЕ ЕХАТЬ К ГРАНИЦАМ, ТО ИРАН – АБСОЛЮТНО БЕЗОПАСНАЯ СТРАНА

- МИД в начале года не советовало украинцам посещать Иран в связи с антиправительственными протестам в стране. Это предостережение все еще действует?

- Во-первых, эти протесты в основном были достаточно локальными. Во-вторых, те зимние беспорядки были связаны с ростом цен на продукты питания.

Дело в том, что при лидере Ирана существует специальная служба, которая следит и делает все возможное, чтобы цены на продовольствие были стабильными. Недопущение роста цен на первоочередные продукты питания – хлеб, мясо, молоко, яйца – является государственной политикой Ирана.

Так вот, в прошлом году в Иране произошла вспышка птичьего гриппа, а до того страна была крупнейшим в регионе экспортером курятины. Но из-за птичьего гриппа птицу пришлось уничтожить. А если нет кур, то откуда возьмутся яйца? Конечно, это объективное обстоятельство, которое повлекло повышение цен на них.

- И это вызвало такую волну протестов?

- Люди настолько привыкли к стабильным ценам на продукты, что даже рост цен на яйца повлек за собой массовые беспорядки.

Сейчас цены стабилизировались, но возобновление санкционной политики вместе с некоторыми внутренними факторами привели к резкой инфляции внутренней валюты – реала. Он упал почти втрое. Конечно, когда национальная валюта в три раза дешевеет, цены автоматически, хоть и не сильно, но растут. Поэтому протесты в ряде городов, связанные с удешевлением реала, возникшие летом этого года, были не такими жесткими.

- То есть от поездок все же лучше воздержаться?

- Если не ехать на юг, к границам с Пакистаном или близко к Ираку, или в некоторые регионы, где проживают национальные меньшинства, то Иран – это абсолютно безопасная и стабильная страна. Но если кому-то хочется острых ощущений, можно поехать на границу – там они есть!

- Как развивается ситуация вокруг задержанного в Иране по подозрению в убийстве матроса судна Arezoo украинского моряка Андрея Новичкова, которому грозит смертная казнь?

- Сейчас, по моему убеждению, она развивается в правильном, благоприятном, я надеюсь, для украинского гражданина направлении – это все, что я могу сказать.

В ЦЕЛОМ ИРАНЦЫ ИСПЫТЫВАЮТ К РОССИИ ГЛУБИННОЕ НЕДОВЕРИЕ

- Вы рассказывали, что в отношении Ирана существует много стереотипов и мифов, которые на самом деле имеют мало общего с действительностью. Какие из них вы хотели бы развеять в первую очередь?

Психологический портрет иранцев кардинально отличается от того, который нам навязывают некоторые СМИ

- Прежде всего – это восприятие иранцев, особенно женщин, как людей, которые ходят в этих черных чадрах, с насупленими бровями и строгим взглядом. Это абсолютная чушь! Иранцы очень открыты, дружелюбны, несколько безалаберны, как по мне, в плане отношения ко времени, и это часто является причиной опозданий.

Но, если вы где-то заблудитесь, вам всегда помогут, подскажут, у них нет никакого страха или предубеждения перед иностранцами. И с этими чадрами все не так – женщины одеваются совсем иначе. Особенно если поехать к северу от Тегерана – это совершенно другой мир!

Поэтому психологический портрет иранцев кардинально отличается от того, который нам навязывают некоторые СМИ. Это самый большой стереотип.

- А что иранцам известно об Украине?

- Немного. Хотя, в принципе, отношение к украинцам, в отличие от россиян, достаточно дружелюбное.

Дело в том, что еще царская Россия с ее имперской политикой наделала в Иране много зла – она захватывала территории, отобрала часть Азербайджана. Если взять даже Грибоедова (русский писатель и дипломат, работал секретарем русской миссии в Персии – авт.), его поведение было недопустимо для посла, при всем уважении к нему как к литератору. Не просто так его убили в Тегеране.

Но это давние дела. Если взять 20 век, то спровоцирован Сталиным в 1946-1947 массовые кровавые расправы в Иранском Азербайджане, когда погибли десятки тысяч иранцев, остались в исторической памяти людей.

- Однако чехи и венгры сегодня почему-то забывают о подобных действиях советской власти в их странах.

- А иранцы помнят! Да, есть реалии сегодняшнего дня – где-то они союзники, где-то соперники, но в целом у иранцев к России есть глубинное недоверие еще со времен царской России и Советского Союза. Современная Россия тоже сделала некоторые вещи, не способствовавшие повышению доверия к ней. Это я говорю не потому, что я украинский посол и мы сейчас воюем с Россией. Нет! Это то, что я понял из общения с иранцами и видел собственными глазами.

По сравнению с Россией – я отвечаю за свои слова, хоть они и субъективны, но это мое убеждение – к Украине в Иране совсем другое отношение.

Вообще в представлении некоторых иранцев, побывавших в Украине, – это государство с молочными реками и кисельными берегами, абсолютно честно вам говорю!

- На каком основании у них сложилось такое впечатление?

- У нас, по их мнению, низкие цены, замечательная природа, в принципе, у большинства украинцев нет ксенофобии – ведь, в отличие от России, у нас никто не называет иностранцев чурками или еще как. Иранец ожидает от нас какой-то предвзятости и ксенофобии, а этого нет, и он чувствует себя в Украине абсолютно нормально и раскованно.

Так вот, с этой точки зрения иранцам у нас очень нравится!

- Но, наверное, немного бедновато, как по их мнению.

- Да, бедновато, и дороги в Иране намного лучше, чем в Украине.

Но я общался не то что с десятками, с сотнями иранцев, которые здесь были, и ни один, в том числе те, кто не знал, что я посол, не сказал плохого слова об Украине! Все говорят: «Как у вас классно!».

Когда они приезжают к нам и видят, сколько в Украине зелени, рек, полей, садов, на фоне того, что в Иране 80 процентов территории – это пустыня, хотя у них есть очень зеленые провинции, или после Тегерана, где нечем дышать, потому что это огромный город, то испытывают шок! Поэтому я и говорю, что Украина для них – это место, где текут молочные реки в кисельных берегах!

- Я знаю, что вы долгое время работали в Китае и любите цитату Конфуция, что миром правят не слова и законы, а знаки и символы. По вашему мнению, мы подаем Ирану больше хороших знаков или каких-то других?

Украина как место, где всем хорошо, – это должно быть альфой и омегой нашего национального самосознания

- Когда я говорил о мягкой силе, наличие принципов и их соблюдение – это тоже символ. Какой-то определенный визит – это знак. Внимание, приход в школу к иранцам – это тоже знак. И наоборот, когда на границе с них требуют деньги за прохождение – это тоже знак и символ.

Сегодня, несмотря на существование вопросов с визами, и, к сожалению, отношение некоторых должностных лиц, связанных с пограничным контролем, в целом мы подаем иранцам положительные знаки. Отсутствие ксенофобии – это огромный символ!

Завершая наш разговор на философской ноте, хочу напомнить слова Леонида Макаровича Кравчука. Он говорил, что категорически не соглашается, когда говорят, что Украина – это мост между востоком и западом, потому что на мосту ничего не растет, там только ходят туда-сюда.

Украина как место, где всем хорошо, – это должно быть альфой и омегой нашего национального самосознания. Не какая-то унификация в любом направлении – восточном или западном – нет! Здесь всем должно быть комфортно и хорошо, как в саду, где растет сто разных цветов, и каждый имеет свою окраску, свой запах, свой цветочный бренд, но все вместе образуют сад. Хочешь ходить с зелеными или синими волосами – пожалуйста, вообще без волос – на здоровье!

То есть Украина должна быть местом для диалога и сосуществования.

Надежда Юрченко, Киев.

Фото: Даниил Шамкин, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>