Референдум в Македонии: Провал без проигравших

Референдум в Македонии: Провал без проигравших

684
Ukrinform
Бойкот касался именно соглашения с Грецией, но никак не вступления в ЕС и НАТО

На 30 сентября 2018 года в Македонии был назначен долгожданный референдум. Гражданам этой бывшей югославской республики предстояло ответить на вопрос: «Поддерживаете ли Вы членство в ЕС и НАТО, принимая соглашение между Республикой Македонии и Греческой Республикой?». То есть македонцы должны были сказать свое слово об изменении названия государства в обмен на окончание спора с греками с перспективой вступить в Европейский Союз и Североатлантический альянс.

И вот результат: на момент завершения голосования явка граждан на участки составила менее 37%. Из пришедших проголосовать 91,33% поддержали идею переименования, а 5,76% – высказались против. Учитывая то, что для признания референдума действительным нужно было участие не менее 50% зарегистрированных избирателей, можно смело сказать, что он провалился и македонцы не поддержали соглашение с Грецией.

Первая реакция Афин на итоги македонского референдума заключалась в том, что греческий МИД назвал результаты голосования «противоречивыми» и призвал македонцев быть «взвешенными» и сохранить «динамику соглашения».

ПРЕТЕНЗИИ ГРЕЦИИ

Стоит сказать хотя бы несколько слов о предыстории этого референдума. Эпохальным днем стало 17 июня этого года, когда македонским премьером Зораном Заевым и главой греческого правительства Алексисом Ципрасом на озере Преспа было подписано соглашение об урегулировании спора о названии Македонии. Согласно его положениям, бывшая югославская республика со столицей в Скопье должна переименоваться из Республики Македония в Республику Северная Македония. В ответ на это – желанная нормализация отношений с Грецией, которая блокировала практически все македонские инициативы с далекого 1991 года, протестуя против того, что северный сосед вообще носит название «Македония». Следующим шагом после заключения Преспанского соглашения должна быть ее ратификация македонским и греческим парламентами, а власть в Скопье дополнительно решила провести еще и референдум.

Суть греческого недовольства была в том, что историческая Македония – это крупный географический регион, большая часть которого (Эгейская Македония) находится в Греции в рамках одноименной провинции (а значит, есть опасение территориальных претензий), а еще – Афины считают античное Македонское Царство исключительно своим наследием – частью эллинской цивилизации, к которой македонцы-славяне отношения не имеют. 27 лет продолжалась такая «холодная война» между Афинами и Скопье, в которой бывшая югославская республика была в проигрышной позиции и понесла немало убытков от греческой дипломатической блокады (в ООН Македонию приняли под названием Бывшая Югославская Республика Македония). Одним словом, история греческо-македонского конфликта была достаточно серьезной и длительной.

Фото: АА
Фото: АА

ХАРАКТЕР РЕФЕРЕНДУМА

Согласно решению парламента (Собрания) Македонии, референдум носил консультативный характер и обязательных юридических последствий не имеет. Фактически, для внесения изменений в конституцию страны нужна поддержка парламентариев в две трети голосов. После этого ратифицировать соглашение с Македонией должен был греческий парламент.

Но, все же, референдум, как прямое народное волеизъявление, важен для легитимизации переименования македонского государства в обмен на европейскую и евроатлантическую перспективы.

Голосование проводилось на 3480 избирательных участках. Всего в списках избирателей было 1 806 336 человек (из них 2 694 зарегистрировались за рубежом). Проголосовать пришли и ряд высоких македонских политиков, включая главу правительства, подписавшего исторический договор с Грецией, Зорана Заева и главу внешнеполитического ведомства Македонии Никола Димитрова.

На референдум было аккредитовано рекордное количество местных и иностранных наблюдателей – более 11 тысяч, включая 197 наблюдателей от ОБСЕ. Были там и украинские представители.

Наблюдатели из неправительственной организации «Civil-CenterforFreedom» заявили, что референдум прошел без каких-либо серьезных нарушений, но с многочисленными мелкими ошибками. Македонское министерство внутренних дел со своей стороны заявило о 19 небольших инцидентах, зарегистрированных в течение дня голосования. Главным образом, речь шла о несанкционированной фото- и видеосъемке на участках и словесных оскорблениях в адрес пришедших на референдум. Сам премьер-министр Заев сразу после завершения голосования публично признал, что все прошло «прозрачно и демократично», и заявил про «успех» референдума. Одним словом, с технической стороны все произошло честно. Здесь и не пахло такими страстями и схемам, которые бывают на парламентских или президентских выборах в балканских странах и, – что там далеко ходить, – и в Украине.

Хотя, бесспорно, все активнее становятся в Македонии и российские агенты влияния, для которых главная цель – это недопущение прихода туда НАТО. Среди македонских националистов и активных бойкотчиков референдума – немало пророссийски настроенных лиц. В этом контексте можно сказать, что провал референдума, потенциальный провал договора Македонии с Грецией вообще и усиление нестабильности в стране и регионе (Косово, Босния и Герцеговина) выгодны Кремлю.

Фото: АА
Фото: АА

СТОРОННИКИ И ПРОТИВНИКИ

Учитывая важность явки для референдума, македонская оппозиция из политической партии «Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия за македонское национальное единство» (ВМРО-ДПМНЕ), неформальные националистические движения и президент страны Джорге Иванов – ярый противник соглашения с Афинами о новом названии, – активно призывали граждан бойкотировать этот акт народного волеизъявления (а не голосовать «против»). Противники Преспанского соглашения считают, что оно несет угрозу национальной идентичности македонцев и ставит страну в зависимость от других государств. А для координации «антирефендумной» кампании было создано целое движение «Бокотирам» (макед. – бойкотирую).

С другой стороны, сторонниками соглашения и референдума выступают правящий Социал-демократический союз Македонии, возглавляемый премьером Заевым, Либерально-демократическая партия, а также албанские партии и организации. Да и в целом, албанцы, которые составляют почти 30% населения Македонии и проживают компактно в западной ее части, являются самыми горячими сторонниками евроатлантической интеграции, и как раз для них вопрос македонской идентичности вообще не важен по вполне понятным причинам. Кстати, премьер-министр самой Албании тоже призвал албанцев Македонии поддержать референдум. Вышеупомянутые силы рассматривают договор с Грецией как исторический шанс для Македонии быстро вступить в Европейский Союз и Североатлантический альянс, обеспечив таким путем лучшее будущее для страны. Референдуму предшествовала интенсивная агитационная кампания. Как видим сейчас, агитация не помогла.

Но ситуация на данный момент довольно интересная: обе стороны заявили о своей победе. Ведь, с одной стороны, явка была ниже 50% (поэтому около тысячи людей – противников переименования – уже вечером 30 сентября вышли праздновать победу в центре Скопье), а с другой – из тех, кто принял участие в голосовании, 91,33% поддержали переименование страны (Зоран Заев заявил про «успех» референдума и заверил граждан в том, что теперь вопрос успешно решит парламент). Для македонского правительства утешением служит то, что почти все 36,84% граждан, которые пришли на референдум, проголосовали положительно.

Фото: АА
Фото: АА

СЛОВО — ЗА МАКЕДОНСКИМ ПАРЛАМЕНТОМ

Официальных результатов голосования можно даже и не ждать – кто был против, тот просто не пришел на участок. Бойкот голосования со стороны большинства македонцев стал ударом по легитимности Преспанского соглашения и проявлением недоверия граждан к правительству и его планам. Если соглашение все-таки провалится (а не следует забывать и о его противниках в греческом парламенте), то Македония может вернуться в «подвешенное» состояние, оставаясь бедной балканской страной в дипломатической блокаде со стороны Греции, а среди македонских албанцев потенциально может дойти и до беспорядков (такой опыт у них уже был).

Однако при этом следует осознавать, что далеко не все, кто против соглашения и переименования, настроены против Запада и евроатлантической интеграции – здесь больше идет речь о национальных чувствах и восприятии изменения названия как предательства, позора и сдачи интересов перед другими государствами.

Многие македонцы, которых мне приходилось встречать, хотят жить в ЕС и не испытывают такого недоверия к НАТО, как, скажем, их соседи-сербы, но при этом не хотят прогибаться под Грецию. Они считают, что соглашение о названии – это «диктат сильных Афин и слабое Скопье». Кроме этого, у противников договора и референдума возмущение вызывает то, что при смене названия Македонии нужно будет тратить массу средств, времени и усилий на бюрократические изменения, в частности переделывать документы, многое переименовывать, а возможно – и снова устанавливать дипломатические отношения с теми странами, которые ее признали под названием «Республика Македония» (а таких около 120).

В Македонии уже выросло несколько поколений со сложившимся македонским национальным сознанием, которые на полном серьезе считают Александра Македонского «своим» и рассказывают о том, что они потомки древних македонцев (хотя говорят на славянском языке!). К тому же, свою роль сыграла и активная поддержка договора с Грецией со стороны албанского населения Македонии, с которым у македонцев-славян отношения становятся все более напряженными. Одним словом, противники переименования, в первую очередь, не хотят поступаться своей национальной идентичностью и апеллируют к тому, что Греция на Македонию давит и вмешивается в ее внутренние дела. Так сказать, – в ЕС и НАТО, но не путем потери названия и сдачи национальных интересов.

Кстати, еврокомиссар по европейской политике соседства и переговоров о расширении Иоганнес Хан уже успел назвать результаты референдума "существенной поддержкой Преспанского соглашения с Грецией. Так же приветствовал результаты референдума и генсек НАТО Йенс Столтенберг, добавив, что для Скопье «двери в НАТО открыты, но все национальные процедуры надо закончить».

На сегодня развитие событий зависит от гибкости и мудрости македонской власти. И еще рано говорить о полном крахе соглашения между Грецией и Бывшей Югославской Республикой Македония. Референдум ни к чему не обязывает юридически, но его итоги могут повлиять на голосование в македонском парламенте, именно от которого и будет зависеть реально будущее Преспанского соглашения. Для успешной его ратификации нужно 80 голосов из 120, а Заев уже заявил, что 71 депутат проголосует “за”. Поэтому решающими станут всего 9 депутатских голосов, за которые македонскому правительству и придется побороться.

Анатолий Демещук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-