Убийство Хашогги – это «дело Гонгадзе» по-саудовски

Убийство Хашогги – это «дело Гонгадзе» по-саудовски

Аналитика
663
Ukrinform
Как жизнь и смерть одного человека вполне может разрушить всю систему отношений в регионе, а может – и в мире

Ситуация вокруг исчезновения и убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги доходит до стадии окончательного обострения: с суровыми заявлениями выступают представители Турции, на территории которой произошла трагедия, Соединенных Штатов – где жил и работал последнее время Хашогги, да и Саудовская Аравия стоит на своем – ничего не видели и не знаем, но готовы принять участие в расследовании. То есть, с большим трудом отработанная десятилетиями система сдержек, противовесов и стратегического партнерства на Ближнем Востоке может дать глубокую трещину, пользу от которой получит и без того «черная сторона» мировой политики.

Чем не «Украина с Кучмой»?

Увы, есть такие сюжеты, когда украинский опыт становится едва ли не хрестоматийным. Думая о Джамале Хашогги, как не вспомнить трагическую судьбу Георгия Гонгадзе. Итак, 2 октября саудовский публицист, который в прошлом году покинул родину из-за препятствий в профессиональной деятельности со стороны власти и работал обозревателем в «Вашингтон пост», переступил порог генконсульства своей страны в Стамбуле, чтобы получить документ о подтверждении его развода с бывшей женой, который был ему нужен для заключения нового брака с гражданкой Турции. Зашел – и не вышел по версии как невесты, прождавшей Хашогги 11 часов у консульства, так и турецких правоохранителей, к которым женщина была вынуждена обратиться с заявлением о пропаже человека. Генконсульство и правительство Саудовской Аравии категорически отрицают, что Хашогги куда-то исчез: он, якобы получил документ без препятствий и вышел из здания... через «черный ход» – а дальше его маршрут им неизвестен.

12 октября турецкие спецслужбы организовали появление в СМИ своей страны информации об убийстве и расчленении тела Джамаля Хашогги на территории консульства Саудовской Аравии. Более того: вроде бы есть аудио- и видеозаписи убийства. Теперь возмутились не только правозащитные и журналистские круги, но и правительства США, Великобритании, Германии и Франции – а это уже совсем другой уровень дела.

И вот уже госсекретарь США Майк Помпео едет в Эр-Рияд, чтобы обсудить ситуацию, и прослушивает аудио допроса, пыток и убийства, а президент Дональд Трамп угрожает саудовский власти «жестким наказанием». Саудовская же власть, которая сначала все отрицала, теперь не только пошла на сотрудничество с Турцией в расследовании, но и как бы готова признать факт убийства и объяснить его несогласованной с властями операцией спецслужб и наказать всех причастных.

Что ж, печальные параллели с «делом Гонгадзе» – очевидны. В украинском случае также была жуткая подробность в виде непонятно зачем отрезанной головы журналиста, сейчас имеем дело с расчленением жертвы. Есть и аудио-контекст: в Украине – «пленки майора Мельниченко» с обсуждением судьбы Гонгадзе, сейчас – нельзя не констатировать триумф цифровых технологий – якобы аудиозапись сделана с помощью «умных» часов Apple на руке жертвы, которые были синхронизированы с мобильным телефоном и передали на него файлы. Телефон остался в руках невесты, а вот на часах был включен диктофон – дальше уже дело техники. Есть и другое объяснение наличию аудио, даже видео убийства: турецкие спецслужбы ведут неофициальное наблюдение за дипучреждением, но имея соответствующие материалы, не могут официально использовать в качестве доказательств. Но основное не это. Так же, как дело Гонгадзе перевернуло внутриполитическую ситуацию в Украине, критически ухудшило отношение к украинской верхушки в мире, так и дело Хашогги может привести к неутешительным политическим последствиям – и для саудовского руководства, и для стратегического баланса в регионе.

Исламский мир: от светской демократии до царства шариата

Турция и Саудовская Аравия долгие десятилетия являются стратегическими союзниками США в геополитическом регионе «Большого Ближнего Востока». Первая – это стратегический пункт противостояния с СССР времен «холодной войны», а после его распада – своего рода представитель интересов Вашингтона в исламском мире. Вторая – самая сильная, а главное – богатейшая страна «нефтяного сердца» мира в Персидском заливе. Не в последнюю очередь, кстати, именно позиция саудовской монархии в середине 80-х привела к снижению цен на нефть и краху советской экономики вследствие этого. На поддержку и развитие экономики, инфраструктуры, вооруженных сил обеих стран США потратили огромные суммы в десятки миллиардов долларов, впрочем, и сами государства сейчас – в 20-ке самых развитых экономик мира, пусть и по разным критериям.

На этом сходства заканчиваются. Особенно в политическом контексте. Ведь Турция уже без малого век прокладывает сложный путь республиканского, светского и более-менее демократического развития. Даже заметный уклон в исламизацию неизменного уже полтора десятка лидера страны Реджепа Эрдогана не расшатывает фундамент турецкой государственности, заложенный Кемалем Ататюрком. То есть, уважение к традициям – да, но образование, отсутствие вмешательства религии в повседневную жизнь, наличие политической жизни и управляемой, но свободы слова – это все неоспоримо.

А вот что мы знаем про Саудовскую Аравию? На самом деле, кроме фактов о сказочном богатстве королевской семьи, о способности благодаря нефтяным прибылям обеспечить безбедное существование подданным и выращивании пшеницы в пустыне – немного. А Саудовская Аравия, кстати, это до сих пор абсолютная теократическая монархия, где, кстати, господствующим религиозным течением является ваххабизм (одно из радикальных направлений ислама), там существует смертная казнь, в частности, отрубание головы и побиение камнями (причем, как за убийство или изнасилование, так и за принадлежность к нетрадиционной сексуальной ориентации), за кражу – отрубят руку, женщины ходят в полной чадре, вместо светских законов – правила шариата. То есть иностранец-европеец, попав туда, может, просто по незнанию этих особенностей, наделать такого своим обычным поведением, что сохранение его здоровья и жизни вполне может стать проблемой. Но при этом Саудовская Аравия – желанный партнер во всех ближневосточных темах, имеет свои интересы на всем пространстве от Босфора до Памира. И с этим все привыкли считаться. Кстати, Хашогги не считал себя оппозиционером к правительству – он критиковал внешнюю политику Эр-Рияда, например, участие в войне в Йемене и отсутствие свободы слова, но выражал поддержку социальным реформам последних лет.

Итак, что же имеем: дерзкая операция саудовских спецслужб, которая, скорее всего, таки была, и закончилась смертью Джамаля Хашогги (аудиозапись свидетельствует об избиении, введении наркотика и начале «разборки» еще живого человека!) ставит и Турцию, и весь цивилизованный мир перед жесткой и недвусмысленной дилеммой. Или – не обращать лишнего внимания и довольствоваться официальными объяснениями Эр-Рияда о несогласованной спецоперации и последующем наказании «стрелочников». Или – ввести против Эр-Рияда санкции, как против России за попытку отравления Сергея и Юлии Скрипалей? Последствия в обоих случаях надо очень тщательно просчитать. Ведь, если пойти по первому сценарию – это будет свидетельством двойных стандартов и признанием самой возможности такого вот «способа» решения проблем с неудобными, независимыми или оппозиционными деятелями. А у второго сценария – еще более сложная перспектива: в руках Эр-Рияда влияние на мировые нефтяные цены и реальный военный потенциал для решения многих проблем на Ближнем Востоке в составе как любой коалиции, так и самостоятельно. И кто даст гарантию, что в случае санкций, саудовцы не пойдут на обострение со своей стороны и не отпустят цены на баррели в «свободное плавание»? Напоследок добавим сюда и то, что для Израиля этот кризис тоже может обернуться колоссальной проблемой. Нет, трудно представить, что в результате саудовский принц помирится с вечным своим врагом шиитским Ираном, но расклад сил может принципиально измениться. Готовы ли к такому в Вашингтоне, Иерусалиме и европейских столицах?

И самое печальное. В Москве, похоже к такому вполне готовы, как и к тому, чтобы по максимуму использовать в своих интересах. Надо признать, что в мире до сих пор нет ценностей, которые были бы неоспоримы для всех – как то – нельзя убивать за мнение, слово, цвет кожи или этническое происхождение. Случай с Георгием Гонгадзе, с Анной Политковской, со многими другими и вот теперь – с Джамалем Хашогги – это строго доказывает. К сожалению то, что в США, Европе и Турции вызывает шок и отвращение, в Саудовской Аравии и еще в ряде всем известных стран считается вполне возможным.

И Россия здесь в первых рядах. В мире есть режимы, которые с удовольствием воспользуются этим кризисом и, в случае разрыва или замораживания отношений Эр-Рияда с Западом, пригласят Саудовскую Аравию в свой «клуб изгнанников» во главе с современным российским диктаторским режимом с ядерным оружием и такими же подельниками из Сирии и КНДР. Большего подарка для Путина чем переход Саудовской Аравии к противостоянию с США, Израилем и Европой на фоне общей ситуации на Ближнем Востоке представить трудно. А потому – дипломатам и политикам Вашингтона, Брюсселя, Парижа, Лондона, Берлина и Анкары придется провести свою, очень тщательную спецоперацию, чтобы не получить на «саудовском фронте» ответ другой – но уже со стороны Москвы. Ведь тем, кто готов сразу «в рай» после ядерного взрыва – терять действительно нечего, они и с «расчлененкой» готовы мириться абсолютно спокойно.

Виктор Чопа, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-