Европейская армия: не реально и не нужно, ни ЕС, ни Украине

Европейская армия: не реально и не нужно, ни ЕС, ни Украине

Аналитика
844
Ukrinform
«Армия ЕС» неизвестно как будет сосуществовать с НАТО, рассорит ЕС и ухудшит оборонные перспективы Украины

На днях президент Франции Эммануэль Макрон, а за ним и канцлер Германии Ангела Меркель, подняли из глубин политических дебатов в Европе маргинальную до недавних пор идею о создании единой европейской армии. Жесткие и в какой-то мере пафосные заявления французского лидера, подкрепленные не менее эпическим выступлением Меркель в Европарламенте, стали ответом на недавние заявления президента США Дональда Трампа о национализме и «убыточных» альянсах, за которые Штаты не хотят платить. В ответ на заявление Макрона, Трамп не на шутку разозлился и посвятил Франции целых четыре твита, в которых раскритиковал Макрона, напомнил ему о низких рейтингах, а также посетовал, что Франция проводит несправедливую торговую политику в отношении США. В завершение, Трамп пригрозил Парижу импортными пошлинами.

Словесная перепалка между США и франко-германским тандемом в ЕС отражает не так проблему личных отношений лидеров, как противостояние смыслов и идеологии. Дональд Трамп как представитель правых национал-популистов, не воспринимает Меркель и Макрона за равных себе политических лидеров, видя в них именно то, что так ненавидит у себя в Вашингтоне: старую либеральную бюрократию, которая, по его убеждению, завела Соединенные Штаты на ложный путь и отнимает у американцев рабочие места и целые сектора экономики. А для европейцев Трамп – типичный фрик, представитель маргинальных национал-популистских сил, которых они презирают у себя в Европе и считают скорее «клоунами», чем серьезными политическими игроками, способными вывести страну из кризиса и преодолевать глобальные проблемы.

Президент Франції Еммануель Макрон і президент США Дональд Трамп
Президент Франции Эммануэль Макрон и президент США Дональд Трамп

Идея создания единой европейской армии – это часть этого трансатлантического идеолого-политического противостояния. Она зародилась еще в начале 2000-х годов, если не раньше. Но пока оставалась маргинальной, ведь потребности в собственных Вооруженных силах у ЕС не было. Европа жила под зонтиком безопасности Соединенных Штатов в рамках НАТО. Крах Советского Союза в 1991 году и попытки переосмыслить роль НАТО после этого ненадолго поднимали эту идею в публичное пространство, но ее быстро забыли, ведь альянс вполне отвечал потребностям европейцев в области безопасности и обороны. К тому же, немало стран и сегодня по политическим, финансовым или военным причинам выступают против создания единой армии.

Попытка Эммануэля Макрона форсировать этот вопрос носит исключительно символический характер, а реализация этой идеи сомнительна с точки зрения внутренних политических тенденций в ЕС. Развитие собственных Вооруженных сил в Европе требует, как минимум, реформирования ЕС перед тем, как переходить к этому этапу, а тут у Брюсселя есть серьезные сложности: различные планы реформ, сопротивление отдельных государств, борьба за целостность Еврозоны, подъем национал-популистов и евроскептиков. Можно сказать еще и так: без реформирования ЕС о создании единой армии и говорить нечего, ведь без преодоления внутреннего институционального кризиса Евросоюза создавать новую силовую структуру, которая по своей сути должна привести к еще более глубокой евроинтеграции стран-членов, не представляется возможным. Отдельные группы стран ЕС, такие как Польша, Венгрия, Румыния, страны Балтии, Италия и Греция, слышать не хотят об усилении евроинтеграции и наднациональных структур – Еврокомиссии и Европарламента. А создание целой армии, которая также возьмет под контроль национальные Вооруженные силы – это для них полный абсурд, который они ни при каких обстоятельствах не поддержат.

Президент Польщі Анджей Дуда та прем'єр Угорщини Віктор Орбан
Президент Польши Анджей Дуда и премьер Венгрии Виктор Орбан

Следовательно, создание армии ЕС станет угрозой целостности Союза. Ведь это вопрос уже стал объектом идеологической борьбы между традиционными либеральными элитами, выступающими за усиление евроинтеграции, и правыми национал-популистами и консерваторами, требующими возвращения широких полномочий национальным правительствам и парламентам. И первым, напомню еще раз, против этого будет выступать восточноевропейский блок во главе с Венгрией и Польшей, которые уже сейчас позиционируют себя как альтернативный идеолого-политический центр Европы с собственной институциональной платформой в виде модели «нелиберальной демократии». Армия ЕС станет для них очередной линией противостояния с Брюсселем, это будет расшатывать конструкцию еще больше, чем и воспользуется та же Россия, чтобы ослабить ЕС и раздробить его.

Против армии ЕС выступит и южноевропейский блок, для которого гораздо важнее вопрос миграционного кризиса. Италия, Испания, Греция и Мальта пытаются добиться от Брюсселя окончательного решения по мигрантам и отмене квотного плана распределения беженцев в Европе. Их вполне устраивают военно-морские операции НАТО в Средиземном море, направленные на сдерживание потоков беженцев. Хотя Италия и Испания подписали в июне этого года пакт об оборонительном союзе, их взгляд на создание армии ЕС несколько «урезан» от полной версии. Они поддерживают создание единых европейских структур, которые бы занимались тем, чем не занимается НАТО: кибербезопасность, защита границ ЕС. Но когда речь заходит про единую европейскую армию – их позиция довольно шаткая.

К тому же, создание армии ЕС – это та еще головная боль в финансовом плане. Каждая страна-член НАТО уже имеет собственные бюджеты для различных программ и проектов в рамках НАТО. Франция выделяет в бюджет НАТО $58 млрд ежегодно, это 2,3% ВВП. Германия в год отдает $44 млрд (1,2% ВВП), Италия – $29 млрд (1,7% ВВП). Расходы США на НАТО достигают $720 млрд (это 0,35% ВВП). Если создавать армию ЕС, необходимо пересматривать эти бюджеты, ведь европейские страны не потянут финансово две военно-политические структуры сразу. А пересмотр бюджета НАТО – это прямой вызов США и путь к развалу Альянса, чего в Европе никак не хотят. Наоборот: за все годы существования НАТО военный бюджет организации только рос, а Европа увеличивала расходы на эти программы. Даже если запустить процесс пересмотра бюджетов НАТО в пользу армии ЕС, это может затянуться лет на 10-20, учитывая многочисленные разногласия среди стран-членов, в том числе политические. Если даже Франция, Германия, Испания или Италия будут готовы выделять на это деньги, то меньшие или более слабые экономически страны: Румыния, Венгрия, Нидерланды, Бельгия, Греция – не захотят нести дополнительные финансовые расходы за счет урезания социальных выплат и повышения налогов и цен на горючее, газ или поднятия коммунальных тарифов. Их вполне устраивает НАТО.

С военной точки зрения, создание армии ЕС параллельно с существованием НАТО создаст серьезные сложности в случае реального конфликта. Две военно-политические структуры, которые по-разному принимают решения и подчиняются различным командным центрам – это катастрофа с точки зрения военного планирования операций и адекватного реагирования на вопросы безопасности и гуманитарные вызовы. Кроме того, европейцам будет сложно забрать технику НАТО, которая финансируется из общего бюджета. А это означает, что им необходимо будет развивать собственную авиацию, корабли, спутники, тяжелую технику, что потребовало бы еще больше денег из национальных бюджетов.

С точки зрения внешнеполитической деятельности создание армии ЕС серьезно ударит по активности Союза заграницей. Против этого выступят Соединенные Штаты, и это еще больше обострит противостояние между Брюсселем и Вашингтоном, что в свою очередь приведет к параличу внутри НАТО. Кроме того, создание такой армии отвлечет внимание ЕС от других, более актуальных, внешнеполитических вызовов: в частности, ситуации в Украине, нестабильности на Ближнем Востоке, миграционному кризису в Северной Африке, милитаризации Юго-Восточной Азии и района Красного моря и т.д. Готовы ли европейские элиты окунуться в водоворот, вероятно, бесперспективной борьбы за свою армию вместо урегулирования более насущных проблем на внутреннем и внешнем фронтах? Вопрос риторический.

Для Украины вопрос армии ЕС – вредный, ведь он отвлекает внимание европейцев от проблемы Крыма и Донбасса. К тому же, поскольку Украина заинтересована в сохранении целостности ЕС, на санкциях которого держится позиция Киева, углубление внутриевропейских споров и напряженность между Вашингтоном и Брюсселем невыгодны, а в перспективе даже опасны в контексте противостояния с РФ.

Так зачем Макрон поднял вопрос армии ЕС? Его заявление показало тенденцию, которая начала проявляться с приходом Дональда Трампа к власти в Белом Доме: Европа стремится дрейфовать подальше от Соединенных Штатов. В условиях кризиса глобального лидерства и подрыва доверия к США, Европа начала переосмысливать свою роль в мире и склоняться к избавлению от одностороннего доминирования Штатов в сторону многополярности и создания ЕС как отдельного центра влияния в новом мировом порядке. А что касается собственно армии ЕС... Похоже, это такая неудачная идеологема, которую Макрон старается продвигать, позиционируя себя как нового лидера Европы.

Илия Куса, эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока Украинского института будущего, для Укринформа

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-