Андрей Мельник, Посол Украины в ФРГ
Пока идет война, не должно быть приглашений на совместные с россиянами мероприятия
07.05.2020 21:41

Украинский посол в Германии – человек более чем публичный. В дополнение к тому, что Андрей Мельник очень активно общается через социальные медиа, регулярно выступает на страницах немецких СМИ, он не раз и не два становился настоящим ньюсмейкером республиканского масштаба.

Так было, причем дважды, и за последнюю неделю. Сначала из-за громкого (но вежливого) отклонения приглашения мэра Берлина принять участие в совместной церемонии возложения венков перед домом, где 2 мая 1945 года был подписан акт о капитуляции войск Вермахта, которые держали оборону Берлина. Мельник не просто написал Михаэлю Мюллеру письмо, он изложил свои аргументы в издании Tagesspiegel.

Буквально на следующий день та же газета разместила интервью с экс-канцлером, а ныне известным лоббистом Кремля Герхардом Шредером, мимо которого Мельник пройти не смог. Эксклюзивный комментарий дипломата Укринформу, в котором он предложил Шредеру «пари», вызвал информационное землетрясение, его распространили множество СМИ в Германии, Украине и, конечно же, России.

Мы решили более подробно поговорить с главой диппредставительства о 75-й годовщине окончания Второй мировой войны, развязанной фашистским «третьим рейхом», о перспективах признания Берлином Голодомора, а также о нынешнем состоянии политических отношений с нашим стратегическим партнером.

НЕМЕЦКИЙ ПОЛИТИКУМ НАС ПОНЯЛ

- Господин Андрей, в эти дни мир отмечает 75-ю годовщину победы над фашизмом. Дата незаурядная. Какие мероприятия планирует Посольство Украины по этому случаю?

- Еще в 2015 году мы основали в Берлине абсолютно новый формат чествования украинских жертв Второй мировой войны. До этого монопольное право на организацию соответствующих церемоний самовольно присваивала себе Россия. Поэтому наше посольство решило перехватить инициативу. Уже шестой год подряд на наше торжественное мероприятие к Монументу советскому солдату в парке Тиргартен я приглашаю все политическое руководство Германии, членов правительства, депутатов Бундестага, руководителей Берлина и земли Бранденбург, а также других земель, представителей дипломатического корпуса, общественности, немецкие и отечественные СМИ, общину и, конечно же, наших ветеранов.

Если честно, тогда я мог только мечтать, что за столь короткий промежуток времени наша церемония 8 мая получит насколько широкое признание и поддержку и у столичного политикума, иностранных дипломатов, а главное – среди всего немецкого общества. Об этом свидетельствует ежегодно возрастающий уровень наших почетных гостей. И это не может не радовать. Нам, по сути, с нуля удалось создать новую традицию чествования жертв нацизма, в основе которой лежит чествование всех без исключения жертв нацизма, прежде всего 8 миллионов украинцев, которые погибли во время гитлеровской войны на уничтожение.

Несмотря на введенные из-за коронавирусной пандемии ограничения, отечественная дипмиссия в Берлине и в этом году проведет 8 мая церемонию чествования жертв Второй мировой войны по случаю 75-летия освобождения Европы от коричневой чумы. Верю, что именно это юбилейное событие станет небольшим прорывом. Об этом подробнее – после церемонии. Пусть интрига пока сохраняется.

- Уже в начале празднования, 2 апреля, в день, когда капитулировали солдаты Вермахта, которые держали оборону Берлина, вы вызвали прямо таки скандал, отказав бургомистру в участии в церемонии вместе с послом РФ.

- Действительно, мое решение не принимать приглашение мэра вызвало огромный медийный резонанс в самой Германии и за ее пределами, особенно в РФ, после того, как об этом написала ведущая берлинская газета Tagesspiegel. Упомянутое сообщение стало реально топ-новостью дня, ведь его подхватил целый ряд влиятельных немецких СМИ, в частности главное радио страны Deutschlandfunk. Более того, мой публичный отказ стал предметом горячих политических дискуссий среди депутатов Бундестага и тех, кто формирует общественное мнение, причем не только в соцсетях.

Мне было приятно, что все одним голосом поддержали именно такую жесткую, но принципиальную позицию.

В то же время, благодаря немецким масс-медиа, нам также удалось распространить целый ряд важных для Украины месседжей. Во-первых, мы привлекли внимание к продолжающейся российской агрессии на Востоке Украины с 14 тысячами жертв, к этой де факто кровавой войне, которая привела к неимоверным страданиям миллионов наших соотечественников и небывалому общественному отчуждению по отношению к РФ.

Во-вторых, посольство смогло донести до политического истеблишмента ФРГ сигнал о решающем вкладе украинского народа в уничтожение Третьего рейха, подкрепленный цифрами и фактами, а также колоссальную цену, которую пришлось за это заплатить (из 6 млн украинцев, которые боролись в рядах Красной армии, половина полегла на поле боя).

В-третьих, мы использовали этот информационный повод, чтобы рассказать немецкой аудитории о гигантских жертвах, которые понесли украинцы: ведь из 8 млн погибших украинцев значительное большинство – а именно 5 млн человек – были гражданскими лицами, замученными СС или Вермахтом.

И последнее: нам удалось вынести на широкое обсуждение инициативу строительства в центре Берлина мемориала украинским жертвам нацизма и адресовать соответствующее обращение Бундестагу и мэрии. Ведь большинство немцев, к сожалению, просто не знают о том, что именно Украина была самым жестоким театром военных действий, где нацистами были совершены неслыханные преступления против гражданского населения. И только благодаря совместной работе над этими темными страницами истории, достойному чествованию украинских жертв, включая принудительных рабочих (подавляющая часть всех так называемых "остарбайтеров" была насильно вывезена в Германию именно из оккупированной Украины, а это минимум 2,4 млн человек) и замученных военнопленных, благодаря надлежащему освещению этих событий в немецких школьных учебниках можно будет говорить о преодолении последних белых пятен в процессе исторического примирения.

- Ваша аргументация отказаться от приглашения нашла понимание у столичных властей? Ведь это, так сказать, не очень распространенная практика среди дипломатов...

- Решение отклонить приглашение бургомистра Берлина Михаэля Мюллера мне далось, честно говоря, очень нелегко. Прежде всего потому, что я лично очень ценю личный контакт, который нам удалось установить за последние годы. Именно по моему приглашению, после длительных дискуссий, мэр таки совершил официальный визит в Киев летом 2017 года. С другой стороны, следует учитывать, что еще буквально 5 лет назад такое приглашение по случаю 70-летия капитуляции Берлина было послано Сенатом только российскому послу. Поэтому мне было приятно, что за это короткое время наша дипмиссия смогла немного повлиять на восприятие реального вклада украинцев в освобождении мира от нацистского режима.

То, что нынешнее приглашение было сделано таким – видимо, не до конца продуманным образом, я склонен списывать исключительно на технические моменты, к сожалению, протокол мэрии не совсем прочувствовал всю деликатность ситуации. Ведь можно было бы – при желании – придумать более элегантную развязку. Я точно знаю, что это не было сознательное политическое решение берлинских властей. Ведь когда господин Мюллер встречался с киевским городским председателем Виталием Кличко, который, кстати, лично знакомил своего немецкого коллегу с красотами столицы во время прогулки по Днепру, то он не мог не ощутить все те настроения, которые царят в украинском обществе по отношению к государству-агрессору России.

У меня сложилось впечатление, что после этого инцидента мне удалось сгладить тот негативный привкус, который остался после моего отказа, в частности во время ряда личных телефонных разговоров с руководством сенатской канцелярии. Одно я знаю точно: в будущем больше никому не придет в голову приглашать украинского посла на совместные с россиянами мероприятия, пока продолжается циничная кровавая война со стороны нашего северного соседа.

ПРИЗНАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ФРГ ПЕРЕД УКРАИНОЙ

- Вы уже не первый год касаетесь вопроса относительно возможности строительства мемориала украинским жертвам национал-социализма в Берлине. Насколько это возможно? Ведь, насколько мне известно, таких отдельных памятников нет для других народов, которые внесли значительный вклад в победу над фашизмом?

- Для меня лично этот проект исторической памяти – это прежде всего вопрос чести и совести. Вы спросите, почему этот вопрос встал именно сейчас? Неужели нет других более насущных тем? Зачем нам копаться в страшных событиях 75-летней давности, когда в Украине каждый день приходится бороться за деоккупацию Крыма и освобождение Донбасса, а также одновременно идти непростым путем реформ, когда необходимо преодолевать бедность, а теперь еще и все негативные последствия коронавирусной пандемии?

На самом же деле, восстановление исторической справедливости – это сверхзадача фундаментального значения. Ведь речь идет не только о достойном чествовании невинных жертв нацистского террора, который свирепствовал на украинской земле. Речь идет также и об осознании широким немецким обществом этой исторической ответственности Германии перед Украиной.

Ведь, если признание преступления Холокоста стало неотъемлемой частью матрицы национальной памяти, что влечет за собой очень четкие внешнеполитические императивы (существование и поддержка Государства Израиль - один из лейтмотивов всей политики официального Берлина), то темные страницы войны на уничтожение и порабощение, которую Гитлер грубо вел на Востоке Европы, известны лишь отдельным специалистам.

Именно это отсутствие элементарных знаний об ужасах преступлений против человечества, которые совершал Третий рейх на территории Украины, а также Польши, Беларуси, стран Балтии, является той Ахиллесовой пятой, которую активно эксплуатирует российская пропагандистская машина, которая не хочет терять самовольно присвоенное Москвой монопольное право на место единственной и крупнейшей жертвы фашизма.

Думаю, если бы памятник 8-ми миллионам украинцев, погибшим во Второй мировой войне, уже пять лет стоял в центре немецкой столицы, то дискуссии вокруг «Северного потока-2» и других подобных чувствительных для нас проектов велись бы в совсем другой тональности.

Что же касается нашей инициативы относительно мемориала украинским жертвам, сразу же скажу, что мы находимся в самом начале пути. Я очень рад, что министр иностранных дел Дмитрий Кулеба двумя руками поддерживает эту идею и говорил о ней на днях со своим немецким коллегой. Надеюсь, что в ближайшие дни будут направлены официальные обращения в Бундестаг (который, собственно, и отвечает за подобные вопросы) от Верховной Рады Украины и широкой общественности.

На сегодня трудно прогнозировать, каким именно будет окончательное решение немецкого парламента, учитывая невероятную сенситивность тематики исторической ответственности. Уже довольно долгое время Польша добивается строительства в Берлине памятника польским жертвам нацизма. И если в начале этой дискуссии, я это хорошо помню, в немецком политикуме преобладали непонимание и скептицизм, то уже сегодня 240 из 709 депутатов Бундестага поддерживают эту идею. Это еще, конечно, не большинство, но шансы наших польских друзей очень серьезно выросли. И это не может не радовать.

Ведь, если высшее законодательное собрание ФРГ таки даст добро на установку монумента польским жертвам войны, то мне трудно представить причину отказа для украинцев. Сразу же скажу, что Украина не имеет никакого намерения вступать в конкуренцию с другими народами, которые пострадали от коричневой чумы. Это было бы верхом цинизма. Я убежден, что все невинные жертвы, понесенные каждым народом, заслуживают достойного чествования. Весомая роль в этом принадлежит историкам, которые просто обязаны донести правду до немецкого общества. Особая ответственность лежит без сомнения на “Немецко-украинской комиссии историков”. Поэтому, пользуясь случаем, я хочу еще раз призвать ее к более активной работе и предлагаю по случаю 75-летия завершения войны подготовить и направить депутатам Бундестага соответствующие рекомендации относительно содержательного наполнения мемориала украинским жертвам, подкрепленные историческими материалами.

ТЕМА ГОЛОДОМОРА ПОСТОЯННО НА ПОВЕСТКЕ ДНЯ

- Другая «острая» и чувствительная тема – признание Голодомора украинского народа. В конце зимы – начале весны в Украину должен был ехать глава петиционного комитета немецкого Бундестага с целью на месте ознакомиться с материалами, фактами. Пандемия перенесла этот визит на неопределенный срок. Означает ли это, что вопрос поставлен на паузу?

- Я очень благодарен «Укринформу» за такое усиленное внимание к этому фундаментальному вопросу. Приятно, что именно благодаря вам удается регулярно доносить до общества правду обо всех непростых перипетиях и подводных камнях вокруг темы признания Голодомора Бундестагом.

По своему значению и масштабу она приближается к проблематике исторической ответственности Германии перед Украиной, будучи, кстати, ее неотъемлемой составляющей. Ведь сегодня доподлинно известно, что в 1932-1933 рр. в Германии прекрасно знали о масштабах преступлений Сталина, прежде всего в Украине. Однако вместо того, чтобы бить тревогу, чтобы предотвратить эту огромную гуманитарную катастрофу, искусственно созданную московским тоталитарным режимом, или по крайней мере уменьшить ее смертоносные последствия для украинцев, Берлин продолжал импортировать из СССР зерно и другую аграрную продукцию, которую перед этим Сталин насильно отбирал у украинских селян, подписывая тем самым им смертный приговор.

Более того, умелое пропагандистское использование Гитлером тезиса о беспрецедентных по масштабам преступлениях коммунистической верхушки СССР позволило фюреру захватить, а затем и консолидировать свою власть, вбив клин между немецкими коммунистами и социал-демократами. Ужасающие результаты восхождения лидера национал-социалистов на властный олимп – это и развязывание Второй мировой, и Холокост, всем до боли известные.

Поэтому на прямой вопрос со стороны наших немецких друзей, мол, «а Германия-то каким боком к Голодомору», «почему вдруг Бундестаг должен рассматривать сегодня вопрос о его признании», у нас есть очень четкие ответы.

Мы не знаем, каким именно будет решение парламента. Несмотря на все усилия дипмиссии, эта тематика до сих пор остается малоизвестной для широкой общественности в Германии, шансы на принятие положительного решения, к сожалению, не очень высоки. Тем не менее, я буквально каждый день в видео- и телефонном режиме общаюсь со всеми вовлеченными в этот процесс членами Петиционного комитета и руководством фракций. Комитет продолжает рассмотрение соответствующей петиции.

Я очень надеюсь, что она не будет отклонена только на том основании, что среди парламентариев нет консенсуса относительно использования самого понятия «геноцид». Напомню, именно о признании Голодомора как геноцида говорится в обращении. Надеюсь, что нам удастся найти определенный компромисс.

Что же касается 3-дневного визита председателя Комитета Марианна Вендта (ХДС) в Украину, запланированного на начало апреля, который был, к сожалению, перенесен из-за пандемии коронавируса, то я верю, что мы сможем его провести осенью. Приятно, что у нас с господином Вендтом в течение последних 5 лет сложился очень тесный рабочий диалог. Я очень ценю его личностную готовность как можно глубже разобраться в теме Голодомора и содействовать принятию максимально взвешенного решения, которое было бы приемлемым для украинского общества.

ГЛАВЫ МИД УКРАИНЫ И ФРГ ОБЩАЮТСЯ ПОСТОЯННО

- Исторические вопросы требуют «длинного дыхания», как говорят в Германии. Сегодняшние же украинско-немецкие отношения развиваются очень динамично. На днях состоялись видеопереговоры министров иностранных дел двух стран, переговоры в «нормандском формате». В начале следующей неделе должен состояться первый визит в Берлин Премьер-министра Дениса Шмыгаля, правда, виртуальный.

- Я очень счастлив как посол, что нам удалось организовать первый виртуальный зарубежный визит нашего министра иностранных дел Дмитрия Кулебы именно в Берлин в формате видеоконференции с его немецким коллегой Хайко Маасом. Приятно, что оба главы МИД наладили за этот короткий отрезок времени очень доверительные отношения. Я уже перестал считать, сколько раз министры общались по телефону. Благодаря такому скоординированному взаимодействию нам удалось возобновить переговоры в формате Нормандской четверки на уровне топ-дипломатов, которые не проводились почти два года.

Мне не менее приятно, что свой первый виртуальный визит за рубеж премьер-министр Денис Шмыгаль совершит так же в Берлин уже 12 мая этого года и проведет переговоры с федеральным канцлером Ангелой Меркель в режиме видеосвязи. Это еще одно свидетельство того, что украинско-немецкое сотрудничество действительно с каждым днем приобретает черты стратегического партнерства.

Мы очень ценим мощную поддержку и солидарность официального Берлина, особенно во время войны и пандемии.

Ольга Танасийчук, Берлин
Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-