Восточное Партнерство: Что ждет партнеров ЕС через 10 лет?

Восточное Партнерство: Что ждет партнеров ЕС через 10 лет?

Укринформ
Сценарии скептиков, оптимистов и реалистов накануне нынешнего саммита

Евросоюз все еще размышляет относительно времени и формата проведения саммита Восточного партнерства, который был запланирован на 18 июня текущего года. Это подтвердил во время слушаний в Европарламенте 19 мая еврокомиссар по вопросам соседства и расширения Оливер Варгеи. Причина такой неопределенности понятна. Коронавирус и связанные с ним ограничительные меры, как и жесткий экономический кризис, который испытывает на прочность весь европейский проект, внесли существенные коррективы в общеевропейский порядок, драматически изменили жизнь всех без исключения стран Евросоюза.

Между тем, в Европе никто не ставит под сомнение важность Восточного партнерства. Более того, глобальная пандемия только подчеркнула самодостаточную ценность этой программы. Как совершенно справедливо отмечают в публичных выступлениях президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, высокий представитель ЕС Жозеп Боррель и другие «официальные» европейцы, Евросоюз должен помочь соседям (и не только на востоке) в сдерживании инфекции. В условиях, когда вирус не признает никаких границ, пандемию можно преодолеть только вместе. Новая ее вспышка, даже в какой-то отдаленной африканской стране, может бумерангом «прилететь» в Европу и снова вернуть ее в кризис.

Сейчас Евросоюз начал тяжело, но планово выходить из беспрецедентного «вирусного» бедствия, мобилизуя огромные ресурсы, в том числе на поддержку стран-партнеров. Только позавчера, 20 мая, Европейский совет окончательно, после обязательного рассмотрения в Европарламенте, поддержал решение о выделении макрофинансовой помощи на 3 миллиарда евро для стран-кандидатов и соседних стран, чтобы помочь им в борьбе с пандемией и ее последствиями. Большая часть этой суммы – 1,2 миллиарда евро – предназначена именно для Украины.

Вообще, такой подход абсолютно вписывается в стратегию ЕС относительно отношений с соседями. Собственно, само появление программы "Восточного партнерства" стало ярким проявлением стратегического подхода, когда Евросоюз пытается поддерживать экономическое и социальное развитие в соседних странах с сугубо прагматичной целью. Если говорить в упрощенных терминах, если все хорошо у соседа – все хорошо будет и у тебя.

Эта позиция отражает очевидные цивилизационные различия между Западом и Востоком, в данном случае – между ЕС и Россией. Если Евросоюз заботится об устойчивом экономическом развитии соседних стран, применяет свою «мягкую силу», чтобы подталкивать их к реформам и борьбе с коррупцией, то Россия для усиления влияния на регион отдает предпочтение шантажу – политическому давлению, экономическим блокадам и прямой военной интервенции, как это произошло в Украине.

В этом случае «западная» внешнеполитическая концепция многосторонней глобализации, свободной конкуренции и открытого общества, что называется, лоб в лоб столкнулась с прямо противоположной российской концепцией «осажденной крепости» с самоизоляцией, тоталитарным укладом и «врагами вокруг». При этом даже клептократичная, агрессивная, вооруженная до зубов и умирающая недоимперия рассматривается Евросоюзом как часть окружающего внешнего пространства, с которым, по возможности, стоит налаживать сотрудничество и искать компромиссы.

Такой подход приводит к определенному «дуализму» европейской внешней политики, очевидному конфликту между, с одной стороны, «либеральным» видением многостороннего мира и, с другой – инстинктом самосохранения, который, в частности, является мощным стимулом для Европы в сохранении прочных трансатлантических связей. Этот здоровый инстинкт самосохранения, что характерно, проявляется тем сильнее, чем ближе европейские страны географически расположены к российским границам. Страны Балтии и Польша – яркий тому пример.

Такая «раздвоенность» Запада в отношении к России отразилась в видении Евросоюзом дальнейшей перспективы Восточного партнерства после 2020 года. При том, что шестерка партнеров – Азербайджан, Армения, Молдова, Беларусь, Грузия и Украина, при всех их различиях между собой, имеют одного крупного проблемного соседа.

При этом в стратегической важности Восточного партнерства в Евросоюзе никто не сомневается. В прошлом году в Брюсселе состоялись торжества по случаю 10-й годовщины этой программы, во время которых европейская сторона и партнеры четко зафиксировали существенное геополитическое влияние ВП на укрепление европейской и региональной стабильности.

В марте уже текущего года собственное видение относительно будущего этой программы представили Еврокомиссия и Европейский совет. Как раз в эти дни Европарламент рассматривает проект доклада относительно стратегии Восточного партнерства на следующие десять лет, который должен «созреть» к будущему саммиту ВП.

Между тем, чтобы трезво и без «розовых очков» оценивать подходы ЕС к Восточному партнерству, стоит учитывать, что на эту программу влияют не только отличающиеся внешнеполитические ориентиры разных стран-членов ЕС, но и определенные глобальные геополитические тенденции, в эпицентр которых не повезло попасть, в частности, и Украине.

СКЕПТИКИ: ЧЕТЫРЕ СЦЕНАРИЯ «АПОКАЛИПСИСА»

В европейских странах существует мощное «академическое» лобби, которое пытается продвигать идеи «реальной политики», в том числе в отношениях с Россией. При таком видении Запад должен был бы нормализовать отношения с Россией, «заморозив» вопрос относительно реагирования на ее международный произвол. Причины для этого приводятся разные – от стремления избежать внезапного коллапса этого «Голиафа» до намерения защитить его от поглощения геополитическим конкурентом, в которого уже превратился Китай.

Интересно, что наиболее четко такое видение сформулировали аналитики американского Немецкого фонда Маршалла, которые в апреле-мае презентовали свое видение в формате сразу двух интерактивных семинаров.

Йорг Форбріг
Йорг Форбриг

Директор офиса Немецкого фонда Маршалла в Берлине Йорг Форбриг (Joerg Forbrig) 7 мая провел официальную презентацию видения относительно перспектив Восточного партнерства и изложил четыре сценария для этой программы на последующие десять лет.

Наиболее оптимистичный из них предполагает сохранение существующего статус-кво, с акцентом на развитие экономического сотрудничества со странами-партнерами и отказом от любых направлений их политической интеграции, против которых всегда будет выступать Россия.

Такой первый сценарий аналитики Центра назвали «прагматичной интеграцией». Как предполагается, главной движущей силой подобного развития должен стать прагматизм всех сторон и расширение существующего формата экономического сотрудничества путем привлечения России.

В обмен на «прагматизм» со стороны России, согласно этому сценарию, Евросоюз должен остановить тему собственного расширения и отказаться от определенных политических амбиций в регионе Восточной Европы. В этих условиях Евросоюз должен также прекратить давление на страны-партнеры в измерении их адаптации к европейским стандартам, европейского понимания демократии, верховенства права или открытого общества. Такие вопросы, особенно в том, что касается соблюдения прав человека и борьбы с коррупцией, согласно приведенному выводу, на сегодня тормозят дальнейшее развитие экономического сотрудничества между ЕС и странами-партнерами. От такого политического тормоза некоторые из стран-партнеров могли бы спокойно отказаться, взамен концентрируя внимание на торговле, инфраструктуре, инвестициях и другом, что объединяет.

«Что касается России, – она будет оставаться подозрительной и враждебной к дальнейшему развитию отношений между ЕС и странами-соседями на востоке, и, вероятно, будет продолжать свое наступление на них. Любые попытки ЕС добиться большей политической ассоциации с этими странами приведут лишь к росту давления со стороны России. Но при отсутствии таких сигналов Россия может более мирно относиться к контактов между ЕС и странами-соседями в контексте большей интенсивности экономического сотрудничества, и, вероятно, даже попытается получить от этого выгоду, особенно в отношении участия в масштабных инфраструктурных проектах в этом регионе», – отметил Йорг Форбриг.

Следующие сценарии даже более драматичны.

Один из них авторы метко назвали условным «повторным посещением Россией Германии», намекая на пресловутый слоган российского «победобесия», сведенный к формуле «Можем повторить!». Согласно этому сценарию, Россия сосредоточит усилия на всех формах давления на страны Восточной Европы с целью полного доминирования над ними, а впоследствии осуществит попытку влиять на ситуацию в Западной и Центральной Европе. Поскольку, по данному сценарию, восточные страны не смогут дать должного сопротивления российской экспансии, после их поглощения Россия сможет напрямую атаковать Западную цивилизацию с использованием различных гибридных средств, включая экономические, политические и военные. Такое влияние будет серьезным испытанием на идентичность, политическое единство и организационную устойчивость для таких структур, как ЕС и НАТО.

Третий сценарий эксперты Немецкого фонда Маршалла условно назвали «Поворот ЕС к Москве». Здесь все просто. В соответствии с таким видением, ЕС постарается восстановить отношения с Россией после нескольких лет напряженности. Это будет сопровождаться размыванием единства стран ЕС в осуждении действий России по нарушению международного законодательства, в частности, ее агрессии в Украине и аннексии Крыма, и прекращением связанных с таким поведением санкций. Понятно, что этот сценарий мог бы иметь совершенно драматические последствия для всех стран Восточного партнерства, вплоть до потери реальной политической субъектности на международной арене. К такой трансформации в позиции ЕС в отношениях с Россией могут побудить экономическая рецессия после глобальной пандемии коронавируса, растущее геополитическое влияние Китая, ослабление трансатлантических связей между США и Европой, а также все сопутствующие проблемы в сфере безопасности.

Четвертый сценарий исходит из предположения радикальных изменений в самих странах-партнерах и предполагает их внутреннюю мобилизацию под давлением обстоятельств внутри и извне. Это может иметь следствием смещение «постсоветского» поколения политических элит и формирование нового класса политиков, которые объявят главной национальной идеей самопомощь и самодостаточность. Такой сценарий предусматривает уменьшение влияния со стороны третьих игроков, будь-то ЕС, США или Россия. Он может сопровождаться рядом стихийных «вельветовых» революций, которые способны усилить региональную фрагментацию и нестабильность.

Таким образом, ни один из приведенных сценариев не обещает Восточному партнерству ничего хорошего. Поскольку даже первый, наиболее оптимистичный «прагматичный» сценарий, не может принести Западу желаемой стабильности в отношениях с Россией. Запад, согласно такому варианту, попадает в ловушку ментального и даже лингвистического различия между Европой и Россией – то, что Европа называет компромиссом, с российской стороны видится как капитуляция, что лишь побуждает крупного хищника в полной мере воспользоваться плодами этой «победы».

Это означает, что отказ ЕС от политической ассоциации и дальнейшей интеграции стран Восточного партнерства мог бы быть воспринят Россией как сигнал к атаке. Сложилось стойкое впечатление, что специалисты Немецкого фонда Маршалла, причастные к разработке «сценариев», не понимают или не хотят видеть это очевидное обстоятельство.

Кроме того, при таком долгосрочном прогнозировании следует учитывать позицию всех действующих лиц. Например, то, что Украина никогда не согласится вернуться в советские конюшни, какими бы украшениями они не маскировались, а тем более – под силовым давлением. Это означает, что отказ ЕС от политических амбиций в отношении стран Восточного партнерства не только разогревает аппетиты и развязывает руки российских агрессоров, но и является прямым «приглашением на войну», ведь на вероятное расширение российской интервенции Украина ответит вооруженным сопротивлением.

Микола Точицький
Николай Точицкий

Четыре сценария, изложенные Немецким фондом Маршалла, получили незамедлительную оценку со стороны Посла Украины в Бельгии, Представителя Украины при ЕС Николая Точицкого.

Он отметил, что ни один из приведенных сценариев не сработает в Украине по многим причинам. Главная из них - наличие у Украины собственной политической воли и четкой цели относительно европейской и евроатлантической интеграции, которая широко поддерживается в обществе.

«Прежде всего, мы надеемся, что в течение следующих 10 лет станем членами ЕС, как и другие две ассоциированные с ЕС страны Партнерства (Грузия и Молдова – ред.). Во-вторых, мы в Украине, как и большинство тех, кто имел общую историю с Россией, не верим, что Москва может изменить поведение. Москва может быть слабее, сильнее, но ее подход будет тем же. Москва считает соседей зоной собственного влияния, и будет продолжать это делать. Даже сейчас, когда мы все боремся с СОVІD-19, Москва продолжает агрессию – кибернетические атаки, гибридную дезинформацию, обстрелы на Востоке», – отметил украинский дипломат.

Он подчеркнул, что Украина продолжает уверенно продвигаться по выбранному европейскому пути, и рассматривает Восточное партнерство на перспективу до 2030 года как инструмент для дальнейшего сближения с ЕС. По словам Точицкого, сейчас, после всех понесенных жертв, у Украины нет никакой моральной возможности двигаться в другом направлении. Это должно учитываться Евросоюзом, который в равной степени не имеет права на ошибку.

К счастью, в такой позиции Украина не одинока. У нее есть мощные союзники в самом Евросоюзе, которые пытаются реализовывать такие убеждения в европейской политике. Без их поддержки ситуация выглядела намного печальнее.

ОПТИМИСТЫ: СВОБОДА ВЫБОРА ДЛЯ КАЖДОГО ПАРТНЕРА

Можно быть уверенным, что в новейшую историю Украины точно войдут имена депутатов Европарламента, которые являются генераторами идей относительно демократического развития Украины, ее дальнейшего сближения с Евросоюзом, как и других стран ВП. Среди этих имен – Андрюс Кубилюс, Анна Фотыга, Виола фон Крамон-Таубадель, Михаэль Галлер и многие другие, которые входят в органы межпарламентского сотрудничества или в неформальную группу «друзей Украины». Глава такой группы Пятрас Ауштрявичюс представил проект доклада Европарламента относительно перспектив Восточного партнерства после 2020 года.

Пятрас Ауштрявічюс
Пятрас Ауштрявичюс

Этот документ, который 19 мая был поддержан членами комитета Европарламента по иностранным делам большинством голосов, содержит ряд принципиальных положений, которые важны как для Украины, так и для самого Евросоюза.

Доклад содержит, в частности, рекомендации со стороны Европарламента в адрес евроинститутов для обсуждения во время запланированного саммита Восточного партнерства в 2020 году.

Документ предлагает признать и продлить положительное влияние Восточного партнерства на политическое, социальное, экономическое и правовое развитие стран-партнеров, в частности, «трио ассоциации» – Украины, Грузии и Молдовы.

«Те страны, которые проводят широкие реформы и действия для достижения критериев, содержащихся в статье 49 Соглашения ЕС, могут получить право на членство через процесс постепенной интеграции... Направленное в будущее видение следующей декады ВП имеет целью обеспечение длительных и необратимых достижений и углубление сотрудничества между странами ЕС и Восточного партнерства», – говорится в проекте доклада Европарламента.

Еще одно принципиальное положение, которое содержит документ – возможность признания статуса «ассоциированных партнеров» для стран Восточного партнерства, которые уверенно продвигаются по пути реформ и заключили с ЕС соглашения об ассоциации и о создании углубленных и всеобъемлющих зон свободной торговли. Такой статус должен в дальнейшем углубить политический диалог, гармонизацию законодательства и дальнейшую экономическую интеграцию между этими странами и Евросоюзом.

Новацией доклада является раздел, который признает, что безопасность и стабильность - важные факторы для развития сотрудничества между ЕС и странами-партнерами, и отражает развитие сотрудничества между странами Восточного партнерства в сфере безопасности и обороны, с особым акцентом на необходимость урегулирования региональных конфликтов.

Это положение особенно интересно с учетом того, что во всех странах-партнерах, за исключением Беларуси, есть горячие или примороженные очаги региональных конфликтов с одним единственным источником происхождения, – влияние или прямое военное вмешательство со стороны России.

Понятно, что при этом Евросоюз еще раз укажет на необходимость соблюдения суверенитета, независимости и территориальной целостности стран-партнеров в рамках их международно признанных границ.

Вероятно, некоторые положения этого доклада, особенно в том, что касается признания права партнеров на перспективное членство в ЕС, будут вызывать жаркие дискуссии во время обсуждения доклада в пленарном формате, ведь в современных условиях далеко не все страны ЕС готовы к такому шагу. В частности, на фоне уже согласованных планов относительно интеграции в ЕС стран Западных Балкан.

Впрочем, это никоим образом не уменьшает значимость проекта доклада. Слово, которое произносится, и особенно то, которое фиксируется на бумаге, имеет свойство воплощаться в материальные результаты.

РЕАЛИСТЫ: ПЯТЬ ШАГОВ К УСТОЙЧИВОСТИ

Еврокомиссия, которая сосредотачивает в своих руках главные ресурсы и инструменты исполнительной власти, по своей природе должна избегать неосторожных или экстремальных движений. Именно поэтому в Коммуникации Еврокомиссии (разновидности документов ЕК – ред.) относительно перспективы Восточного партнерства после 2020 года, которая была сформирована еще 18 марта и представлена в Европарламенте только 19 мая, нет положений о даже гипотетической перспективе членства для стран-партнеров.

Радослав Сікорський
Радослав Сикорский

Интересно, что во время дискуссии один из инициаторов и «отцов-основателей» Восточного партнерства", бывший министр иностранных дел Польши, а ныне депутат Европарламента Радослав Сикорский высказался в том духе, что «полностью удовлетворен» положениями сдержанной Коммуникации Еврокомиссии, отметив различия между странами-партнерами как в содержании реформ, так и в практических достижениях.

Олівер Варгеї / Фото: Getty Images
Оливер Варгеи / Фото: Getty Images

Коммуникацию Еврокомиссии относительно будущего ВП после 2020 года на заседании комитета Европарламента по иностранным делам представил еврокомиссар по вопросам соседства и расширения Оливер Варгеи. Он сделал особый упор на том, что предстоящий саммит Восточного партнерства, когда бы он ни был созван, должен не только подвести итоги прошлого, но и определить конкретные формы секторального сотрудничества на будущее.

Еврокомиссар отметил, что общий политический нарратив всей Коммуникации связан со словом «устойчивость». Это означает, что Евросоюз намерен помочь странам-партнерам более твердо встать на собственные ноги, ускорить устойчивое развитие, от которого люди получают реальные преимущества, и объединить усилия в решении общих вызовов, в том числе путем сотрудничества в многостороннем формате. Такая концепция устойчивости еще более важна в контексте кризиса, связанного с эпидемией коронавируса.

Оливер Варгеи изложил пять политических направлений, которые должны повысить устойчивость стран-партнеров.

Первое касается устойчивого и интегрированного роста экономики, что даст возможность гражданам стран-партнеров в полной мере воспользоваться преимуществами Восточного партнерства и поможет им поддержать политическую и социальную стабильность.

Второе предполагает решительное реформирование системы государственного управления с одновременным развитием верховенства права. Ключевое положение при этом - борьба с коррупцией, которая является прямой предпосылкой для успешного экономического развития и притока инвестиций.

Третье направление касается «зеленой» трансформации экономики и участия в программах ЕС по инновационному развитию для сокращения вредных выбросов, сохранения окружающей среды и борьбы с климатическими изменениями.

Четвертая цель охватывает программы цифровой трансформации, которая должна открыть перед партнерами новые технологические перспективы.

Наконец, пятое направление предусматривает развитие устойчивого и инклюзивного гражданского общества, со всеми атрибутами уважения к правам человека и фундаментальных свобод, в частности свободы выражения и прессы.

«В этой общей Коммуникации мы также попытались найти правильный баланс между инклюзивностью и дифференциацией. Мы предложили усиленное секторальное сотрудничество, в частности, для ассоциированных стран. Вместе с тем Восточное партнерство должно оставаться гибким инструментом, который позволяет обеспечить сотрудничество со всеми заинтересованными партнерами на основе взаимного интереса и соответствующего уровня амбиций», – отметил Оливер Варгеи.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Тот факт, что большинство пессимистических сценариев относительно перспектив Восточного партнерства исходит именно из американского Немецкого Фонда Маршалла, наталкивает на интересные рассуждения. В ходе дискуссии, отвечая на вопрос Укринформа, руководитель берлинского офиса Фонда Йорг Форбриг возразил, что изложенные им «четыре сценария» каким-то образом отражают официальные подходы Соединенных Штатов, но вто же время признал, что в современных условиях США все больше концентрируют внимание на решении внутренних, домашних проблем, и меньше – на событиях в Европе.

В этом контексте подчеркнуто высокое внимание ключевых евроинститутов к соседству как таковому, и, в частности, к Восточному партнерству, является своего рода показателем геополитической эволюции также для обновленного Евросоюза.

Урсула фон дер Ляєн
Урсула фон дер Ляйен

Когда новоизбранная Урсула фон дер Ляйен объявила, что возглавляемая ею Еврокомиссия будет «геополитической» по своей природе, она даже не могла предвидеть всех испытаний, через которые этот тезис пройдет уже в течение следующих нескольких месяцев, – если вспомнить лишь сирийский кризис, десятки тысяч беженцев на островах Греции и пандемию коронавируса. Но президент Еврокомиссии, к чести, ни на шаг не отступила от своих слов. Поэтому решительный шаг, который был сделан в большой степени благодаря усилиям Еврокомиссии для интеграции Западных Балкан, как и последовательная и устойчивая позиция евроинститутов в поддержку Восточного партнерства, - проявление практического роста геополитического веса Евросоюза, даже в невероятно сложных условиях текущего кризиса.

Именно такая твердая позиция дает шанс партнерам ЕС на востоке вырваться из постсоветского «заколдованного круга». Судя по всему, Украина намерена использовать этот шанс в полной мере, с опорой на Восточное партнерство как важный инструмент для следующего шага.

Дмитрий Шкурко, Брюссель

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-