Украина против РФ: за Керченский инцидент Москва должна заплатить

Украина против РФ: за Керченский инцидент Москва должна заплатить

Укринформ
22 мая наша страна подала меморандум в суд в Гааге, который подтверждает преступления России

Меморандум в деле о захвате моряков и кораблей в Черном море в ноябре 2018 года в присутствии министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы подписал заместитель министра Евгений Енин, определенный представителем (агентом) в суде.

«Сегодня, как и предусмотрено процедурами Трибунала, мы передаем нашу развернутую правовую позицию на рассмотрение Арбитражного трибунала. Факты, фотографии, доказательства и юридическая позиция – все здесь системно и качественно изложено, – сказал Кулеба. – Мы не хотим мести, мы хотим справедливости и мы этой справедливости будем добиваться всеми доступными нам средствами... Россия должна ответить за нарушение Конвенции ООН по морскому праву, за удержание в течение девяти месяцев в российской тюрьме наших моряков и за удержание в течение одиннадцати месяцев наших кораблей».

Енин в свою очередь рассказал, что меморандум содержит правовую позицию Украины, в которой подробно описано, какие нормы нарушила российская сторона, а также приводятся факты для подтверждения правовой позиции – показания свидетелей, экспертов.

Заместитель министра отметил, что меморандум является конфиденциальным документом, поэтому не может назвать конкретную сумму ущерба.

 Євген Єнін
Евгений Енин

В то же время Енин рассказал о структуре нанесенного ущерба, которая состоит из ущерба, нанесенного Военно-морским силам Украины за ремонт судов, а также невозможность их использования в течение одного года, материального и морального ущерба, нанесенного морякам, которых незаконно удерживали в российской тюрьме, а также ущерба государству Украина за нарушение его прав.

В мае прошлого года Международный трибунал по морскому праву предписал немедленно освободить украинских моряков и вернуть Украине захваченные суда, которые 25 ноября 2018 года были заблокированы, а впоследствии атакованы Россией в Керченском проливе. И хотя РФ, как всегда, отрицала юрисдикцию суда, через полгода после решения таки выполнила его – освободила украинских моряков и вернула захваченные суда. Это была первая победа Украины в этом деле. Следующий шаг – заставить Россию понести ответственность за нарушение норм морского права и возместить ущерб.

22 мая 2020 года Украина подала меморандум в Постоянную палату третейского суда в Гааге – главный документ, который подтверждает нарушение Россией международного права. Доказательства агрессии, пренебрежения к членам экипажей, а также компенсации – все это изложено в меморандуме.

НАЧАЛО ДОЛГОГО ПУТИ

В субботний день, 25 мая 2019 года, ровно через полгода после «Керченского инцидента», Международный трибунал по морскому праву в Гамбурге принял решение относительно иска Украины против России с требованием освободить три украинских военных корабля и 24 моряков. Решение суда поддержали 19 судей трибунала, против проголосовал один, российский, судья Колодкин.

Свое решение этот независимый судебный орган, который рассматривает правовые споры на основе положений Конвенции ООН по морскому праву, принял через две недели после слушаний, на которых свою позицию представила украинская сторона – заместитель министра иностранных дел по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль (агент) и группа международных юристов: Джонатан Гимблет, Марни Чик, профессора Фред Соунс и Жан-Марк Тювинен. Российская сторона заседание суда проигнорировала, заявив, что не признает его юрисдикции.

Это, однако, не помешало судьям объявить вердикт: немедленно освободить украинские военные судна «Бердянск», «Никополь» и «Яны Капу» и передать их Украине; освободить 24 задержанных украинских военнослужащих и позволить им вернуться в Украину.

Такое решение даже превысило ожидания украинской делегации. «Для нас это – чистая победа, даже четче, чем мы надеялись», – заявила тогда Зеркаль.

Она и мощные международные юристы выстроили свою линию на аргументе относительно абсолютного иммунитета военных кораблей. Если проще, то по закону военные корабли и их экипажи в принципе не могут быть задержаны правоохранительными органами иностранных государств и подданы юрисдикции иностранных судов. Поэтому то, что произошло, было актом агрессии, а моряки – военнопленными.

Российская сторона в своем меморандуме (который был направлен посольством РФ в ФРГ накануне заседания вместе с сообщением о неявке) никак не соглашалась с таким определением, напирая на «криминальной составляющей» инцидента. Еще бы, иначе ей пришлось бы признать, что между Россией и Украиной таки происходит военный конфликт, то есть признавать факт агрессии России против Украины.

В то же время в том же российском документе, в другом месте упоминается, что события 25 ноября 2018 года были «военной деятельностью» согласно ст. 298 Конвенции ООН по морскому праву, и поэтому не подпадают под юрисдикцию Гамбургского суда, который к этому, мол, вообще не имеет отношения. Украина обратила на это внимание и попросила суд «поймать» Россию на таком очевидном противоречии, ведь та все время твердила о «полицейской операции по задержанию нарушителей госграницы» и «криминале».

Представители украинской стороны также указали, что российские корабли неоправданно открыли огонь по украинским в тот момент, когда те шли в открытом море, следовательно, такие действия не были обусловлены защитой территориальных вод. Они напомнили, что в соответствии с принципами международного права, даже если иностранный военный корабль нарушает правила пребывания в прибрежных водах, военная сила может применяться только чтобы заставить его уйти, но не с целью задержания.

Украинские представители отметили, что РФ не может привлекать к уголовной ответственности и содержанию под стражей военных моряков другой страны по обвинению в нарушении границы еще и потому, что международное право не признает Крым частью России, а следовательно, и территориальные воды в этом регионе не являются внутренними водами РФ. Более того, в момент начала обстрела украинские корабли находились в пределах 12 миль от берегов полуострова.

Моряков удалось вернуть домой. Правда, «уголовные дела» против них в России не прекращены. Следовательно, это требование остается невыполненным.

Трибунал в Гамбурге также обязал обе стороны воздержаться от любых действий, которые могут усугубить или расширить спор, переданный на рассмотрение в Арбитраж в соответствии с Приложением VII к Конвенции ООН 1982 года по морскому праву. Покрушив корабли, российская сторона именно это и сделала – обострила спор.

Но при любых условиях рассмотрение дела по существу, что относится к юрисдикции Арбитражного трибунала в Гааге, продлится несколько лет.

ГААГА ЖДЕТ ОТВЕТОВ ОТ РФ

Суды в Гааге очень консервативны. Например, в Международный суд ООН был отправлен целый автобус доказательств российской агрессии. В июне 2018 года Украина передала в суд меморандум, который состоял из более чем 17 500 страниц текста и весил около 90 килограммов. Коронавирус не стал помехой, и юридическая война с Россией продолжается. 22 мая этого года в Постоянную палату третейского суда Украина передала доказательства российской агрессии и требует, в частности, закрытия уголовных дел против украинских моряков, моральной и материальной компенсации.

Всеволод Ченцов
Всеволод Ченцов

«В соответствии с регламентом этого арбитражного процесса, мы подаем наш меморандум в электронном виде, а также передаем печатные материалы для арбитров и другой стороны спора. Арбитраж по своей сути – инструмент достаточно гибкий, поэтому и позволяет, например, подать меморандум по электронной почте. В условиях пандемии это, оказывается, особенно удобно», – сказал посол Украины в Нидерландах Всеволод Ченцов.

В украинском меморандуме представлена позиция Украины и приводятся юридические аргументы в ее поддержку.

«Этому предшествовала кропотливая работа по сбору доказательств, которые мы также приобщаем к делу. Текст нашего меморандума, как и контрмеморандум РФ, будет опубликован, когда будут проходить слушания по делу. Это предусмотрено правилами процедуры. На первых процедурных слушаниях в ноябре 2019 года Россия добивалась полной конфиденциальности процесса, однако арбитры прислушались к нашей позиции. Поэтому, следите за событиями», – отметил посол. Россия должна подать свой контрмеморандум в течение шести месяцев со дня подачи меморандума Украиной.

«Не удивлюсь, если РФ попытается затянуть процесс и заявить предварительные возражения, как это происходило в других наших делах. Мы же готовы защищать наши суверенные права, иммунитет кораблей и военнослужащих, и, в конце концов, международное морское право в любое время», – подчеркнул Ченцов.

После письменной фазы процесса последуют слушания во Дворце мира в Гааге. Для Украины это дело очень важное, ведь РФ должна четко осознавать, что за нарушение суверенных прав Украины, а тем более нарушение иммунитета военных кораблей и членов их экипажей, придется отвечать.

«Россия будет нести ответственность за такие действия, в частности материальную. Ни одна страна, даже постоянный член Совета Безопасности ООН, которым является Россия, не может пренебрегать основополагающими принципами международного права», – подчеркнул дипломат.

КРЕМЛЕВСКАЯ ПРОПАГАНДИСТСКАЯ МАШИНА

В случае с так называемым «инцидентом» в Керченском проливе один из авторов этого материала на собственном опыте убедился, как мобильно работает российская пропагандистская машина. 25 ноября 2018 года нашему корреспонденту удалось взять комментарий у тогдашнего министра иностранных дел Павла Климкина. Корреспондент тут же запостил новость в Фейсбуке. И так же быстро ее заблокировали за якобы нарушение правил этой соцсети (разумеется, после скоординированных жалоб российских троллей).

Что касается официальной российской позиции, то ее обнародовали на следующий день в заявлении МИД РФ, в котором инцидент был определен как «тщательно продуманная и спланированная по месту и форме провокация» (с тех пор позиция РФ нисколько не изменилась). При этом характерно, что по горячим следам причиной этого действия Россия назвала поиск повода для наращивания санкций против РФ и только потом – якобы внутриполитические манипуляции украинской власти ради введения военного положения.

Тогдашние действия Украины по недопущению «ползучей аннексии» Азовского моря Россией и поддержка, которой они пользовались со стороны «коллективного Запада», вызвали раздражение Москвы. В упомянутом заявлении МИД и еще одном, сделанном накануне (21 ноября), об этом говорилось с такими формулировками: «курс Киева находит поддержку ряда государств, включая страны-члены ЕС», «как это пытаются представить в Киеве, Вашингтоне и Брюсселе», «вопреки заявлениям Киева и Брюсселя», «киевский режим и его западные покровители», «линия, которая проводится Киевом в координации с США и ЕС».

Впрочем, тема «Керченского инцидента» перестала быть топовой в российской внешней политике. Последний всплеск активности по этому поводу наблюдался в августе-сентябре прошлого года, накануне и после «большого обмена». То есть, похоже, кейс 24 украинских моряков пока отложен на дальнюю полку. Хотя определенное предостережение появилось 19 мая после вызова в суд бывшего политзаключенного Эдема Бекирова, освобожденного тогда же, в сентябре, вместе с нашими моряками. Кто знает, возможно, это некий намек, поскольку по той же схеме суд РФ когда-нибудь может «вызвать» и моряков.

Традиционной является реакция России на действия международных судов и трибуналов относительно керченского дела. Например, 21 февраля 2020 года Арбитражный трибунал ООН по морскому праву принял решение о частичной приемлемости жалобы Украины против России по ряду нарушений Конвенции ООН. Что же в ответ? Тактика Россия проста – промедление, затягивание, замалчивание решений, принятых в пользу Украины, а также выпячивание того, что можно трактовать в пользу РФ (на этот раз – подчеркивание отстраненности морских судов от определения принадлежности аннексированного Крыма). Теперь российский меморандум в ответ на это решение должен быть подан в Арбитраж до 21 августа 2021 года.

Борис Бабін
Борис Бабин

Итак, несмотря на фактическое возвращение кораблей и членов экипажей, для Украины принципиально важно доказать нарушения Россией норм морского права и получить положенное возмещение ущерба.

Как отметил в комментарии Укринформу эксперт по международному праву, бывший постоянный представитель Президента Украины в АРК, экс-уполномоченный по делам Европейского суда по правам человека Борис Бабин, «подача меморандума - абсолютно логичный процессуальный шаг, который должен довести оба процесса до логического конца». «Ведь сегодня, – сказал он, – на рассмотрении арбитража находится два иска – так называемый Большой морской иск «Украина против России» и Специальный морской иск, связанный с «Керченским инцидентом». В обоих исках Украина должна четко выразить свою позицию, а также обойти подводные камни, которых много в обоих делах.

Ирина Драбок, Ольга Танасийчук, Олег Кудрин

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-