Помилование по-российски: 3,5 года человеку, который открыл Сандармох

Помилование по-российски: 3,5 года человеку, который открыл Сандармох

Укринформ
Почему историк Юрий Дмитриев навсегда останется в истории Украины

Этого события, назначенного на 22 июля, ждали не только в России, не только в Украине, но, без преувеличения, во всем мире. И вот настал этот день: Петрозаводский городской суд приговорил историка, руководителя карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева к 3,5 года колонии строгого режима, в то время как российская прокуратура просила дать ему 15 лет лишения свободы. Существенное снижение. Удивительное великодушие, вообще-то, не свойственное российскому суду.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО ПРАВОСУДИЯ

Суд оглашал приговор в закрытом режиме, в отсутствие родственников и активистов. Но никто не мог помешать собраться желающим у здания суда. Так что выступление адвоката Виктора Ануфриева и взрослой дочери политзаключенного Екатерины Клодт стало публичной акцией с одобрительными выкриками и аплодисментами. Оглашенный приговор был воспринят всеми как фактическое оправдание Дмитриева, и вот почему.

С репрессивных советских 1930-х годов пришел такой печальный анекдот. Два заключенных в лагерях, один другого спрашивает: «У тебя сколько?» – «Пятнадцать лет» – «А за что?» – «Да ни за что?» – «Нет, не рассказывай. У нас ни за что дают только десять». Для тех, кто слабо представляет те времена, нужно объяснить, что «ни за что», означает «совсем ни за что», то есть взятое с потолка, придуманное. А «за что-то» включает в себя, к примеру, такие страшные преступления, как рассказанный анекдот, переписку с родственниками за границей или случайно смятый портрет вождя.

Так вот, приговор, вынесенный Дмитриеву, как раз и является подтверждением того, что его судили «совсем ни за что», то есть с выдуманными обвинениями и с вымученной фабулой дела. Просто «российское правосудие» устроено так, что в политически мотивированных делах оправдания не может быть по определению. И 3,5 года вместо запрошенных 15 лет – это минимум миниморум. С учетом времени, проведенного в СИЗО, Юрий Алексеевич должен выйти на свободу 12 ноября. Так что в реальности получается 3,5 месяца вместо 3,5 года. Но и к этому сроку нужно относиться серьезно, не проявляя избыточной радости. Издевательски тяжелые обвинения, долгий срок следствия – все это не лучшим образом сказалось на здоровье Дмитриева. Теперь же еще не известно, куда и в каких условиях его будут этапировать, при желании и этот процесс можно превратить в пытку. Также неизвестно, какими будут условия отбывания срока в колонии, станут ли его там подвергать прессингу. (Уже был негативный опыт в СИЗО, во время следствия. В камеру к Дмитриеву помещали людей, которые советовали ему признать вину, в обратном случае угрожали изнасилованием. После предупреждения Дмитриева руководству изолятора, что он будет защищаться всеми возможными способами, и в случае эксцессов вина падет на администрацию, ситуация была подправлена). В-третьих, опять же при желании, против него может быть организована какая-то провокация, что-нибудь подброшено.

Поэтому в случае с Дмитриевым успокаиваться нельзя до тех пор, пока он не окажется на свободе, и лучше бы – за пределами России. Не говоря уж об общей отвратительности ситуации, когда россиян приучают радоваться – до аплодисментов – несправедливому обвинительному приговору, но с небольшим сроком.

МЕТОД «ГНИЛОЙ СЕЛЕДКИ»: ЛОЖЬ, НО ЗАПАХ ОСТАНЕТСЯ

Тем, кто не следили за делом, и не знают сути дела, нужно объяснить ситуацию с обвинениями. В конце 2016 года Дмитриева арестовали, обвинив в изготовлении детской порнографии.

Во втором браке у него не было детей. И он, сам детдомовский, взял с женой девочку из детдома. У той было отставание в физическом развитии. Поэтому для понимания, как она восстанавливается, и «для защиты от опекунского произвола» Дмитриев фотографировал ее с некоторой периодичностью. Фотографии эти хранились на жестком диске в специальной папке «Здоровье ребенка» и достоянием публичности никогда не становились. Кроме того, было несколько чисто семейных фотографий обнаженной девочки, сделанных по ее просьбе «хорошо ли загорела» (во многих семьях есть подобные фото, не предназначенные для чужих глаз). Как сказал сам обвиняемый по этому поводу: «Какую-то порнографию здесь увидеть может только человек, который не поменял ни одного подгузника».

В апреле 2018 года суд признал Дмитриева невиновным по данным обвинениям. И тогда общественность тоже радовалась. Но позже его снова арестовали по решению апелляционного суда. Кроме того, к тому времени было выдвинуто еще одно обвинение, более тяжелое – в «насильственных действиях сексуального характера» по отношению к ребенку.

При этом нужно понимать, что к этому времени, девочка уже была изъята из дома Дмитриева и проживала у вовремя обнаружившейся родной бабушки. То есть она легко могла быть объектом манипуляций. А под «насильственные действия сексуального характера» можно подвести прощупывание трусиков при энурезе или подмывание. И в этом случае фраза Дмитриева про подгузники кажется еще более подходящей, а то и пророческой.

Подробно о всех перипетиях и сюжетных поворотах в двух «делах Дмитриева» рассказано здесь. Что важно – после прочтения этого материала (и подобных ему), аргументированно показывающих необоснованность обвинений историка, в конце концов… все равно остается гаденькое чувство. И в этом – суть подлого гэбэшного приема, метода боевой спецпропаганды, называемого «гнилой селедкой». Ложное обвинение подбирается так, чтобы по окончании дела, даже при оправдании, оставался дурной запах: «Дмитриев? «Мемориал»? Сандармох? Это о чем? А, там что-то с педофилией было связано». Как-то так…

Так чем же историк и правозащитник, руководитель карельского отделения «Мемориала», так сильно разгневал власть имущих в России? Своей работой по расследованию преступлений Советской власти, сталинских репрессий.

Из работы, проделанной Дмитриевым, самая важная для Украины и украинцев – карельское урочище Сандармох. Дмитриев нашел это расстрельное место в 1997 году вместе с представителями петербургского «Мемориала» Ириной Флиге и Вениамином Иофе. Всего здесь было обнаружено 236 расстрельных ям, в которых энкавэдистами были захоронены 6241 тайно убитый человек. Это куртуазно называлось «Операция по разгрузке Соловецкого лагеря». Во время многочисленных походов Дмитриев своими руками откопал сотни останков. Не все способны на такое, а он это сделал. И от этого, кстати, его особое отношение к человеческому телу, к человеческому скелету, его частям. Для Дмитриева привычно, нормально – все фотографировать, фиксировать…

РАССТРЕЛЬНОЕ УРОЧИЩЕ КАК ЗЕРКАЛО МЕНЯЮЩЕЙСЯ РОССИИ

По итогам своих экспедиций и архивных исследований он издал две книги: «Место расстрела – Сандармох» (1999) и «Место памяти Сандармох» (2019). Юрий Алексеевич не имел профессионального образования, но его работа чрезвычайно высоко оценивается сообществом историков всего мира. (А уж историки объяснили остальным суть дела и причину обвинений, преодолевая тот самый эффект «гнилой селедки», после чего в защиту Дмитриева выступили множество известных людей, в том числе лауреаты Нобелевской премии).

Обратите внимание на числа, даты. Тут они особенно важны. Дмитриев начинал свою работу еще при Ельцине. И тогда Россия была всё же другая. Уже в 1997 году Сандармох был обустроен как мемориальное кладбище. В 2000 году ему присвоили статус «объекта культурного наследия России». А 5 августа, в день официального начала «разгрузочной операции», был установлен Международный день памяти жертв Большого террора. В этот день в Сандармох приезжали, чтобы почтить память погибших в 1937-1938 годах, местные власти, дипломаты из разных стран мира (в том числе Украины), представители разных диаспор в РФ (в том числе украинской).

Но после операции «Преемник» к власти в России пришли спецслужбисты, которые не стесняются называть себя «чекистами», которые не видят ничего зазорного в том, чтобы быть одним из звеньев цепочки: ЧК – ОГПУ – НКВД – КГБ – ФСБ. Так нужно ли после этого удивляться, что свою вторую книгу Дмитриев дописывал, находясь уже в СИЗО?

Отношение новой российской власти к Сандармоху поменялось коренным образом. С одной стороны, никто не мог помешать устанавливать здесь памятные знаки жертвам репрессий разного происхождения (в том числе украинцам). К настоящему времени установлено уже 17 таких больших знаков, каменных крестов, памятных камней, а также множество индивидуальных памятников. Но с другой стороны, в 2016 году историками Петрозаводского университета была выдвинута версия, что в Сандармохе могут находиться советские военнопленные, расстрелянные финнами в 1941-1944 годах.

И в 2018-2019 годах Российское военно-историческое общество (РВИО) под руководством тогдашнего министра культуры Владимира Мединского организовало поисковые экспедиции в Сандармох в поддержку более удобной для власти «финской версии». Организаторы говорили, что не отрицают энкаведистских расстрелов, но хотят добавить к этому память и других мучеников. Однако убедительных доказательств «финской версии» в итоге представлено не было.

Во время первой из этих экспедиций директор Медвежьегорского городского музея и главный смотритель мемориального комплекса Сандармох Сергей Колтырин сделал на камеру неаккуратное заявление. Экспедиция нашла останки пяти человек и РВИО тут же начало говорить, что это уж точно расстрелянные финнами советские военнопленные. А местный историк предположил, что это все же, скорее, как и раньше, тела жертв сталинских репрессий.

Спустя два месяца Колтырин был арестован, угадайте, по какой статье – педофилия (совершение развратных действий в отношении 13-летнего мальчика). К этому времени у историка уже было онкологическое заболевание, он как раз проходил лечение. В РФ тяжелое заболевание используется как средство давления, пытка. В итоге Колтырин получил 9 лет тюрьмы. В апреле этого года он скончался в колонии. Об этом деле трудно что-то говорить наверняка, но очень может быть, что медвежьегорский историк стал жертвой войны российских властей с неугодной им историей…

«РАССТРЕЛЯННОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ» – ТЯЖЕЛЫЙ УРОК ИСТОРИИ

Среди памятных знаков в Сандармохе украинский казацкий крест (авторы Николай Малышко и Назар Билык) был установлен одним из первых – еще в октябре 2004 года. На нем написано: «Убiєнним синам України». И каждый год, в любых обстоятельствах, 5 августа украинцы России приезжают, чтобы почтить память погибших.

Почему же украинцам так важно знать и помнить о Сандармохе? Это была одна из крупнейших чекистских расстрельных операций. В урочище погибли до 9 тысяч заключенных 58 национальностей. Причем упоминание этнического происхождения в данном случае отнюдь не досужее. В годы «большого террора» обычными были так называемые «национальные операции», в ходе которых люди арестовывались, осуждались и уничтожались по «национальной линии». (Такой вот интернационализм по-сталински).

В «украинский список» Сандармоха на данный момент включены 287 наших соотечественников, уничтоженных за девять дней – с 27 октября по 4 ноября. Среди них люди самых разных профессий. В том числе ученые, военные, священники, министры УНР, а также те, на ком проще фокусировать взгляд из-за их известности, – представители украинского «расстрелянного возрождения».

Расстрелянное возрождение – страшный и точный образ. В 1918-1920 годах независимая Украина не смогла отстоять свою суверенность, в том числе и потому, что слишком многие поверили большевистским россказням, мол, она будет полноправной республикой, государством, однако в составе большого союза. В итоге империя, маскировавшаяся союзом, быстро забыла о своих обещаниях. Украинизация, начавшаяся в 1920-е годы, в 30-е была ограничена и свёрнута. А самые смелые, талантливые и принципиальные творцы – уничтожены. В частности, в Сандармохе были расстреляны Лесь Курбас, Мыкола Зеров, Мыкола Кулиш, Валерьян Пидмогильный, Мирослав Ирчан, Гео Шкурупий…

Потому для всех украинцев Сандармох – святое место памяти, причем не только скорбной, но и назидательной. Нельзя долю страны, своего народа отдавать в чужие руки, нельзя право решать свою судьбу отдавать, хотя бы частично, «братской» имперской столице. «Частично» в таких случаях не бывает, поскольку империя обладает большим опытом превращения частичной зависимости в полную.

Вот потому Юрий Дмитриев, открывший Сандармох, который стал его тяжким крестом, – человек столь важный для Украины. Он и в нашей истории останется навсегда. Или как писалось в хэштеге флешмоба накануне приговора – #UkraineStandWithDmitriev. И в текущей политической жизни мы всегда должны помнить тот белый гранитный казацкий крест с надписью: «Убiєнним синам України».

Олег Кудрин, Рига

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-