Беларусь-2020: Рождение нации – в боли, забастовках и песнях

Беларусь-2020: Рождение нации – в боли, забастовках и песнях

Укринформ
После президентских выборов в стране пятые сутки идут протесты

Власти Беларуси к среде, после трех ночей и дней жестокого подавления, избиения протеста, посчитали, что в общем и целом задача выполнена. Судя по частоте употребления Александром Григорьевичем слов «майдан», «майданутые», представление об угрозе ассоциируется у него преимущественно с этим украинским вариантом революции.

Фото: twitter.com/tut.by
Фото: twitter.com/tut.by

Соответственно сверхзадачей стало пресечение возможности организованного стационарного протеста, баррикад. Вторая по важности задача – недопущение массовых скоплений граждан, шествий, автоколонн, перекрытия улиц, прежде всего, в ночное время. Плюс – карт-бланш силовикам на творческую инициативу, «эксцессы», при которых излишняя жестокость не наказывается.

Таким образом, первую волну протеста власти сбили, подавили. Но белорусские граждане при этом не были запуганы настолько, чтобы прекратить сопротивление. Протест начал видоизменяться. И сейчас, на пятый день протеста, на исходе первой поствыборной недели перешел в стадию трансформации, саморазвития.

РУВД, ИЗОЛЯТОРЫ, КОЛОНИИ. ПЕРВЫЕ «ВЫПУСКНИКИ»

В этих условиях большее внимание начала привлекать правозащитная тема – поиски задержанных, выяснение мест и условий их удержания. Тревожиться тут было от чего. В белорусских медиа распространялись видео-, аудиозаписи, устные свидетельства об ужасных пыточных условиях содержания. Яркими примерами стали видеозапись избиения задержанных в Октябрьском РУВД (недалеко от центра Минска), две с половиной минуты аудиозаписи, на которых слышны крики избиваемых и некие приказы (утверждается, что запись сделана ночью возле столичного изолятора на улице Окрестина), и восьмисекундная видеозапись этого же изолятора, на которой также слышны крики боли.

Подробно и системно об условиях содержания (и избиения) в белорусских РУВД, автозаках и изоляторах рассказал корреспондент российского издания Znak.com Никита Телиженко. Он был задержан вечером 10 августа в Минске перед акцией протеста на улице Немига (где в первый же вечер был наезд автозака со смертельным исходом; там сейчас возлагаются цветы). Не буду пересказывать материал, его нужно читать (спойлерствую – похоже на Киев-2013, начиная с декабря). Разве что стоит привести общий заголовок «Люди лежали живым ковром в лужах крови» и название нескольких главок: «16 часов ада в Московском РУВД», «Дорога боли и крови», «Тюрьма» (как оказалось, это была колония в Жодино, куда часто привозят задержанных в столице). При приеме в колонии люди стояли 1,5-2 часа в очереди, поскольку вместе с ними приехали еще семь заполненных автозаков
Фото: Tut.by
Фото: Tut.by

Между тем, с начала недели у всех белорусских изоляторов начали собираться родственники исчезнувших людей и просить (требовать, умолять) предоставить хоть какие-то списки, по которым можно было бы определить, кто и где находится, и, вообще - жив ли. Разумеется, этого сделано не было.

В среду начали отпускать задержанных. Представитель Белорусского Хельсинкского Комитета Леонид Светик (Витебск) рассказал, что 12 августа были отпущены арестованные на 3 суток при «админнарушениях» 9 августа. Своя информация есть у правозащитника Леонида Судаленко из Гомеля: 3 августа в 4 часа утра некоторые арестованные на 10-15 суток подписали бумаги, что ознакомлены с «прокурорским предупреждением» о недопустимости нарушений и уже днем они были освобождены. По мнению Судаленко, это связано с нехваткой мест в изоляторах.

Задержанных также отпускали из резонансных мест – «Окрестины», Жодинской колонии. В связи с чем активисты в Telegram-каналах обращались с просьбой к волонтерам, чтобы те приехали в соответствующие места – для записи и учета отпускаемых людей. Но стоит отметить, что не все решаются назвать свое имя.

Ранее некоторые аналитики говорили, что выход задержанных, их массовые рассказы о застенках могут стать дополнительным источникам напряжения, «подогрева» протеста. Однако пока свидетельства Телиженко, кажется, остаются самыми подробными, жесткими и откровенными. Но это объяснимо – екатеринбургский журналист уже далеко от мест событий. Впрочем, более мозаичные белорусские материалы об этом также стоит почитать - «”Б’юць да страты прытомнасьці”. Што адбываецца пасьля затрыманьня ў міліцыі» 

Важное сообщение пришло в ночь на 13 августа из окрестностей ИК-2 в Бобруйске. Там началась акция протеста заключенных (в колонии предположительно отбывают наказание несколько тысяч человек). Белорусские СМИ сообщили, что в радиусе нескольких сотен метров вокруг колонии были слышны крики заключенных «Уходи!», лай собак и стук металла. После этого к ИК-2 были подтянуты подразделения внутренних войск для подавления «бунта». Свежих новостей оттуда пока нет.

ДНЕВНЫЕ ЖЕНСКИЕ «ЛАНЦУГІ САЛІДАРНАСЬЦІ»

В условиях, когда ночные акции подавлялись с подчеркнутой жесткостью, в среду проявилась и стала массовой иная форма протеста – «ланцугі салідарнасьці». Иногда они переходят в шествия солидарности. Поскольку это происходит вдоль улиц, то сопровождается гудением, сигналами машин, то есть выглядит одновременно и как автомайдан. Суть и внешний вид акций – подчеркнуто мирный, это в основном женщины, часто в белой одежде и с белыми цветами в руках.

По многим причинам это существенное явление. Во-первых, оно поддерживает линию на женский протест диктатору, отчасти даже феминистский. А также напоминает о Тихановской, находящейся в Вильнюсе, и женской троице ее «объединенного штаба». Кроме того, это канализация протеста в условиях, когда другие его проявления преимущественно подавлены.

Фото: Белсат
Фото: Белсат

Так что «ланцугі салідарнасьці» нельзя недооценивать. Но и нельзя переоценивать, как это делают некоторые белорусские аналитики, мечущиеся между отчаянием и надеждой. Для поддержания протестного настроения это действительно важно. Но нужно давать себе отчет в том, что это, само по себе, ничего не решит. Диктатор может переждать, пока людям надоест гулять по улицам с белыми цветами в руках, и этот формат выдохнется. К тому же, Беларусь – 9,4-миллионная страна (как и в Украине, некоторая часть населения – за границей на заработках). При этом в активных протестах в разных его формах участвуют десятки тысяч. Это много, это очень много. Что важно – это происходит достаточно равномерно по всей стране. И каких-нибудь полгода назад, трудно было представить, что в Беларуси будет такое. Однако этого совершенно недостаточно для того чтобы поставить тоталитарный режим перед ситуацией общественного, общегражданского коллапса. Для этого нужен протест сотен и сотен тысяч, причем в формах, парализующих функционирование государственной системы. Чего пока нет.

УХОД ОТ ВЛАСТИ. ЗАБАСТОВКИ И БОРЬБА С НИМИ

Большое впечатление производят видеосюжеты, снятые государственным ТВ Беларуси на совещаниях у Лукашенко. Он говорит про урегулирование каких-то хозяйственных дел и вопросов. А в это время камера пробегается по лицам участников мероприятия. У них, в том числе у людей с погонами, унылое выражение лица, потухшие, мертвые глаза. Понятно, что они чувствуют, насколько опасной становится ситуация для них и для их семей. Диктатор становится все более неадекватным (не секрет, что в последнее время Лукашенко болеет; видимо, лекарственные средства могут дополнительно усугублять ситуацию). Когда и если режим начнет сыпаться, кому-то придется отвечать за уже содеянное. И в этом случае условная цивилизованная Гаага будет прекрасной альтернативой непредсказуемому суду Линча… Однако и открыто выразить свое несогласие люди в форме пока опасаются.

На нижнем уровне увольнения офицеров из силовых органов уже зафиксированы. Как прецеденты - это очень важно. Но пока это не стало массовым явлением, речь идет о десятках человек. Одного из первых, совершивших такой поступок, капитана Егора Емельянова из Новополоцка (Витебская область) пытались судить по административной статье с обвинением в организации массовых мероприятий. Однако утром 13 августа судья отпустил его. (Подробности пока не известны). Но и это тоже хороший прецедент.

Уже есть уволившийся из администрации президента Беларуси. А из ушедших с белорусского госТВ уже можно собрать коллектив для хорошей разножанровой телепрограммы. Приходят все новые и новые сообщения, что в поддержку белорусской оппозиции высказываются культурные деятели и знаменитые спортсмены. Заявленная позиция ЛОМов (лидеров общественного мнения), безусловно, тоже важна. Однако и она, сама по себе, также не является решающей.

Решающей может стать общенациональная забастовка. И тут власть предпринимает большие усилия, чтобы гасить протесты рабочих прямо на предприятиях. На места событий оперативно прибывают начальники цехов, директора. После чего провластные медиа утверждают, что на самом деле происходит «не забастовка, а деловое общение работников с руководством».

К этому процессу препятствования забастовкам подключаются и силовики. Правозащитник из Гомеля, инспектор труда независимых профсоюзов Леонид Судаленко рассказал нам, что после того, как рабочий крупного предприятия «Гомсельмаш» уточнял, как можно организовать и провести забастовку, его арестовали, прямо дома, в спортивном костюме и тапочках. А госагентство БелТА, тем временем, оперативно подготовило материал. Но не об этом, а на прямо противоположную тему: «Не нужно хаоса, мы должны сохранить страну для своих детей и внуков – токарь "Гомсельмаша"».

Уже упоминавшийся витебский правозащитник Леонид Светик также рассказал, что к нему обращались (представители местного транспортного предприятия) с вопросами, как юридически оформляется забастовка и какие она может иметь последствия согласно закону?..

Но тут, по случаю, нужно отметить, что белорусский закон вводит забастовки в правовое поле исключительно в тех случаях, когда они урегулируют конфликт между нанимателем и работниками. Таким образом, политические забастовки в законе не прописаны и в случае недостаточной их массовости также могут грозить преследованиями участникам и организаторам.

Из крупных предприятий те или иные виды забастовки, акций протеста уже фиксировались на знаменитом Белорусском автомобильном заводе (БелАЗ) в Жодино (рабочие прошли маршем по территории предприятия, скандируя “Уходи!”), Минском электромеханическом заводе, Белорусском металлургическом заводе (Жлобин), предприятиях «Керамин» (Минск), «Терразит» (Гродно), Белмедпрепараты, «Азот Гродно», и что особенно трогательно, а также прекрасно эстетически – в Белгосфилармонии.

Фото: Tut.by
Фото: Tut.by

Сейчас, на наших глазах происходит становление белорусской политической нации. Дорога очень тяжелая, но для каждого народа – неизбежная. Помогай им, Господи. Как об этом поется в неофициальном гимне «Магутны Божа», от исполнения которого работниками Белорусской филармонии – мурашки по коже. 

Олег Кудрин, Рига.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-