Лукашенко и Алексиевич в треугольнике «братских стран»

Лукашенко и Алексиевич в треугольнике «братских стран»

Укринформ
Белорусская революция и распад «триединого русского народа»

Затянувшийся распад Российской империи не дает совсем сгинуть износившемуся лозунгу и концепции «триединого русского народа». Белорусская революция по факту своего начала, существования и развития очень сильно изменила ситуацию в треугольнике государств Россия–Украина–Беларусь, в треугольнике идентичностей русские/россияне-белорусы-украинцы.

ЛУКАШЕНКО В ТРЕУГОЛЬНИКЕ «БРАТСКИХ СТРАН»

Такова непростая жизнь засидевшихся на престоле диктаторов. Еще недавно обсуждали мы планы Александра Григорьевича путем «персональной унии» стать правителем и Киевской, и Белой Руси, еще недавно он рассказывал, что украинские спецслужбы ему по-дружески рассказывают, откуда будет грозить опасность, и едва ли не обсуждал с Киевом – куда, по какому адресу удобней будет доставить задержанных «вагнеровцев». Но вот политические ветра поменялись, и уже настало время поговорить, как Александр Многовекторный вертится в треугольнике «братских восточнославянских стран».

И тут все – по закону сохранения вещества, «что ежели в одном месте чего убудет, то в другом – присовокупится». Накануне выборов Лукашенко и об Украине, и о России говорил по принципу «с одной стороны – с другой стороны». После начала протестов он как ослабевший правитель был вынужден прислониться к России. И соответственно – в риторике перешел от избирательной критики России к ее неумеренному восхвалению. Ну, разве что, дабы это не выглядело совсем уж слащаво, строгим голосом добавляет этак: вот, мол, если Кремль не поможет мне удержаться, то он падет следующим! При этом Лукашенко хмурится, как суровый педагог, стараясь за актерством упрятать банальное вымаливание жизненно важной помощи.

С другой стороны, в соответствии с оглашенным выше законом, насколько «президент Беларуси до 5 ноября» стал лучше говорить о РФ, настолько же хуже – по ситуации – говорит он теперь об Украине. При этом чего-то существенно, по-новому плохого об Украине Лукашенко сказать не удается. Чем же оказывается плоха для него Украина в сентябре-2020? «Нет сильной руки, потому бардак. Вот до чего Майдан довел». Уже было. «Слишком на Запад смотрит, которым заправляют США». Бывало. «Вместе с другими западными странами помогает дестабилизировать Беларусь». Может, не в столь резкой формулировке, но нечто подобное тоже уже звучало.

БЕЛАРУСЬ И РФ + УКРАИНА: ВРЕМЯ ЛАЙКОВ И ЭПОХА ДИЗЛАЙКОВ

В недавнем интервью российским СМИ подобные антиукраинские тезисы прозвучали так откровенно и даже жестко именно потому, что они не были уравновешены обычными реверансами «братскому народу, братской стране» с «добрососедской границей» и «экономическим сотрудничеством». Так ведь и странно было бы ожидать подобных книксенов в условиях, когда главной целью интервью было – понравиться В.В. Путину, что накануне встречи президентов в Москве (14 сентября) является для Лукашенко приоритетом. Тем более что и украинский МИД, в свою очередь, решительно говорит о токсичности контактов с белорусским режимом, а посол Украины был отозван из Минска. Однако в прошедшие выходные наш посол Игорь Кизим в Минск вернулся. Логичной и технологичной реакцией было хоть уж это принять спокойно, как факт, не выделяя из потока. Но нет, не таков режим самолюбивого диктатора! И вот уж машину посла противозаконно обыскивают на границе. Зачем? Да ни зачем, просто общее время такое – Россию хвалить, Украину – прессовать.

И вот тут самыми интересными оказываются два вопроса. Во-первых, насколько такое положение вещей – Россия-like, Украина-dislike – для Лукашенко необратимо? Во-вторых, насколько нынешний Лукашенко за то время, что он еще будет находиться у власти, способен ухудшить условия безопасности Украины?

По первому… Для флюгерного Лукашенко ничего необратимого, непереигрываемого нет в принципе. Поэтому если гипотетически представить, что ему удастся усидеть на штыках, но при этом не сдать суверенитет с потрохами, то вполне можно вообразить и Александра Григорьевича, говорящего об Украине по-прежнему «с одной стороны – с другой стороны». Вот только в политической практике 2020-2021 и далее в такого Лукашенко верится с трудом. Кажется, что Москва, намучавшаяся с его политикой «нефть в обмен на шлепки и поцелуи», теперь уж не упустит его из силового захвата до полного «иппона», япона-мать (иппон – чистая победа в дзюдо, пропагандируемом ВВП; второй термин, по-видимому, знают все). Если же он постарается выскользнуть и опять кинуть, то на этот случай готов также вариант дворцового переворота. И белорусские элиты, сгрудившиеся вокруг сильного Лукашенко, в случае выгодного предложения теперь вряд ли будут долго спорить и торговаться по поводу слабого.

Ответ же на второй вопрос становится продолжением ответа на первый. Сейчас довольно бесполезно обсуждать, насколько в процессе сдавания суверенитета Лукашенко может ухудшить безопасность Украины, ситуацию на нашей 1000-километровой границе. Бессмысленно потому, что пока тем или иным способом не прекратится нынешний период турбулентности, подобные рассуждения будут совершенно отвлеченными, гипотетическими. К тому же в Беларуси теперь нельзя говорить лишь о том, чего хочет и на что способен Лукашенко. В стране появился еще один субъект политики – гражданское общество. Молодое, слабо структурированное и само еще не вполне знающее, на что оно способно и чего хочет.

АЛЕКСИЕВИЧ – РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ: ПОЧЕМУ МОЛЧИТЕ?

И вот тут плавно переходим к другой теме – рассмотрение уровня развития самоосознания этого нового субъекта белорусской политики, формирующейся политической нации, гражданского общества.

Такое впечатление, что нации, народы, подобно отдельным людям, должны исключительно индивидуально и последовательно, шаг за шагом, пройти все этапы развития, взросления, избавления от иллюзий. В этом смысле очень показательным было заявление Светланы Алексиевич, сделанное в среду утром, когда к ней несколько часов ломились силовики, и она вполне могла ожидать, что дверь просто сломают, а ее тоже увезут в кутузку. Поэтому Алексиевич сказала самое важное для нее, самое болезненное, накипевшее: «Сначала у нас похитили страну, похищают лучших из нас. Но вместо вырванных из наших рядов придут сотни других. Восстал не Координационный комитет. Восстала страна».

Однако ядром ее заявления стали слова упрека, брошенные через восточную границу: «Еще я хочу обратиться к русской интеллигенции, назовем это так по старому обычаю. Почему вы молчите? Мы слышим только редкие голоса в поддержку. Почему вы молчите, когда видите, как растаптывают маленький, гордый народ? Мы все еще ваши братья. А своему народу я хочу сказать, что я люблю его. Я горжусь им. Вот опять кто-то неизвестный звонит в дверь…»…

Как знакомо в Украине, как узнаваемо вот это «почему вы молчите?», «мы все еще ваши братья». И как легко тут впасть в высокомерную насмешку, на самом деле совершенно несправедливую, поскольку в 2013-м и начале 2014 года, до начала и разворачивания агрессии, войны украинцы мыслили примерно так же. Сколько дней, недель и месяцев заняли тогда телефонные звонки, переписка в мессенджерах и посты украинцев – всё по ту сторону северо-восточной границы с таким примерно началом: «Друзья, я сейчас вам все объясню!» Но стихотворение Анастасии Дмитрук «Никогда мы не будем братьями», написанное в марте 2014 года, только начало фиксировать новое положение вещей… А ведь и у нас после российско-грузинской войны «08.08.08» было время подумать, осознать величину и реальность угрозы, исходящей из России. Но скажем откровенно, с рукой на сердце, многие ли верили в войну с Россией тогда – до февраля-марта 2014-го?..

РУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ: МЫ НЕ МОЛЧИМ, НО НАС МАЛО…

Конечно же, обращение Алексиевич вызвало ответную волну в России. Писатели Людмила Улицкая, Виктор Шендерович, Лев Рубинштейн, Александр Архангельский, Денис Драгунский, Дмитрий Глуховский; деятели театра и кино Лия Ахеджакова, Павел Чухрай, Оксана Мысина, историк Андрей Зубов...

При этом обратим внимание на заголовки. «Российская интеллигенция солидарна со Светланой Алексиевич и белорусским народом» («Голос Америки»). «Бело-красно-белая эволюция. Российская интеллигенция отвечает Алексиевич» («Радио Свобода»). Они не так, чтобы неверны, они неточны, слишком прекраснодушны. Не «российская интеллигенция солидарна» и не «российская интеллигенция отвечает», а лишь ее отдельные представители. Что вполне вписывается в изначальный посыл Алексиевич: «Мы слышим только редкие голоса в поддержку». И после ее вопроса – тоже не более чем «редкие голоса».

А те, кого привыкли в России считать интеллигенцией, люди интеллектуального труда, связанные с культурой, имеющие некую свою позицию, в массе своей молчат. И среди них учителя, развращенные регулярным фальсифицированием выборов; библиотекари, делающие стенды «Крым – наш!»; медиа-обслуга всех уровней, начиная с районной прессы, на фоне которой газеты застойного времени кажутся образцом смелости. Среди них также и культовые артисты, музыканты, худруки и режиссеры. Они молчат и будут молчать, пока не получат команду «можно», потому что «крыша в театре протекает», «ипотека не выплачена», «деньги на фильм закончились»… Мысленное прощание с этими людьми мы в Украине тоже проходили, а Беларуси это только предстоит.

Но вот, казалось бы, долгожданный решительный жест! В четверг вечером «Новая газета» опубликовала текст заявления: «Мы стоим рядом с вами в вашем деле, достойном восхищения. Открытое письмо поддержки белорусам». С уточнением в конце «Список обновляется», то есть присоединиться может каждый.

КОЛЛЕКТИВНОЕ ПИСЬМО: А ЕЩЁ МЫ ЗА ВАС СИЛЬНО ВОЛНУЕМСЯ

По идее – это и есть преодоление отчужденности и обиды за «Почему вы молчите?» Не будем, однако, спешить с выводами. Прочтем сначала письмо:

«Дорогие и родные нам белорусы!

Все эти недели после выборов 9 августа, когда взору всего мира предстали чудовищные сцены преступлений ваших властей против мирных людей, мы были и остаемся вместе с вами. Мы будем с вами и дальше, что бы ни произошло.

Мы ни на секунду не забыли о том, что мы родственные народы и обязаны вам гостеприимством и добрым к нам отношением. Сотни лет мы вместе переносили самые разные невзгоды и делили радости.

Так будет и впредь. Сегодня, завтра и всегда вы можете рассчитывать на нашу помощь и сочувствие.

Мы стоим рядом с вами в вашем достойном восхищения деле сопротивления вопиющей несправедливости и лжи. Мы слушаем вас, переживаем за вас и стараемся вам помочь. Для нас честь быть родным для вас народом. И мы надеемся им для вас и остаться. Обнимаем вас.

Жыве Беларусь!». 

Ну, знаете, на этом фоне даже традиционная дипломатическая ЕС-овская «глубокая обеспокоенность» выглядит триумфом решительности. А тут что? Ну, прежде всего – дважды «Мы будем с вами… Мы стоим рядом с вами…». ОК, постояли, что дальше? Слишком сильный и странный в этой ситуации (империя-провинция) акцент на совместной истории «Сотни лет мы вместе переносили самые разные невзгоды и делили радости. Так будет и впредь»; «Для нас честь быть родным для вас народом». Ну и общие декларации о помощи: «Сегодня, завтра и всегда вы можете рассчитывать на нашу помощь и сочувствие». «Мы слушаем вас, переживаем за вас и стараемся вам помочь».

А в чем помощь, чуть конкретнее нельзя было сказать? Может, для начала осудить штрейкбрехеров из Russia Today, поехавших оказывать братскую помощь белорусскому ГосТВ? Может, можно было заявить о недопустимости создания, а тем более использования карательного росрезерва силовиков, если лукашенковские помощь запросят? Но нет, это чересчур – тогда слишком многие подписывать побоятся. А тут, возможно, удастся создать картину массового сопливо-сюсюкающего «бла-бла-бла». Да и то есть сомнения в массовости… Картинка получается, как в старой кинокомедии: «– Я за тебя волнуюсь. – И всё? – Я за тебя ОЧЕНЬ волнуюсь!»

Так что до своего варианта «Никогда мы не будем братьями» белорусам еще предстоит дойти, созреть. И пока стоит Кремль в его нынешнем виде, он всё делает для того, чтобы продвинуть этот сложный и опасный для жизни процесс.

Но напоследок – снова о необходимости строгого отношения к себе. Помните, белорусская оппозиция обижалась: что ж ваши власти с Лукашенко лобызаются, когда у нас репрессии, эскадроны смерти, убитые оппозиционеры! Что отвечали украинцы: мы вам сочувствуем, но негромко, Лукашенко, видите ли, обещал русских на границу не пропускать, да и дизтопливо… И даже уже после начала революции и ее жестокого подавления слышались возгласы – с Лукашенко нельзя ссориться, потому что… (смотри аргументы выше). Можно, конечно, сказать, оправдываясь, тогда в Беларуси не чувствовалось гражданского общества, а теперь оно есть.

Что не отменяет главного: и нашей политической нации, нашему гражданскому обществу – еще расти и расти.

Олег Кудрин, Рига

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-