Надежды Лукашенко – на РФ и 300 спартанцев партхозполитактива

Надежды Лукашенко – на РФ и 300 спартанцев партхозполитактива

Укринформ
После встречи с Путиным «бацька» активно занялся силовым блоком

Отдохнув денек после непростых переговоров с Путиным, в среду Александр Лукашенко вновь развил бурную деятельность. Причем в том или ином виде, но все резонансные встречи и заявления имели отношения к силовому блоку проблем. Попробуем разобраться в них, учитывая ключевой момент – это первые действия диктатора после возвращения из Сочи.

Похоже, подтверждаются инсайды, будто на встрече с Лукашенко ВВП поставил ему очередность задач – сначала тот увеличивает степень контроля над ситуацией, в минско-московской риторике «наводит порядок», а уж потом обговариваются формы дальнейшего сосуществования.

ОТ СТРАХА ХОЛОДЕЯ: РОССИЯ, ШОЙГУ И МАНЕВРЫ…

В начитанной России любимы строчки Мандельштама: «Все перепуталось, и некому сказать, / Что, постепенно холодея, / Все перепуталось, и сладко повторять: / Россия, Лета, Лорелея». Холодеющий от страха Лукашенко посреди недели сладко повторял: «Россия, Шойгу и маневры».

Судя по освещению однодневного визита российского министра обороны в Минск, основную роль мастера разговорного жанра исполнял Лукашенко. Он строил свои речи как продолжение диалога с дорогим и любимым Владимиром Владимировичем: «Мы договорились с президентом России, что нам надо продолжить учения…»; «Я также просил президента России о некоторых типах вооружений…». Еще он бросал фразы, которые наверняка должны понравиться ВВП, например – о надежности обороны «нашего общего отечества – от Бреста до Владивостока».

То есть риторика понятна, но что было сказано по сути? Основным тезисом, причем подтверждающим упомянутые выше инсайды, кажется вот это: «Если кто-то думает, что Беларусь ослабла, что не выстоим, что Россия отойдет в сторону, это для дураков рассуждения. Мы в состоянии удержать ситуацию». При этом еще уточнение – ситуацию «не только в Беларуси, но и по периметру наших границ». И далее с выходом на общую оборону.

Кстати, мало кто обратил внимание, но Лукашенко намекнул на ответный визит ВВП в Беларусь: «Сказал ему (Путину, - ред.), что когда вы приедете, мы посмотрим, что нам и где надо реально укрепить в плане Союзного государства». Но, по-видимому, этого визита еще нужно заслужить. И он станет возможным только после прекращения массовых протестов. А пока пусть Лукашенко приездами «меньших братьев» довольствуется и перед ними распинается.

Отдельная большая тема – военные маневры: «Нам надо продолжить учения на территории Беларуси "Славянское братство", которые проходят под Брестом… Надо подумать о втором этапе учений и других учениях, выработать план, не оглядываясь по сторонам, кто нам и что скажет. Мы не собираемся никого напрягать, внаглую что-то делать, но свои интересы мы должны блюсти». Тут любопытно вот это извиняющееся «не собираемся никого напрягать, внаглую что-то делать». Похоже, здесь Александр Григорьевич слегка дал задний ход и послал знак трем соседям, Польше, Литве и Украине: мол, я не обезумел и «напрягать внаглую», то есть устраивать пограничные провокации, не буду.

Шойгу в ответ, согласно сообщениям медиа, отреагировал только на учения. Оказывается, в этом смысле год получился «скомканным» (наверное, из-за COVID-19), «план совместных мероприятий: учений, встреч, совместных заседаний» оказался выполненным лишь на 30%. Шойгу сказал, что «надо до конца года выйти хотя бы на 70%». И анонсировал следующие учения уже в октябре.

КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ УЧЕНИЯ РФ +РБ

А вот по поводу запросов на «некоторые виды вооружений» отклик последовал, но не от Шойгу, а от Пескова. Он мягко, но отверг это утверждение, сказав, что о поставке «некоторых типов вооружения» речь на встрече в Сочи не шла, а лишь «обсуждалось взаимодействие по линии ВПК». То есть этот отклик, по сути, стал и окриком – Кремль не готов подписываться под каждым заявлением Александра Григорьевича и не дает ему права односторонне рассказывать (оглашать и/или фантазировать) постфактум после переговоров с Путиным.

Показательно также, что сообщалось после визита Шойгу в Минске на сайте Минобороны РФ. Все – строго в соответствии с заявлениями Сергея Кужугетовича в Минске – новости об интенсивных совместных мероприятиях, учениях. Любопытная деталь: в стратегических командно-штабных учениях «Кавказ-2020» участвуют ВС пяти стран, но в новости сказано о прибытии военных из Беларуси и… Китая. Видимо, это можно воспринимать и как кивок Пекину – в Москве и Минске хорошо помнят и о его особых интересах в Беларуси…

В другой новости рассказывается о не таких уж крупных тактических российско-белорусских учениях «Славянское братство», проходящих в Брестской области недалеко от границы с Украиной и Польшей: «В соответствии с планом подготовительного этапа учения личный состав десантников двух стран провел первую тренировку преодоления водной преграды – реки Мухавец». Наступательные части (десантники), форсирующие водную преграду – это что, оборонительные, «контртеррористические» учения, как заявлялось раньше? 

Увы, нет. И это именно то, о чем сказал днем ранее глава ВС Литвы Вальдемарас Рупшис (напомним, что ранее белорусские тактические учения проходили в Гродненской области, возле границ с Литвой и Польшей). Он подчеркнул отличие учений НАТО в Балтии и Польше с оборонительным сценарием – от белорусских и белорусско-российских учений: «Мы оцениваем это как давление… Всё время нужно оценивать, насколько их силы рядом с нашей границей растут. Понятно, что их боевая мощь, расположение военных средств, а также эти учения вызывают беспокойство, так как учения всегда ориентированы, несмотря на утверждения, на атакующие действия». Но при этом, по его словам, пока что в связи с проходящими учениями «непосредственной военной угрозы точно нет».

Итак, возвращаясь к словам Шойгу. За оставшиеся 3,5 месяца в Беларуси и с участием Беларуси, России и их партнеров должно пройти больше военных мероприятий, чем за прошедшие 8,5 месяца. И это может означать накачивание, возгонку ситуации наподобие военного положения, а может быть и информационно-психологическую подготовку к введению такового. Не говоря уж о том, что в этом можно видеть и давление не только на соседей Беларуси, но и на оппозицию внутри страны.

ВСТРЕЧА С ПАРТХОЗПОЛИТАКТИВОМ

И вот другое важное событие, инициированное Лукашенко в среду – «встреча с политическим активом страны» во Дворце Независимости, том самом, вокруг которого он ранее героически бегал с автоматом. Прекрасно, конечно, само название мероприятия. В постсоветской прессе любят нечто подобное называть старосоветским термином «встреча с партхозактивом». Но Александр Григорьевич сделал все, чтобы такая саркастическая аналогия считывалась вполне всерьез.

Кто же был на этой встрече: «Высшие должностные лица, члены Совета Республики и депутаты Палаты представителей, руководители и специалисты государственных органов и организаций, представители местной власти из каждой из областей, работники АП, руководители средств массовой информации – всего почти 300 человек». Но число каково – да это же 300 спартанцев, которым предстоит защищать местные Фермопилы, лукашенковские фермы с пилами. 

Александр Григорьевич доверительно сказал, что собрал всех, чтобы познакомить со свежайшей «оперативной, аналитической информацией», которая развенчает мифы о ситуации в стране и расскажет об истинных замыслах оппонентов. Ну, что сказать, это, конечно, было получше, чем «перехват» берлинско-варшавского разговоров Ника и Майка. Но не сказать, чтоб так уж креативно и убедительно. По сути Лукашенко пересказал основные тезисы работ Шарпа, обобщенно назвав их «классическим американским учебником цветных революций всем известного Джина Шарпа».

Своих противников он назвал «даже не оппонентами, а агрессорами», которые «10 лет скрупулезно готовились к нынешнему времени "Ч"». Далее дословно: «Чтобы сразу снять все маски, назовем этих игроков поименно. На уровне глобальных центров это прежде всего Соединенные Штаты Америки, конкретнее – их сеть фондов по поддержке так называемой демократии. На европейском континенте активно действовали американские сателлиты: Польша, Литва, Чехия и, к сожалению, наша Украина». (И снова очаровательно, поскольку раскрывает уровень личности – даже не «крымнаш», а «украиннаш»).

УКРАИНА КАК «ФОРПОСТ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОВОКАЦИЙ»

Как же расписывает Лукашенко распределение ролей. Чехия, по его версии, – «с давних времен в качестве ресурсного хаба». Красиво и непонятно. Похоже, что таким образом диктатор готовится отбивать атаки в связи со скандальными поставками ему чешских светошумовых гранат. (И вот как раз вчера фура с белорусскими номерами и без опознавательных знаков была замечена въезжающей на территорию завода Zeveta в Бойковице).

Но смотрим дальше. Польша у Лукашенко сначала «инкубатор медиаканалов ("Белсат", "Нехта" и другие)», а затем – «площадка для альтернативных органов в изгнании». Литва же, «уязвленная темой БелАЭС, таран белорусско-европейских отношений». (А «несчастная девочка» Тихановская, находящаяся с окружением в Вильнюсе, лидером в изгнании у него не считается). И вот наконец Украина, о нас сказано подробней: «Несмотря на нашу неизменную ее (Украины, - ред.) поддержку (например, в вопросах территориальной целостности, да и по другим), вопреки духу наших взаимоотношений стала форпостом политических провокаций».

Очень любопытно! Как и у всякого большого мыслителя, эти слова можно толковать многообразно. Но, скорее всего, здесь Александр Григорьевич имеет в виду давнюю, однако все еще находящуюся на слуху и вызывающую много вопросов (в том числе и в Украине) историю с «вагнеровцами»…

И далее идет анонсированная изначально попытка переложения Джина Шарпа с подвязанными к нему белорусскими примерами. Лукашенковские оперативники-аналитики подготовили для правителя концепцию семи этапов «сценария по уничтожению страны» (что для него равнозначно приходу «так называемой демократии»).

ЛУКАШЕНКО САМ СРАВНИЛ БЕЛАРУСЬ С СИРИЕЙ И ВЕНЕСУЭЛОЙ

И тут уж извините – фразеология диктатора.

Первый этап. «Подготовительный». После неудавшихся попыток цветных революций 2006 и 2010 годов внешние субъекты перешли от технологий прямого действия к методам мягкой силы и трансформации власти изнутри. Тут Лукашенко не постеснялся сравнивать свою вотчину с Сирией и Венесуэлой! Славный пиар, если посмотреть на царящие там бои и разорение. Но для А.Г. важнее другое – туда пришла и не дала свергнуть диктаторов Россия.

Далее – только заголовки:

● Второй этап. Парламентские выборы (2019).

● Третий этап. Подготовка к президентским выборам.

● Четвертый этап. Президентская кампания.

● Пятый этап. Попытка майданного сценария.

● Шестой этап. Поствыборный протест.

● Седьмой этап. Попытка легализации инфраструктуры перемен.

И вот финал: «Белорусский сценарий 2020 года представляет собой сплав из наиболее эффективных цветных технологий дестабилизации, получивших апробацию в разных странах. Очевидна ставка на масштаб и длительность протестов, изматывание сил и истощение ресурсов. Мы знаем, кто руководит, кто чего-то хочет в Беларуси, и поэтому не расслабляемся и готовы ответить на любой вызов». 

Из такого резюме лукашенковской оперативной аналитики можно делать встречные выводы. На вооружение окончательно принята концепция и терминология, максимально близкая Путину, и пугающая его в наибольшей степени. Судя по отсутствию прежних слов о конструктивности общения с рабочими, студентами/молодежью – взят четкий курс на силовое подавление протеста. Но и с другой стороны, по скрытому признанию возможности «длительных протестов» можно судить, что жесткого силового разгона к какому-то конкретному сроку пока не предвидится.

То есть в самом конечном итоге, планы режима таковы. Во-первых, военизированная истерия, но без очевидных провокаций по периметру. Во-вторых, подавление всех форм гражданской активности с фразеологией, что это проявления действий «агрессоров», творцов цветной революции. В-третьих, готовность к более-менее длительному существованию в таком режиме в надежде, что люди в конце концов устанут от бесполезности рискованных для них протестов. И лишь после этого – приезд Путина да разговор, как жить дальше.

План ясен, но удастся ли его реализовать?

Олег Кудрин, Рига

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-