Армения VS Азербайджан: война за Карабах или нефтепровод?

Армения VS Азербайджан: война за Карабах или нефтепровод?

Укринформ
Существует ли мирное решение конфликта? Кто и с какой целью спровоцировал нынешнее обострение между Баку и Ереваном?

Программа телеканала "Дом" "Код безопасности" организовала эксклюзивное интервью представителей обеих сторон конфликта между Азербайджаном и Арменией.

В беседе приняли участие Фарид Шафиев – председатель правления центра анализа международных отношений из Азербайджана, Тигран Авакян – эксзамминистра внутренних дел Украины и член Союза армян Украины, а также профессор Тогрул Исмаил – заведующий Отделением политологии и Международных отношений университета Сютчу Имам Кахраманмараш и создатель оппозиционного канала «Майдан ТБ» Эмин Милли.

Татьяна Попова (ведущая программы): - Тигран, первый вопрос к вам с чем, по-вашему, связаны столкновения в июле этого года возле нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан в Товузском районе? Ведь это более 100 км от Нагорного Карабаха!

Тигран Авакян: - Вы знаете, дело в том, что с момента установления перемирия – 12 мая 1994 года – подобные столкновения происходили с достаточно высокой интенсивностью на линии разграничения, фактически на линии фронта между армянскими, азербайджанскими силами. Подобные столкновения происходили постоянно. Я думаю, что данные столкновения являются результатом взаимной напряженности, градус которой фактически не снижался никогда. В том числе, я думаю, что возможно также участие каких-либо внешних сил, которые оказывали непосредственно влияние на зону конфликта, потому что в конфликт всегда были вовлечены также и внешние игроки.

Т.П.: - Фарид, а какая ваша версия, и вообще, если вы разбираетесь в этой ситуации, скажите мне, как может отразиться на положении России, например, на нефтяном рынке, захват или прекращение функционирования вследствие взрыва нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан?

Фарид Шафиев: - Существовал режим прекращения огня с 1994 года, но, к сожалению, за 26 лет мы не смогли прийти к политическому диалогу, к политическому решению. В 2009 году были приняты так называемые «Мадридские принципы», вернее это обновленный вариант, он был в 2007 году. У каждой стороны – своя версия. Мы считаем, что достаточно хороший документ разработан и прежнее руководство Армении было согласно с ним, но, к сожалению, нынешнее руководство отказалось от этих документов весной этого года. Из-за того, что конфликт был неурегулирован и все время происходили столкновения.

Т.П.: - Это же большой нефтепровод? Он перекачивает достаточно большое количество нефти в год, насколько я понимаю.

Ф.Ш.: - Это основной нефтепровод. В целом наша нефть – это серьезно, скажем, мы серьезные игроки на турецком рынке, мы нацелены на южноевропейский рынок. Но Азербайджан не является, так скажем, заменителем российского газа на общеевропейском рынке, у нас своя ниша. Поэтому ответ вот таков, что мы конкуренцию России может быть представляем на турецком рынке, но на общеевропейском – вряд ли.

Фарид Шафиев
Фарид Шафиев

Т.П.: - А почему «Мадридские принципы», которые были предложены США, Франции и России в 2007 году, как уже сказал наш коллега, почему они не были приняты Арменией и действительно весной этого года Армения даже отказалась от них?

Т.А.: - Я могу сказать настолько, насколько я знаю. Дело в том, что мы должны судить по, де-факто, последним заявлениям. Последние заявления руководителя внешнеполитического ведомства Армении подтверждают приверженность «Мадридским принципам» и мадридскому формату регулирования. Дело в том, что ни армяне, ни азербайджанцы не могут испариться и покинуть этот регион. Я уверен в том, что придет время, когда оба народы найдут формат взаимодействия. Но для этого нужно вести переговорный процесс, в том числе на более высоком уровне, чем это ведется сейчас.

 Авакян Тігран
Тигран Авакян

Т.П.: - Подождите, «Мадридские принципы», они же должны были дать безопасность Нагорному Карабаху, но да, 7 регионов вокруг, 7 районов нужно было вернуть Азербайджану.

Т.А.: - «Мадридские принципы» не реализовываются. То есть, стороны ни к чему не приходят, у армян нет ощущения безопасности, нет гарантии. Тот статус-кво, который создался, он не решил вопросы ни для армян, ни для азербайджанцев в принципе. Проблема осталась в подвешенном состоянии. Я хотел бы отметить, что подобные проблемы существуют и будут существовать во всех бывших республиках Советского Союза. Потому что фактически советская власть – коммунизм, если мы назовем это как явление, закладывали определенные бомбы замедленного действия на заре создания Советского Союза, которые потом бы не позволили ни одной республике, ни Армении, ни Азербайджану, ни Грузии – отделиться и выйти из состава Советского Союза. То есть, я рассматриваю данный процесс как более глубинный. Дело в том, что и первый конфликт между армянами и азербайджанцами и тогда кавказскими татарами в то время, он был инспирирован, к сожалению. Я думаю, с этим согласятся азербайджанские эксперты: инспирирован Российской империей в 1865 году. Потому что до этого фактически, я хотел бы отметить, что конфликтов не наблюдалось даже в Нагорном Карабахе.

Т.А.: - Советская армия и российская армия принимали участие в операции «Кольцо», которой противостояли армянские добровольцы, в том числе из-за рубежа. Но это были исключительно армяне. На стороне армян не было отмечено участие иностранных добровольских подразделений, кроме, я могу обозначить: был отряд из 12 осетин, 12 человек исключительно.

Т.П.: - Ну, Тигран, на территории Армении находится российская военная база, давайте начнем с этого. Насколько я знаю, они там находились, и они оказывали поддержку армянам. Среди армян бытует мнение, что действия правительства Азербайджана в Нагорном Карабахе не поддерживаются большинством населения, особенно оппозиционерами. Послушаем, какое мнение нам сказал по сегодняшней ситуации – экс-топ менеджер и создатель оппозиционного канала «Майдан ТБ» Эмин Милли. Кстати, Эмин еще и бывший политзаключенный. Из Берлина, послушаем.

Эмин Милли: - В прошлом году министр обороны Армении – когда он в Нью-Йорке обнародовал новую военную доктрину Армении, – в чем она заключалась? В том, чтобы захватить еще больше территорий вокруг этих 7 оккупированных районов. Теперь вот я хочу задать вам вопрос, нашим украинским братьям и сестрам. Как вы считаете, вот если ваша соседняя страна приходит и захватывает вашу территорию, вы 26 лет ведете мирные переговоры, чтобы прийти к какому-то разумному компромиссу, и после 26 лет – вот эта соседняя страна, которая уже оккупировала часть ваших территорий, начинает вас обстреливать, унижать и объявлять военную доктрину, которая говорит, что мы хотим захватить еще больше ваших территорий. Вот какой будет адекватный ответ Украины? Подумайте об этом. И еще, это очень важно, как бы в продолжение этой агрессивной военной доктрины, армяне начали обстрел азербайджанских сел и позиций в Тулузе. Чтоб вы понимали, это уже вне Карабаха и это рядом с трубопроводом Баку–Джейхан. Это очень рядом. Опять-таки, как вы считаете, в такой ситуации нужно адекватно действовать Азербайджану или какой-либо другой стране?

Эмин Милли
Эмин Милли

Что касается вопроса насчет НАТО, если Азербайджан был бы членом НАТО, то по договору между всеми членами НАТО – нападение на одну из сторон, на одного из членов государств – это называется объявление войны с целом блоку НАТО, то есть – со всеми странами НАТО. И поэтому сейчас НАТО было бы в состоянии войны с Арменией, если бы Азербайджан был бы членом НАТО.

И насчёт трубопровода: в июле армяне напали уже на территории Азербайджана, которые выше Карабаха и не имеют никакого отношения к Карабаху, только с одной целью, потому что там этот трубопровод Баку–Джейхан идет. И они, в соответствии со своей военной доктриной, которую они официально объявили прошлым годом, они просто хотели завоевать еще больше азербайджанских территорий.

Ф.Ш.: - Что касается опять-же «Мадридских принципов», мой собеседник из Армении замечает, что нужно еще на высшем уровне отмечать. Переговорный лист – на самом высшем уровне между президентами, а потом премьер-министром Армении. «Мадридские принципы» в принципе, и там буквально есть пункт о гарантиях безопасности, поэтому говорить, что этого пункта не было, – там он был. Его армянская сторона, правительство Пашиняна, на которого возлагали азербайджанцы надежды, что будет совсем другой подход, а они от него отказались однозначно. То, что несколько дней назад армянская сторона согласилась вернутся к переговорам — это опять-же, после военных действий.

Фото: AA
Фото: AA

Т.П.: - А почему, как вы считаете, операцию было решено произвести именно сейчас, Фарид? 26 лет ничего не происходило?

Т.А.: - Происходили столкновения, постоянно там было напряжение.

Ф.Ш.: - Столкновения происходили. Самые крупные до сегодняшнего дня были в 2016 году, постоянно были обстрелы, нарушения режима прекращения огня. Здесь возможна динамика того, что на переговорном процессе произошло. 2019 год – это был самый мирный год, наименьшее количество жертв на линии соприкосновения, и были надежды, что переговорный процесс все-же двинется с мертвой точки. Однако, вместо этого мы услышали, что Пашинян, в общем-то, заявил, что Нагорный Карабах – это Армения. До этого президенты ни Кочарян, ни Саркисян об этом не говорили. То есть здесь уже идет вопрос о территориальной экспансии, потому что объединяется часть территорий Азербайджана и Армении с юридической точки зрения. Поэтому я думаю, что рухнули надежды на переговорный процесс, тем более в марте-апреле отказалась армянская сторона. И здесь нужно добавить еще одну вещь: министр обороны нынешний Армении Давид Тоноян, он объявил о новой военной стратегии Армении, новая война за новые территории. Была объявлена 30 марта 2019 года на встрече с армянской общиной в Нью-Йорке.

Т.П.: - Фарид, я бы не назвала это внезапными столкновениями, потому что это все-таки больше похоже, то, что произошло в сентябре, на запланированную операцию. Тем более у вас были большие митинги в июле после того, как погиб генерал азербайджанской армии. У вас были большие митинги в Баку – десятитысячные.

Ф.Ш: - Внезапно, я имею ввиду: почему-то многие считают, что это внезапно. На самом деле, действительно к этому шло. Я сказал, что мирный процесс зашел в тупик и у нас была напряженность между двумя сторонами.

Т.П.: - Смотрите, несмотря на это, больше всего, в чем обвиняют обе стороны – это попадание под обстрелы мирного населения. Тот же обстрел церкви в Степанакерте, который предъявляют азербайджанцам, и обстрел Гянджи «Точкой У», который сейчас предъявляют армянам. Притом что известно, что в Гянджи погибла даже армянская женщина, которая жила в этом городе много лет. Вот почему происходят эти обстрелы мирного населения?

Т.А.: - Дело в том, что во время проникновения – после заявления президента Азербайджана Ильхама Алиева о захвате Гадрута, которого не было и нет сейчас, – во время проникновения подразделения турецкого спецназа, по данным информационного обмена, вместе с большими группами представителей террористических организаций ИДИЛА и Аль Нусри, на территории города Гадрута было убито 5 мирных жителей. То есть, 1 инвалид, двое стариков и двое молодых людей. Они были просто зарезаны в своих домах. Это касательно безопасности, это факт. Я могу сказать –запротоколировано соответствующими органами.

Т.П.: - Хорошо, давайте послушаем, Фарид, ваше мнение. Почему попадают по мирному населению?

Ф.Ш: - Вы знаете, с самого начала войны, еще в 1990-е годы нас обвиняли, что джихад, я думаю, что все это исламофобия, все, кто знает политику Азербайджана: мы сами арестовывали так называемых тех джихадистов, которые с Кавказа ездили в Сирию воевать. Поэтому это как бы пропаганда играет на чувствах, на антимусульманских чувствах. Людей, которые не знают, что вообще Сирия – это сунниты, а мы шииты. И также точно о турецких наемниках, я хотел бы, чтобы их все же показали: арестованные, плененные, убитые, кто-то должен показать перед тем, как говорить, что это факт. К сожалению, во время военных действий умирают мирные жители, печальный факт, естественно – с обеих сторон мирные жители гибнут. Что касается операции в Гадруте и так далее: вы знаете, Нагорный Карабах, будут Гадрут, будут другие населенные пункты и так далее – это территория Азербайджана. Азербайджанская армия старается целиться в военные объекты. То, что они находятся иногда в городах, идет передвижение, возможно это и вызвано тем, что в Ханкенди, то, что армяне называют Степанакертом, там погибают иногда и мирные жители. Но по количеству мирных жителей погиблих – все же больше у Азербайджана. Гянджа же находиться за сотни километров от военных действий, поэтому если идет ракетный обстріл – то что «Скат» называется по нашей системе, по нашей, говоря, бывшей советской системе «Эльбрус», – то это действительно целенаправленный удар по гражданскому объекту.

Т.П.: - Участвует ли Турция в конфликте, и если да, то каким образом спросим у профессора Тогрула Исмаила – заведующего Отделением политологии и Международных отношений университета Сютчу Имам Кахраманмараш.

Профессор, добрый день! Скажите, а отправляет ли Турция своих военных специалистов, добровольцев воевать со стороны Азербайджана? Потому что эта информация очень активно распространяется в российских и армянских СМИ. Мы хотели бы задать этот вопрос вам.

Тогрул Исмаил: - Любая информация должна подтверждаться документально. То есть не исходить из каких-либо фейковых информаций. Я думаю, что здесь надо понять. Да, Турция обучает офицеров, солдат азербайджан, но на своей территории. Есть академия турецкая военная и так далее. Это, опять же, делается, исходя из совместных соглашений и договоренностей. Но чтобы Турция туда отправляла каких-то добровольцев, таких фактов нет. Тем более каких-то террористов – это вообще смешно. Почему? Потому что, если смотреть и обратить внимание: Азербайджан ведет современную войну, высокотехнологическую. А здесь нужны профессиональное воины, которые получили особое образование и знают технику, и так далее. То есть каким-то непонятным группам – это делать невозможно, тем более азербайджанская армия достаточно сильна и имеет достаточное количество и вооружения, и персонала... Даже, если обратите внимание, азербайджанская армия даже не использовала призывников, было объявлено о призыве дополнительно. Так что эта вся информация – фейковая, и я думаю, что, к сожалению, в этих информациях иногда участвует очень высокопоставленные лица других государств.

Тогрул Исмаил
Тогрул Исмаил

Т.П.: - Правильно ли я понимаю, что ситуация, которая произошла в июле на нефтепроводе БакуТбилиси–Джейхан, вызвала беспокойство Турецкой стороны и что Турция заинтересована в стабильности работы нефтепровода?

Т.И.: - Да. Но не нефтепровода, а близ нефтепровода, когда армянская сторона напала на Азербайджанский район Тулуз, который никакого отношения к спорному Нагорному Карабаху не имеет. Там не только нефтепровод Баку–Тбилиси–Джейхан, там есть и газопровод Баку–Тбилиси–Ерзурум, там есть проект газопровода TANAP, там есть и железнодорожная магистраль Баку–Тбилиси–Карс и, естественно, европейский, исходя из трасы, проект автомобильных узлов. То есть Тулузский регион и последующие Казахские районы – ворота Азербайджана, которые открываются через Грузию, Турцию в Европу. Конечно, нападая на эти регионы – это понятно, что хотят, или что хочет армянская сторона. Это очень обеспокоило турецкое и руководство, и общественность.

Т.П.: - Спасибо большое, профессор. Напомню, что это был профессор Тагрул Исмаил – заведующий отделением политологии и международных отношений университета Сютчуйам Кахраманмараш.

Тигран, мы видим часть российских журналистов из прошлой работы на Донбассе военных журналистов, скажем так сейчас в Нагорном Карабахе. Мне кажется, что это все-таки некие признаки определенных информационно-психологических операций, которые проводятся этими людьми на территории Армении, на территории Нагорного Карабаха – на ваших граждан. Что ты об этом думаешь?

Т.А.: - Я думаю, что буквально сегодня было заявление армянской стороны касательно корреспондентов ТАСС. Дело в том, что были высказаны подозрения, что в принципе эти журналисты находятся не только с целями журналисткой работы в том числе, но аккредитуют большое количество журналистов, в том числе и российских. С азербайджанской стороны: дело в том, что армяне дают полную свободу и работе журналистов, они снимают непосредственно…

Т.П.: - Извини, я бы так не сказала. Потому что абсолютно недавно журналист «Новой газеты» Илья Азар был лишен МИДом Армении аккредитации за то, что он сделал репортаж, кстати из Нагорного Карабаха. То есть он работал на стороне Нагорного Карабаха, в репортаже было 2 вещи – он рассказал, что в этом разбомбленном концертном зале находились военные, забыла город. Фарид, может вы напомните?

Ф.Ш.: - Шуши.

Т.П.: - В городе Шуши находились военные и попали своей артиллерией азербайджанцы достаточно четко, они знали, что там находились военные. А второе это то, что он беседовал с военнослужащими армянской армии, которая там воюет, и они сказали о том, что мы воюем как армия 20-го века против азербайджанской армии, которая оснащена уже как армия 21-го века.

Т.А.: - Это правда.

Т.П.: - С боевыми беспилотниками и так далее. Но вот просили у Ильи Азара вырезать эти пункты, и когда он отказался вырезать, его лишили аккредитации. Так что я бы не сказала, что там полная свобода слова.

Т.А.: - Я бы тоже не сказал. В зоне военный боевых действий невозможна полная свобода слова – ни в одном конфликте, даже если взять идеальные как бы условия. Но в принципе, если сравнивать все-таки по оценке международных структур, как бы ни было – Армения считается демократической страной, во всяком случае при Пашиняне, но и до этого.

То есть привлечение боевиков в принципе было достаточно большим, назовем их террористами, потому что они признаны представителями террористическими организациями. Сейчас происходит то же самое, мы видим кадры Аль-Джазира, мы видим карды Фран-Пресс, мы видим заявления Макрона.

Т.П.: - Из того, что я видела в кадрах, – это были только какие-то НАТОвские…

Т.А.: - Турецкие знаки различия.

Фото: AA
Фото: AA

Т.П.: - Ну, а что в этом такого? Турция поставляет им оружие, в этом нет ничего… Если можно, Фарид, теперь ваше мнение по вот этой ситуации, о которой говорит Тигран.

Ф.Ш.: - Да, вы знаете, я сам из Шуши, и я туда уже 30 лет не могу поехать – и таких историй много. Я знаю, у меня были друзья армяне в Баку, в школе мы вместе учились, они вынуждены были покинуть Баку. 200 000 азербайджанцев покинули Армению, полностью этническая чистка произошла на оккупированных территориях. К сожалению, все это последствия конфликта, развязанного в феврале 1988 года армянскими националистами. Сейчас идет такая исламофобия. Я опять же хотел, чтобы мне показали исламских террористов, воюющих на нашей стороне. Потому что пока что все это, даже Макрон об этом заявил и представил нашему президенту доказательства. В 1990-х годах на обеих сторонах воевали люди, не граждане двух государств. Наша армия тогда в 1990-е годы застрелила известного террориста, он действительно был осужден в Америке за тероризм – Темел Камьян. И это был представитель армянской террористической организации АСАЛ. Поэтому если говорить о террористах, то был официальный человек осужден за свои террористические действия и потом занимался уничтожением азербайджанского населения. В целом, говоря о демократии, вы знаете, говорить, что Пашинян – демократ, у меня с этим проблемы. По крайней мере, первое время, когда пришел, он проводил какие-то реформы. Но у меня понятие демократия – это означает, что демократия для всех этнических групп. У Пашиняна демократия – в основном демократия для армян. Если в этой демократии, в понятии «демократия» нет азербайджанцев, то это не демократия. Сама Европа достигла мира при помощи 2 принципов. Первое – это территориальная целостность, второе – это обеспечение прав меньшинств. Вот это я думаю, что 2 принципа должны лечь в основу будущего мира на Кавказе, в других местах – в Молдове, Украине, Грузии. Пока нарушен принцип территориальной целостности, пока на территории наших государств находятся войска иностранных государств, конечно, трудно говорить о том, что можно урегулировать конфлікт, и так далее. Вот мой подход из этого состоит.

Т.П.: - Тигран, а ты как видишь окончание конфликта?

Т.А: - Я хочу сказать, что футурологически и абсолютно уверен, что и армяне, и азербайджанцы будут жить вместе и будут жить мирно, несмотря на то, что сейчас происходит острая фаза войны. Потому что, я еще раз повторюсь, что не могут исчезнуть с региона ни армяне, ни азербайджанцы. Безусловно, нужно находить точки соприкосновения. Я хотел бы сказать, что армянам нужно давать позитивный пример. Вот я говорю объективно. Дело в том, что вот эти бомбежки мирного населения – это работает против Азербайджана.

Т.П.: - Точно так же бомбежка Гянджи работает против армян.

Т.А.: - Я не поддерживаю бомбежки мирного азербайджанского населения однозначно. Это работает против азербайджан и много, что происходит, также работает против азербайджан. Если бы армяне увидели, что, например, талыши, лезгины, аварцы свободно изучают свой язык в Азербайджане, что они пользуются правами хотя бы культурной автономии, чтобы показать пример. Но мы знаем, что это не так. У армян нет примера даже на территории Азербайджана. Это очень важно. Дело в том, что, безусловно, влияние внешних игроков очень существенно. Ни Турции, ни России – это объективно, это не фантазии – не выгоден мир на Кавказе. Представьте, что, если будет на Кавказе мир, соответственно – Российская Федерация с Кавказа уйдет. Армения не интересна Российской Федерации, у Армении нет ресурсов.

Т.П.: - Подожди. Я вот немножко хотела бы перебить. Нефтепровод из Азербайджана идет в Турцию. Он оперируется «British Petroleum». Например, и Британии, и Турции по факту выгодна стабильная ситуация на южном Кавказе. Единственная, кому она экономически не выгодна – это Россия, из-за нефти прежде всего.

Т.А.: - Но мы видим именно агрессию Турции на данном этапе, это в принципе, без поддержки Турции, Азербайджан бы не…

Фото: AA
Фото: AA

Т.П.: - Тигран, учитывая, что у вас там работают на территории российские известные специалисты по информационным психологическим операциям, я бы не сильно доверяла тем вбросам.

Т.А.: - Но мы не видим участие России. Россия ничем не помогает в Армении в этом конфликте.

Ф.Ш.: - Были же поставки, об этом комментировал сам министр обороны России, правда он сказал, что стройматериалы передвигались в Армению, хотя непонятно – почему стройматериалы должны были передвигаться в обход Азербайджана через Казахстан, Туркменистан, Иран на территорию Армении. Поэтому были поставки вооружения, они всегда были. Да, мы покупаем оружие у России, вернее покупали. На данный момент покупок нет. Мы покупаем оружие и в Украине, и в Белоруссии, и в Израиле, и у Турции. То есть мы не скрываем, что покупаем оружие. Наши территории оккупированные и мы стараемся увеличить свою военную мощь. Поэтому представить, что ИГИЛовцы могут воевать на стороне Азербайджана, я не знаю кто, если хочет верить, пускай верит. Поэтому я опять же говорю, что очень много мифов, очень много людей, вот вы правильно сказали – как распространяются эти мифы по телевидению и как там действуют. До сих пор на территории Нагорного Карабаха, там есть один товарищ, Пегов фамилия, его WarGonzo называют. Он из России.

Т.П.: - Он и в Украине тоже работал.

Ф.Ш.: - Мы, когда все это наблюдали, можно было подумать, что там эти бандеровцы ожили из могил, все вышли и встали. В общем, я не хочу долго на эту тему распространяться. Я думаю, что надо действовать в рамках международного права, я опять же возвращаюсь: что, если нам удастся весь этот конфликт привести к принципу территориальной целостности и защиты прав меньшинств? Кстати, вот мой собеседник говорит, что лезгины, талыши: я не говорю, что все прекрасно в Азербайджане, но по крайней мере у нас есть на должностях талыши и лезгины. В школах в этих районах преподаётся, кстати, лезгинский язык и талышский язык. А вот Армения, я извиняюсь, – моноэтническое государство, в процентном отношении там 99% армян, поэтому легко говорить о том, что как находится, какие права у меньшинств в Азербайджане, если в самой Армении этих меньшинств просто нету.

Т.П.: - Спасибо вам большое. Хотела бы ответить, что ни одна война не длится вечно, все в конце концов когда-нибудь заканчивается. Будем надеяться, что закончиться и это противостояние. Напомню, что с нами был Фарид Шафиев – председатель правления центра анализа международных отношений из Азербайджана и Тигран Авакян – эксзамминистра внутренних дел Украины и член Союза армян Украины.

Телеканал ДОМ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-