Павел Мацукевич, бывший временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии
После конституционной реформы Москва будет опосредованно контролировать Беларусь через пророссийские партии
28.10.2020 15:20

С середины августа в белорусском МИДе началась «зачистка» дипломатов. Сотрудников увольняли и продолжают увольнять по многим поводам, из-за мельчайших проявлений нелояльности. Павел Мацукевич одним из первых покинул дипломатическую службу после первой, наиболее жесткой волны подавлений протеста в период с 9 по 11 августа. Укринформ поговорил с ним о текущем положении дел во внешнеполитическом ведомстве Беларуси, «потерянных отношениях» с Западом, санкциях и «российском факторе».

ДИПЛОМАТЫ, УВОЛЕННЫЕ ИЗ НАШЕГО МИДА, В ЖИЗНИ НЕ ПОТЕРЯЮТСЯ

- Какая атмосфера царит сегодня в белорусском дипведомстве? Мы знаем, что многие сотрудники МИДа уволились или их «любезно» попросили уйти. Сколько таких и что о них известно?

- Людей увольняли или разрывали с ними контракты порой по невинным причинам – за выражение солидарности с протестом в соцсетях. О точном количестве уволенных судить не берусь, циркулируют разные цифры. В принципе, я не очень переживаю за будущее тех, кто нашел в себе силы выразить собственную позицию и уйти из МИДа. Это смелые и решительные люди, и они однозначно найдут себя в этой жизни.

- Есть ли какие-то инсайды от тех, кто остался? Насколько эффективна их профессиональная деятельность, бывают ли варианты работы по принципу «итальянской забастовки»?

- Я не поддерживаю контакты с теми дипломатами, которые остались работать в МИДе. И не потому, что наши отношения ухудшились. Просто не хочу наводить тень на коллег и подвергать их карьеры риску. Сейчас очень непростое время. Скажу лишь то, что в МИДе осталось большое количество порядочных людей – настоящих патриотов своей страны, которые честно работают. Очевидно, есть причины, по которым они не готовы оставить работу – отчасти вполне житейские. Предполагаю, что многих не устраивает альтернатива Лукашенко или они ее пока не видят. Непростая ситуация, короче говоря.

А по «итальянской забастовке»... В этом мало прока и смысла в белорусских реалиях. За дипломатов сегодня протестует сама внешняя политика. МИД потерял целый вектор – отношений со странами Запада. Если до 9 августа мы испытывали острый дефицит кадров (МИДу попросту не хватало дипломатов на западном направлении, сотрудники были перегружены, так как отношения развивались стремительно по восходящей), то сейчас, когда этих отношений нет, такого количества дипломатов уже и не нужно. 9 августа мы не только фактически похоронили многовекторность, но и статус Беларуси как международной переговорной площадки – на ней тоже поставлен крест.

РАНЬШЕ МЫ ИСКАЛИ БАЛАНС В ДИАЛОГЕ С ЗАПАДНОЙ ЕВРОПОЙ

- Кстати, роспропаганда часто критиковала министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея, называла его главным архитектором белорусской многовекторности. Так ли это, действительно ли раньше, до протестов, наиболее прозападной структурой в Беларуси считалось ваше ведомство?

- Действительно, Владимир Макей и все министерство иностранных дел в течение последних лет предпринимали много системных усилий по нормализации отношений с Евросоюзом и Соединенными Штатами. Но их смысл, насколько я могу судить, заключался не в безоглядном движении Беларуси на Запад. По крайней мере, я не слышал, чтобы кем-то ставилась или озвучивалась цель вступить в ЕС или в НАТО даже в отдаленной перспективе. Нет, мы просто хотели обеспечить баланс белорусской внешней политики, имевшей сильный восточный крен. Шли активные интеграционные процессы с Российской Федерацией, которые, конечно, были и являются для нас очень важными, однако важными, в первую очередь, по социально-экономическим причинам. Но проблема в том, что Россия всегда рассматривала все интеграционные проекты на постсоветском пространстве как геополитический инструмент реализации и продвижения своих интересов. Такая ситуация создавала перед Беларусью определённые риски и угрозы. Западный вектор предоставил нам поле для манёвра в сложных ситуациях с Россией. Ну и конечно – торговые интересы играли большую роль.

- А как устанавливались и происходили рабочие контакты с ведущими странами Запада?

- Ну, это была масштабная и одновременно скрупулезная работа. После того, как в феврале 2016 года с Беларуси сняли санкции – начали открываться реальные возможности для налаживания контактов с европейскими политиками, поднялся уровень отношений, уровень межведомственных консультаций. К примеру, в случае со Швейцарией, где я работал, основным каналом нормализации стали межпарламентские связи. Мы впервые организовали в швейцарском парламенте группу дружбы «Швейцария –Беларусь», существенно расширили параметры сотрудничества, более того – именно в Швейцарии состоялся первый в истории взаимоотношений с западными странами официальный визит главы парламента Беларуси. Но все это никогда не было «в пику» нашим отношениям с Россией. Мы просто искали баланс и в тоже время хотели нормальных отношений и диалога со странами Западной Европы. В какой-то степени для нас это было вопросом экономического выживания. Потому что именно из Евросоюза шли передовые технологии, именно европейские финансовые институты финансировали многие знаковые инфраструктурные проекты в Беларуси. В конце концов, именно в Европе мы зарабатывали валюту, поставляя туда наши товары.

ЕСЛИ ТИХАНОВСКАЯ ВЕРНЕТСЯ, ЕЕ АРЕСТ БУДЕТ ОПАСЕН ДЛЯ ВЛАСТЕЙ

- Светлана Тихановская назначила своим советником по международным вопросам Франака Вячорку – аналитика, имеющего опыт сотрудничества с различными авторитетными структурами (Atlantic Council). Обращались ли Тихановская, Координационный совет, тот же Вячорка к вам, Павел, или к вашим коллегам-дипломатам за помощью, консультациями?

- В мой адрес таких обращений или предложений не поступало. Я очень скептически отношусь к таким идеям, как, например, создание альтернативных МИДов или посольств. Подобные инициативы имеют перспективу разве что поставить в очень неудобное положение наших иностранных партнеров.

- Кстати, о Светлане Георгиевне… В одном из недавних интервью вы говорили о том, что приблизить изменения в Беларуси способны не встречи Тихановской с лидерами стран ЕС, а ее возвращение на родину. Но она же объявлена в розыск, ее же могут арестовать. Объясните, пожалуйста, что вы имели в виду?

- Получается такая ситуация: мы хорошо знаем, что планирует и делает Светлана Тихановская, но относительно реальных планов и шагов Лукашенко – можем только догадываться. Его действия абсолютно непрогнозируемы, неожиданны и нестандартны. Вспомните его визит в СИЗО КГБ. До сих пор нет однозначного ответа на вопрос, что это было. Постоянные многоходовые комбинации и манипуляции.

Со стороны лидеров оппозиции сильных шагов нет, всю игру ведёт по сути Лукашенко, его оппоненты – лишь реагируют. Пребывание лидеров протестного движения за рубежом активно используется пропагандой в Беларуси и в России для объявления оппозиции и протеста проектом ЦРУ, Польши и Литвы. Этот образ играет против них. Это первый момент.

Второй – решение белорусского вопроса находится не на Западе. По факту, пакет санкционных мер, принятый Евросоюзом против Лукашенко, имеет для него вес маленькой неприятности. Если бы Лукашенко считался с мнением лидеров стран Западной Европы, то, наверное, ответил бы на телефонные звонки Меркель сразу же после выборов. А так – он даже не снял трубку. То, что происходит на Западе, его не сильно тревожит до тех пор, пока на его стороне Владимир Путин.

Поэтому нужно возвращаться на Родину, становиться во главе и вдохновлять протестное движение. Задачу ухода Лукашенко не решить дистанционно, через зум или скайп. Понятно, что возвращение сопряжено с рисками. Для этого его нужно тщательно готовить. Я не уверен, что режим действительно может что-то сделать с Тихановской. Арест опасен для властей, он может сыграть роль детонатора. Возвращение можно обеспечить с помощью «народного коридора» от самой границы. В любом случае, думаю, возращение стало бы смелым и мощным шагом в противовес «тайной инаугурации» Лукашенко – шагом, который позволит перехватить инициативу и сделать это окончательно.

Возвращаясь к российскому фактору: на мой взгляд, Москва станет считаться и разговаривать с лидером, который будет не позади протеста на безопасном расстоянии за рубежом, а во главе его – в Беларуси.

В СЛУЧАЕ С БЕЛАРУСЬЮ-2020, МОСКВА УЧЛА ОПЫТ УКРАИНЫ-2014

- Интересно также услышать ваше мнение по поводу реакции мирового сообщества, в частности ближайших соседей – Украины, Польши, стран Балтии, на ситуацию в Беларуси: достаточна ли она сегодня? И как вы относитесь к возможности введения более жестких санкций, насколько реальное влияние они могут оказать на режим и сможет ли он действительно выжить?

Европейские лидеры и США должны решать другую задачу – как вбить клин в этот виток «дружбы» Путина и Лукашенко

- Ну, как вам сказать... Лично я приветствовал бы комплекс мер, направленных в первую очередь на облегчение жизни обычных белорусов. К примеру, это упрощение въезда (если мы говорим о странах Западной Европы – отмена виз), это помощь отчисленным студентам. Конечно, кое-что реализуется, но проблема свободы перемещения сохраняется.

Относительно более жёстких санкционных мер: вопрос в том, кто от них в конечном итоге больше всего пострадает – власти или население? Любые торговые ограничения будут очень чувствительны для Беларуси. Но власть, милиция и ОМОН ощутят всю тяжесть последствий таких мер в самую последнюю очередь. Главным потерпевшим будет белорусский народ. Плюс, если РФ примет нас под свое крыло, то эта агония может продолжаться очень долго. Европейские лидеры и США должны решать другую задачу – как вбить клин в этот виток «дружбы» Путина и Лукашенко. Это задача решается не санкциями, ну, или не только ими.

- А какую роль играет Москва в нынешней ситуации?

Чувствуя за своей спиной Путина, Лукашенко может совершенно не обращать внимания на то, что происходит к западу от Бреста

- Сейчас Россия действует в Беларуси несколько иначе, не так, как в 2014 году, когда «получила» Крым, но потеряла Украину. Эта потеря несоизмерима с прибылью, тем более, что Россия не испытывает территориального дефицита. Я думаю, что в РФ этот опыт учли и сделали определенные выводы, а потому без резких движений, осторожно наблюдают за тем, что происходит сегодня в Беларуси.

Тем не менее, РФ влияет на ситуацию. Сам факт поддержки, предоставление 1,5-миллиардного кредита, даже несмотря на то, что практически вся сумма пойдёт на рефинансирование долга, моментально стабилизировал курс национальной валюты, не говоря уже об ободрении самого Лукашенко. Чувствуя за своей спиной Путина, он может совершенно не обращать внимания на то, что происходит к западу от Бреста. В свою очередь, поддержав Лукашенко в сложный для него момент, Путин поступил по-своему мудро, получив, таким образом, все рычаги контроля над ним. По крайней мере, поза, которую занял Лукашенко на переговорах в Сочи, свидетельствовала об этом красноречиво. Поддержка Кремля была в тот момент для Лукашенко жизненно необходима. Плюс стояла задача выиграть время. Поэтому, скорее всего, в Сочи пришлось принять российские условия поддержки и урегулирования белорусского кризиса без возражений.

БУДУЩЕЕ МИНСКА, КАК ПЕРЕГОВОРНОЙ ПЛОЩАДКИ ДЛЯ ТКГ, СОМНИТЕЛЬНО

- Во время встречи в Сочи Путин и Лукашенко обсуждали проведение конституционной реформы. По вашему мнению, в чем тут интересы Кремля, что это даст Путину?

РФ активно подталкивает Лукашенко к проведению конституционной реформы и к созданию партийной системы, основу которой составят пророссийские партии

- С момента встречи в Сочи прошло уже почти два месяца, и сейчас РФ активно подталкивает Лукашенко к проведению конституционной реформы, созданию партийной системы, основу которой по силе и значимости составят, на мой взгляд, пророссийские партии. Они, разумеется, не будут иметь проблем с источниками финансирования (из России), в отличие от, скажем, пронациональных (олигархи в Беларуси отсутствуют). Добавим к этому вероятное смещение акцента в полномочиях по результатам предполагаемой конституционной реформы от президента в сторону парламента – и получим реальные рычаги опосредованного политического контроля России над Беларусью.

Экономическое влияние РФ может приобрести характер абсолютных величин, когда независимость Беларуси останется только на бумаге

Экономическое влияние РФ даже во времена расцвета дружбы Беларуси с западными странами имело близкие к опасным показатели. Сейчас эти значения в связи с потерей западного вектора могут приобрести характер абсолютных величин. При таком развитии событий независимость Беларуси останется только на бумаге.

- А каково, по-вашему, будет влияние не пророссийских, оппозиционных партий – «Вместе», «Белорусский народный фронт», партия левых «Справедливый мир»…

- Их ресурсы и возможности несопоставимы с возможностями пророссийских партий. Если России удастся додавить Лукашенко и навязать свой вариант урегулирования политического кризиса в Беларуси – весь процесс будет проходить под прямым или опосредованным контролем Москвы. Соответственно доступ партий, продвигающих идеи национального возрождения, к политическому процессу, по-моему, будет очень дозированным.

- И напоследок – о посреднической роли Беларуси. Сейчас переговоры минской трехсторонней контактной группы по вопросам Донбасса проходят в онлайн-формате из-за пандемии, но… В принципе, и в будущем – могут ли эти переговоры вестись в Минске?

- При свете и шуме светошумовых гранат, которые регулярно рвутся на улицах Минска, при разгонах протестующих – проводить переговоры не очень удобно. Беларусь стала площадкой для проведения переговоров, во многом благодаря тому, что в свое время продемонстрировала независимость позиции по отношению к конфликтам России с Грузией и Украиной. Однако после 9 августа страна фактически потеряла свою многовекторность и де-факто движется в объятия России. В таких условиях самостоятельность и нейтральность белорусской позиции и, соответственно, белорусской площадки – вызывает очень большие сомнения.

Мирослав Лискович

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-