Регина Саркисова, первая скрипка белорусского Оперного театра
Всем понятно, что так, как раньше – в нашей стране уже не будет
Беларусь-2021 06.11.2020 18:00

Еще недавно Большой театр Беларуси (не путать с московским «Большим») планировал показывать спектакли практически каждый день, но теперь выступления отменены до 21 ноября. Одна из версий – коронавирус, другая – солидарность артистов театра с белорусским народом.

…Вечерний спектакль 27 октября стал самым необычным в театре. Перед началом представления к присутствующим обратились артисты оркестра, заявив, что не могут оставаться равнодушными к событиям, происходящим в стране, что они выступают против насилия. Лишь спустя какое-то время дирижер взмахнул палочкой, и оркестр начал исполнять увертюру. На следующий день, за открытое выражение гражданской позиции, из Оперного были уволены пятеро сотрудников. Среди них – первая скрипка оркестра Регина Саркисова.

«Укринформ» поговорил с ней о ситуации в стране, в театре, в творческой среде и о ее личностном отношении к происходящему.

«МАГУТНЫ БОЖА» ЗАПЕЛИ В ЗАЛЕ – ЗРИТЕЛИ, А НЕ АРТИСТЫ ХОРА

- Регина Николаевна, в конце октября, перед показом оперы «Царская невеста», вы с коллегами совершили смелый поступок. Мы везде видели лишь рассказы о том, что вы обратились к публике, но не слышали этого обращения. Можете ли для нас повторить смысл сказанного со сцены, близко к тексту? Как вас принял зал, были ли недовольные?

- Решение о том, чтобы проявить свою позицию, с одной стороны, зрело в связи со всеми предшествующими событиями в стране, с другой – сложилось спонтанно. Стало понятно, что спектакль будет последним перед отменой представлений на неопределённый период в связи с ковидной ситуацией. И так как рассадка оркестра позволяла обратиться непосредственно к публике (струнники сидели в партере, чтобы у духовиков была бы большая дистанция), я решилась на этот шаг. Несколько музыкантов, также находящихся в партере, поддержали мою идею.

Обратившись к залу, я сказала, что в сложившейся ситуации в нашей стране, когда на улицах царят беззаконие и несправедливость, мы не можем молчать. Мои слова продолжили другие музыканты о том, что мы не можем играть, петь и танцевать, когда в это время применяют насилие к мирным гражданам. Когда в зале поняли, о чём идёт речь – весь зал встал, и только два-три человека возмущались, что это безобразие, так как они пришли смотреть спектакль. Чтобы заглушить их выкрики, зал начал аплодировать, скандировать «Жыве Беларусь», некоторые развернули бело-красно-белые флаги.

- На видео попало исполнение духовного гимна Беларуси…

- Да, как раз в этот момент «хор» в зале исполнил «Магутны Божа», что было в какой-то степени неожиданным для всех нас. Это были не наши артисты хора. Наш хор находился за кулисами. Дело в том, что поющие люди периодически появляются в торговых центрах, метро, вокзалах и других людных местах. Так они появились и в театре. После этого мы показали спектакль, как и было обещано публике. В антракте и после спектакля огромное число зрителей подходили со словами поддержки и благодарности, кричали «Оркестр – браво!».

- Вы родились в Воронеже, но на учёбу приехали не в Москву, а в Минск. Как все эти годы формировалась ваша гражданская позиция? Белорусская нация, белорусская идентичность – что это для вас?

- История моей семьи впитала в себя культуру разных народов. По крови – я армянка (т.е. все мои предки армяне). Мой дед родился в Карсе (Турция). Учился в Баку и в Киеве. Отец родом из Украины, а мама – из Грозного. Я родилась в России, а большую часть жизни (сознательную) провела в Беларуси, где оказалась по чистой случайности, после неудавшейся попытки поступить в Московскую консерваторию.

Тогда я думала, что это временно и через год буду повторно поступать в Москву. Но за этот год я поняла, что моё место здесь, и я не хочу ничего менять. Мне нравилось здесь всё – город, обучение в консерватории. Но, самое главное, – менталитет белорусов. Я поняла, что мне комфортно находиться среди людей, которые меня окружают.

Белорусы в основной массе – настолько мирная и бесконфликтная нация, что даже меня немного удивляла «памяркоунасць» (покладистость) этих людей. И до какой же степени надо было достать свой народ, чтобы довести их до такого масштабного и длительного протеста, который происходит сейчас и удивляет весь мир.

ДИРИЖЕР ПЛОСКИНА ПРЕДЛАГАЛ ТРУДОУСТРОИТЬСЯ В КИЕВЕ

- А что для вас значит духовный гимн «Магутны Божа», бело-красно-белый флаг и герб Погоня?

- Что касается «Магутны Божа», БЧБ и Пагони… я могу сказать, что все эти годы они для меня были каким-то фоном, не связанным с моей личной жизнью. Я была занята своей карьерой, концертами, проектами, гастролями и своей семьёй. Я не принимала участия ни в одних выборах до 2020 года, так как считала это бесполезным.

Но этот год перевернул всё в осознании себя как гражданина Беларуси. И, мне кажется, что БЧБ и «Магутны Божа» в отсутствии лидеров протестного движения стали символом, который объединяет людей, думающих прогрессивно, и пытающихся изменить будущее страны в сторону созидания.

И ведь в начале движения, когда всё происходило на уровне белых ленточек и цветочков, в маршах протеста красно-зелёный флаг часто использовали в связке с БЧБ, подчёркивая, что никто ни с кем не желает воевать, а всего лишь хотят честных выборов.

- Как новость об увольнении приняла ваша семья? В Беларуси часто говорят, что «это ненадолго». Но жить нужно прямо сейчас, каковы ваши планы как музыканта? И как гражданина?

- Мой муж также работает в оркестре вместе со мной. Поэтому мы не только семья, а – единомышленники и братья по цеху. И во всех проявлениях в социуме, конечно же, у нас полное взаимопонимание. Мои дети (двойняшки сын и дочь, оба учатся на архитектурном факультете в университете) также интересуются тем, что происходит в стране и полностью разделяют наши взгляды.

О планах я пока ничего не могу сказать. В музыкальной школе, где у меня были ученики, со мной тоже расстались. И мне понятно, что на работу по специальности в Минске с моей статьёй никто не примет.

Но вы не представляете, какое огромное количество людей за эти дни после увольнения обращаются как с моральной, так и с материальной поддержкой! Даже дворовый чат (распространения которых получило массовый характер), а это – подавляющее число незнакомых людей, просто взорвался, когда об этом узнали. Я уже не говорю о моём окружении как в Минске, так и за пределами Беларуси и просто незнакомых людях.

К слову, в первый же день помощь с трудоустройством в Киеве мне предложил дирижёр Виктор Плоскина, с которым, нечего скрывать, все те годы, пока он был главным дирижёром нашего театра (в 2007-2019 годах, сейчас – главный дирижер Киевского театра оперы и балета, – ред.), у нас с ним были определённые творческие разногласия. Несмотря на это – он стал одним из первых, кто поддержал меня.

МЕЛОДИЯ НА УХОД ЛУКАШЕНКО – СОЛО СКРИПКИ ИЗ «СПИСКА ШИНДЛЕРА»

- О протестах и культуре… Насколько чутко люди искусства реагируют на происходящее в стране? Можно ли говорить о какой-то единой, солидарной позиции в театральной среде, какие там настроения?

- Люди искусства… Это сложный внутренний мир, очень эмоциональное восприятие действительности, противоречия, часто неосознание себя в процессе общества. Нет сомнения, что практически у всего сообщества есть общее понимание добра и зла, но не все могут переступить через страх, риск, что тебя уволят, осудят, ещё как-нибудь накажут. Тем не менее, солидарность, понимание и поддержка есть – и это прежде всего люди, которых я уважаю, и чьё мнение мне важно. Я считаю, что надо иметь решимость и в какой-то степени героизм, чтобы записать ролик в поддержку уволенных артистов театра.

- Насколько много в творческой среде тех, кто поддерживают Лукашенко, бюрократически или мировоззренчески? А насколько – тех, что молчат, играют в аполитичность? Какое к ним отношение?

- Не могу ответить, так как я предпочитаю не касаться сложных тем с такими людьми. Можно же поговорить о котиках, дачном урожае. То есть я считаю, что не должно быть конфликтных ситуаций. Есть какой-то малый процент, который поддерживает Лукашенко или сохраняет нейтралитет. Но нельзя же всех заставить думать одинаково. К тому же, повторюсь, некоторые действительно боятся открыто высказать свою позицию.

- По мнению вашему, эмоционально чуткого человека, музыканта, – что ждет Беларусь дальше? Как много времени может длиться нынешнее противостояние режима и гражданского общества?

Нельзя заставить людей вернуться в состояние спячки и бездействия, в котором мы находились столько лет

- Я просто музыкант. Делать прогнозы – не моё дело. Но видя, какие изменения в сознании людей уже произошли, и какая активность продолжается в обществе, думаю, нельзя заставить людей вернуться в состояние спячки и бездействия, в котором мы находились столько лет. Невозможно представить, что всё может вернуться назад, и всем понятно, что так, как раньше – уже не будет. И, конечно же, очень хочется верить, что всё изменится в ближайшем будущем. Но, реально оценивая ситуацию, понимаешь, что ещё надо пережить все этапы этого перехода.

- И напоследок… Оперы часто заканчиваются уходом героя. Представим финальную сцену «Последние минуты правления Лукашенко», может быть, соло скрипки. Какая мелодия вам приходит в голову, что играет в этот момент?

После беспрецедентного уровня насилия в отношении мирных жителей приходит мысль о соло скрипки из «Списка Шиндлера»

- Я музыкант, который всю жизнь занимался классической музыкой, за исключением отдельных проектов, уводящих в сторону. Но после уже пережитого, после беспрецедентного уровня насилия в отношении мирных жителей, после вырванных месяцев из жизни (ни одного часа невозможно прожить без новостей с желанием выискать в них надежду), после психологической травмы, которую заработали не только пострадавшие и их близкие, но и вся нация в целом… Приходит мысль не о какой-то мелодии из классического репертуара, а о соло скрипки из «Списка Шиндлера» (композитор Джон Уильямс).

Мирослав Лискович

Фото из личного архива Регины Саркисовой

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-