Борьба с российской дезинформацией: от защиты к наступлению

Борьба с российской дезинформацией: от защиты к наступлению

Блоги
Укринформ
Именно так развивается концепция евроатлантических аналитиков

На днях вышел полезный совместный доклад Center for European Policy Analysis и Atlantic Council авторства Алины Поляковой (от CEPA) и Дэниела Фрида (от AC) под названием «Демократическое наступление на дезинформацию». Ранее, в 2018 году... и 2019-м… , доклады тех же авторов носили другое название «Демократическая защита от дезинформации». И вот этот концептуальный перелом – от «демократической защиты» к «демократическому наступлению» – очень важен и своевременен. …

ДОКЛАД ДЛЯ НОВОЙ АДМИНИСТРАЦИИ США И… ДЛЯ ВСЕХ

Во вступлении авторы констатируют изменения, произошедшие с 2016 года, когда было зафиксировано вмешательство России в выборы в США. То событие стало тревожным сигналом не только для американцев, но и для европейцев. И побудило их обратить серьезное внимание на противодействие российской дезинформации. Но это «не остановило Кремль, который расширил свои усилия по всему миру». Кроме того, за это время стала очевидна угроза дезинформации, исходящая от Коммунистической партии Китая. И к настоящему времени «появляется все больше свидетельств того, что Россия и Китай совместно работают над распространением антидемократических нарративов».

В свою очередь, и демократическим странам для повышения долгосрочной устойчивости к операциям по информационному влиянию пора действовать в этой сфере не только оборонительно. В борьбе с иностранной дезинформацией, осуществляемой на государственном уровне, демократии должны разработать проактивную стратегию по предотвращению информационных спецопераций.

Этому и посвящен доклад. Он писался в первую очередь для США, в расчете, что новая администрация Байдена должна возглавить демократическое сообщество в этих усилиях. Тем более что при прежней администрации заявления по иностранной дезинформации и противодействию ей порой бывали противоречивыми, разнонаправленными.

Авторы также считают, что в адаптированной форме их доклад будет полезен и для других государств (в первую очередь, ЕС), поскольку в нем можно увидеть примерную «дорожную карту» того, как страны могут действовать на опережение в борьбе с иностранной дезинформацией.

Показательно, что Украина, страны Балтии, да и всей Восточной Европы в целом здесь названы «прифронтовыми государствами» (frontline states). И, кстати, в нескольких местах довольно подробно говорится об Украине, причем в дискуссионном вопросе. Что мы рассмотрим в последних главках.

ПУТИ НАСТУПЛЕНИЯ НА ДЕЗИНФОРМАЦИЮ

Полякова и Фрид проанализировали элементы нарождающейся на наших глазах «структуры демократической защиты от дезинформации, соответствующей принципам прозрачности, подотчетности и уважения свободы выражения мнений». Признав их недостаточными, они предложили усиливать «наступательные» методы. Прежде всего, в кибер-пространстве. Это то, что американские военные из Киберкомандования США (USCYBERCOM) называют «охотой, слежкой, разоблачением и отключением». При этом понятно, что в мирных условиях в демократических странах нужно особенно осторожно подходить к последнему пункту – «отключение». Однако и его нужно иметь в виду – для самых очевидных случаев, nefarious (бесчестных, гнусных).

Также рекомендовано применять санкции (и другие финансовые) инструменты против субъектов дезинформации и их источников финансирования. Подчеркивается важность того, чтобы санкции применялись демократическими странами согласованно и совместно.

Еще один важный пункт – поддержка свободных СМИ в самом широком смысле слова, включая журналистов, активистов и независимых расследователей, что может быть наиболее эффективным инструментом противодействия дезинформации. Да, он асимметричен, поскольку напрямую не противодействует дезинформации, но играет на самых сильных сторонах свободных обществ, имеющих дело с авторитарными противниками: «на врожденном притяжении истины в долгосрочной перспективе».

Характерно, что в качестве ключевого позитивного урока, вынесенного из «холодной войны» авторы называют поддержку независимого радиовещания на «Радио Свободная Европа / Радио Свобода» (RFE/RL), что эффективно воздействовало на общества внутри СССР и советского блока.

Примерно ту же схему рекомендуется брать за основу в текущих обстоятельствах, разумеется, с учетом новых технических и политических условий (к примеру, проект RFE/RL – VOA телеканал «Настоящее время» назван «амбициозной программой», рассчитанной на русскоязычный сегмент). При этом авторы напоминают, что это вложения, которые не дают быстрой отдачи. Так что Правительству США рекомендовано «избегать краткосрочного мышления или ловушки ложных показателей и нетерпения». Ведь инвестиции в свободные СМИ являются долгосрочными, а эффект даваемый ими не равномерен. Тут интересен такой пример: в период с 1983 по 1986 год согласно обычным показателям считалось, что программы поддержки СМИ (и поддержки демократии) в Центральной и Восточной Европе потерпели неудачу. Но уже в 1987-1990 годах был продемонстрирован впечатляющий успех.

СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ДЕЗИНФОРМАЦИИ

Полезно ознакомиться с приведенной своеобразной картотекой мер противодействия иностранной дезинформации, предпринимаемых разными акторами. Скажем, действия ЕС, и в целом Европы. Отдельно рассмотрены примеры Швеции, Франции, Великобритании. В скандинавской стране интересна работа Агентства по чрезвычайным ситуациям (к 2022 году будет создано отдельное Агентство психологической защиты). За последние годы более 14 тысяч шведских госслужащих прошли подготовку по предмету «информационное воздействие». А вот во Франции инициативы по противодействию дезинформации при помощи модерирования контента успешными не были. Суд признал их противоречащими принципам свободы слова. В Великобритании после отравления Скрипалей в 2018 году произошли важные подвижки. Правительство разработало общегосударственный подход к реагированию на дезинформационные атаки.

Среди действий США выделена работа уже названного USCYBERCOM, а также Центра глобального взаимодействия правительства США (GEC, входит в структуру Госдепа).

Свои меры противодействия есть у важнейших международных структур. В НАТО – это Центр передового опыта Стратегических коммуникаций в Риге (NATO StratCom COE), созданный в 2014 году, а также Европейский центр передового опыта по противодействию гибридным угрозам в Хельсинки (Hybrid COE, 2017). Во втором случае нужно напомнить, что Финляндия в НАТО не входит, однако, данный Центр тесно сотрудничает, как с НАТО, так и с ЕС.

В G7 есть Механизм быстрого реагирования (RRM), учрежденный в 2018 году по инициативе Канады. RRM стремится координировать обмен информацией и реагировать на «зловещие и развивающиеся угрозы для демократий G7». Что касается ООН, то там меры были приняты после кампаний дезинформации вокруг «инфодемии» COVID-19.

Отдельного внимания заслуживают меры, предпринимаемые крупными бизнес-структурами, интернет-платформами. Скажем, в преддверии американских выборов -2020 LinkedIn, Pinterest, Reddit, Verizon Media и Wikimedia Foundation присоединились к Google, Facebook, Twitter и Microsoft, чтобы координировать свои действия с разведывательным сообществом США для выявления кампаний дезинформации. Характерный пример – удаление из Facebook’а сообщений пригожинской тролль-фермы Internet Research Agency (IRA).

Пожалуй, самым решительным на данный момент является Twitter, до недавнего времени – самый загрязненный ботами ресурс. К примеру, важным для западной аудитории, ранее не всегда знавшей «кто ест ху», оказывается снабжение всех публикаций пропагандистских кремлевский медиа RT и Sputnik обязательными метками «Государственное издание, Россия».

Отдельно констатируется становление и развитие в последнее время целого отдельного «сектора исследовательских групп по дезинформации». Лестно отметить, что у его истоков стояли «респонденты из “прифронтовых стран”, такие как “балтийские эльфы” и украинский StopFake».

Ну а среди недостатков формирующейся структуры противодействия иностранной дезинформации названа слабая координация разных ее частей. В чем-то это может быть полезно – в смысле поиска оптимальных технологий борьбы. Но чаще – вредно, поскольку, получив отпор в одном месте, на одной платформе, дезинформация устремляется на соседние объекты.

«МЕДУЗА» В ЛАТВИИ… И МНОГО «МЕДУЗ» В УКРАИНЕ?

Ну, и обещанный украинский акцент. Как кажется, авторы доклада несколько идеализируют работу такого медиа, как «Медуза». Как помним, это журналисты российского ресурса Лента.ру, переехавшие в Ригу. Да, во многих отношениях это качественное СМИ. Но важно отметить, что оно не является собственно латвийским, не работает на платформе LT и соответственно не выполняет законов о медиа, принятых в этой стране. Это, по сути, российское СМИ в эмиграции. Соответственно его корреспонденты в России порой вынуждены слишком плотно контактировать с российскими властями и силовиками…

Авторы доклада, Полякова и Фрид считают, что пример «Медузы» было бы логично и технологично распространить в Украине. Вот каков ход их рассуждений по поводу поддержки свободных русскоязычных СМИ в Украине.

«Украина – двуязычная страна, и, несмотря на растущее использование украинского в качестве общегосударственного языка, вероятно, такой и останется. Таким образом, Украина имеет преимущества как площадка для свободных русскоязычных СМИ. Вопреки кремлевской пропаганде (и распространенных на Западе недоразумений), говорение в Украине на русском языке не обязательно свидетельствует о прокремлевских симпатиях.

США (а также европейские страны, ЕС) могли бы расширить поддержку русскоязычных СМИ в Украине – как традиционных, так и онлайн – с двумя задачами. Во-первых, с учетом русскоязычных украинских граждан на оккупированных Донбассе и в Крыму, чтобы конкурировать там с российской пропагандой. А также в расчете на россиян как внутри, так и за пределами России.

Свободные русскоязычные СМИ, базирующиеся в Украине, и приём российских журналистов, бегущих из России, как это делает Латвия в отношении «Медузы», могли бы привлечь внимание российской аудитории. Вторгаясь в Украину в 2014 году, Путин стремился предотвратить будущее Украины как свободной, успешной и рыночной демократии, интегрирующейся с Европой. Поскольку Путин утверждает, что Украина не отдельная нация, то демократическая Украина стала бы особенно мощным ударом по путинизму. Работа с Украиной и украинскими институтами по продвижению (но не контролю) русскоязычных свободных СМИ, базирующихся в Украине и ориентированных на российскую аудиторию, может быть мощным элементом демократического наступления на российскую дезинформацию».

ЧТО НЕ ТАК С ВАРИАНТОМ «МНОГИХ МЕДУЗ В УКРАИНЕ»

Похоже, здесь кроме «Медузы» авторы еще учли опыт телеканала «Дом», проектов «Радіо Свобода» – «Крым.Реалии», «Донбасс.Реалии». И что-то тут сказано хорошо, точно. Но во многом чувствуется непонимание украинских реалий, различия, существующего между Украиной и Латвией.

Повторюсь, «Медуза» существует в Латвии как уникальный случай эмигрантского СМИ; как медиа, практически не интегрированное в местное информполе. При этом Латвия – страна ЕС, находящаяся под зонтиком НАТО. И Россия для этой балтийской страны на данный момент не является агрессором, оккупантом части ее территории. Нам же предлагается, без критического учета принципиально иных обстоятельств распространить, причем массово, опыт «Медузы» на украинскую территорию.

А теперь представим результаты реализации предложений Поляковой и Фрида – массовый приток в Украину русских и русскоязычных журналистов. То, что они являются противниками Путина – не гарантия того, что они у них нет имперских комплексов в отношении Украины (по старому принципу, что «русский демократ заканчивается там, где начинается Украина»). Такой наплыв чреват увеличением проимперского крена в украинской журналистском сообществе, повышенной конфликтностью, да и просто рисками национальной безопасности!

Странной выглядит и идея финансовой поддержки США и Евросоюзом русскоязычных СМИ в Украине БЕЗ поддержки украиноязычных. Украина и так до сих пор не отошла от последствий имперской политики русификации, а тут еще и такие преференции. Крайне сомнительное предложение.

К тому же – всё это безо всякого учета украинских законов о языке, о медиа. А ведь существовать в Украине, часть территории которой отторгнута Россией, по принципу «информационной экстерриториальности», как «Медуза» в Латвии, эти СМИ просто не смогут.

Так что данные предложения не выглядят ни конструктивными, ни в принципе реализуемыми.

Олег Кудрин.

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-