Протесты “желтых жилетов” и доктрина Макрона о безопасности ЕС. Полный разбор

Протесты “желтых жилетов” и доктрина Макрона о безопасности ЕС. Полный разбор

Укринформ
Насколько корреспондируются эти два направления?

Европе необходимы суверенитет и автономия в вопросах безопасности, чтобы не стать вассалом другой державы и получить право собственного голоса — это главный посыл геополитической доктрины, предложенной президентом Франции. Эмманюэль Макрон обратил внимание на совпадение множества краткосрочных кризисов – как пандемия и терроризм, так и молниеносные технологические и экологические изменения, склоняющие мир к новым формам международного сотрудничества. Нынешняя парадигма мирового порядка, уверен Макрон, не решает проблемы изменения климата и растущего неравенства. А в зависимости от американских или китайских технологий, президент Франции видит угрозу для безопасности личных данных и гражданских прав европейцев. Как восприняли изложенные в документе идеи другие страны?

Движение "жёлтых жилетов", которое возникло во Франции в конце 2018 года, быстро стало массовым и распространилось по всей стране. Как разжигались эти протесты, и каких уступок власти добились участники? Кто может быть покровителями этого движения? Подробно это в программе телеканала “ДОМ” "Код безопасности" разбирали ведущая Татьяна Попова, Чрезвычайный и Полномочный посол Франции в Украине Этьен де Понсен и диджитал-эксперт по обнаружению языка ненависти и дезинформации Саша Орловский.

ПОПОВА: - Геополитическая доктрина, предложенная президентом Франции, удивила Европу смелыми инициативами и отрезвляющей прагматичностью. Одни видят в предложениях Эмманюэля Макрона бомбу замедленного действия, другие – путь к спасению единства евросообщества. Которое, по мнению Макрона, подрывается различными кризисами: от террористических атак до ковида. 

Господин посол, скажите, а какие цели преследует президент Франции, продвигая идею европейского суверенитета, и какие шансы у его политических взглядов стать едиными для всего Евросоюза?

ДЕ ПОНСЕН: - С момента своего вступления в должность Президент Макрон всегда настаивал на том факте, что Европе следует принять на себя большую ответственность на международной сцене и последовательно выстраивать собственный европейский суверенитет в изменяющемся мире, где количество вызовов всё время растёт. Для Европейского Союза очень важно сохранять единство, беречь солидарность, а также защищать и продвигать свои интересы в мировом сообществе. Особенно актуальным это стало после Брекзита.

ПОПОВА: - А что относительно НАТО? Это предполагается какой-то отдельный суверенитет в рамках НАТО? Каким образом сотрудничество с НАТО предполагают в этом суверенитете? 

ДЕ ПОНСЕН: - Франция является одной из стран-основателей НАТО; за десятилетия сотрудничества у нас сложились очень прочные отношения с Североатлантическим Альянсом. Но всё же мы убеждены, что НАТО не должно оставаться единственным инструментом обеспечения безопасности в Европе. Мы считаем, что Европе нужно работать над укреплением собственной автономии и развитием возможностей автономного реагирования на мировые кризисы. 

ПОПОВА: - Совокупная доля Германии и Франции в бюджете НАТО – это порядка 10%. Большую часто все-таки платят страны Северной Америки. Готова ли Европа, европейские страны увеличивать свою долю в финансировании Альянса? 

ДЕ ПОНСЕН: - Зависит от того, как подсчитывать реальный вклад, ведь вы упомянули военные расходы, а не бюджет. Когда речь идёт о НАТО как организации – как о международной организации, – то Франция и Германия покрывают примерно четверть её расходов. Франция привержена идее усиления собственной обороноспособности и очень эффективно участвует в разрешении конфликтов, обеспечивая быстрое реагирование. Мы готовы продолжать развивать свои возможности в этом направлении, выстраивая взаимодействие с европейскими коллегами, в частности, с Германией.

ПОПОВА: - А насколько другие европейские страны готовы поддерживать идею суверенитета и в том числе увеличение бюджета, если необходимо, на военные нужды и на безопасность? 

ДЕ ПОНСЕН: - Думаю, после выступления Президента Макрона с новыми инициативами положение вещей действительно стало меняться – сам менталитет внутри ЕС стал постепенно меняться. Всё больше наших партнёров задумываются о том, что пришло время Европейскому Союзу позаботиться о лучшей защите наших общих границ. Миграционный кризис в Европе показал, что такие масштабные вызовы, как угроза нелегальной миграции, требуют единой и согласованной реакции Евросоюза. Например, в течение нескольких последних лет нам удалось наладить работу Европейского агентства по охране границ, которое называется Frontex. Понемногу, шаг за шагом, Европейский Союз укрепляет свой суверенитет во всех секторах, от безопасности до торговли, во внешней торговле, создавая пространство свободы и справедливости на своей территории. 

Фото: GETTY IMAGES
Фото: GETTY IMAGES

ПОПОВА: - Есть ли какие-то ожидания у французской дипломатии от новой администрации Соединённых Штатов?

ДЕ ПОНСЕН: - Как известно, Франция – один из старейших союзников Соединённых Штатов Америки. Разумеется, с приходом новой президентской администрации в США эти отношения будут только укрепляться. Мы особенно приветствуем заявление американского президента о возобновлении членства США в Парижском соглашении по изменениям климата. Это чудесная новость не только для французско-американских отношений, но и для всего мира. 

ПОПОВА: - Были некоторые обвинения господина Макрона в том, что он симпатизирует России, что он ездил на встречу в Россию, должен был быть и прошлой весной на встрече с Путиным в России, если бы не коронавирус. Насколько эти обвинения имеют под собой почву?

ДЕ ПОНСЕН: - С самого начала мы занимаем однозначную позицию по этому вопросу: мы твёрдо уверены, что если мы хотим добиться какого-то конкретного результата, то необходимо вовлекать Россию в открытый диалог с чётко оговоренными требованиями. Перед нами стоит чёткий выбор: поскольку Россия находится в Европе и является для нас важным партнёром, то мы можем либо игнорировать эту страну, либо попытаться вовлечь её в диалог. Нам кажется, что второй путь намного эффективнее первого. Прекращение диалога и попыток вовлечь в него Россию не принесёт никакой пользы. Кроме того, мы уже видели, какой вред способна принести полная изоляция России – это плохой выход как для самой России, так и для общеевропейской ситуации в целом. Вот почему Президент Макрон пытается поддерживать этот откровенный и непростой диалог с президентом Путиным, и это очень разумное решение.

ПОПОВА: - И вы собираетесь строить эти отношения, несмотря на отравления политических оппонентов господина Путина – Навального или Скрипалей, или Гебрева? 

ДЕ ПОНСЕН: - Но вести диалог – не означает поддерживать такие действия или быть наивными. Всегда лучше оставлять канал коммуникации открытым, чем полностью перекрывать его. Этот канал коммуникации важен также и для Украины, поскольку Россия является частью Нормандского формата. Конечно же, этот канал для общения с Россией и Москвой должен оставаться открытым.

ПОПОВА: - Но пока президент Франции лелеял новые принципы международного воздействия внутри его страны, нарастало социальное напряжение, и немалую роль в этом сыграли «желтые жилеты». Разоблачением возможных покровителей “жёлтых жилетов” и скрытой подоплёки их протестов занимался диджитал-эксперт Саша Орловский, он с нами на связи из Мадрида. Алекс, добрый вечер! Верите ли вы в спонтанность возникновения столь массового протестного движения и какие главные подтверждения тому вы можете назвать? И как за время существования “жёлтых жилетов” изменилось отношение к протестующим у самих французов?

Фото: IP3press
Фото: IP3press

ОРЛОВСКИЙ: - Большая часть кампании происходила в Твиттере – именно эта площадка обеспечила связь с протестом в реальном времени, и именно на этой платформе протестное движение всячески «разгонялось» среди фолловеров Russia Today и Спутник Франция. Естественно, во всех этих активностях было задействовано множество людей, и можно было наблюдать, как Франция в те дни стала полем битвы интернет-пропаганды. В отдельных случаях – при том, что количество реальных протестующих составляло около 5000 человек – в Твиттере проявляли активность более 150 000 пользователей, которые писали свои твиты, как если бы они находились в центре протеста. С точки зрения иностранных пользователей, находившихся за пределами Франции, ситуация в этой стране выглядела как гражданская война. В соцсетях всё подавалось так, будто президент Макрон – это главное воплощение зла, а люди, вышедшие на улицы и творящие беспорядки, – борцы с этим злом. В действительности количество активных протестующих, ставших причиной беспорядков, было очень и очень мало по сравнению с тем, насколько широко протест отражался в интернете. Мы отметили огромное количество похожих аккаунтов, которые как один выступали против президента Макрона. Все они работали по одной и той же схеме, продвигая экстремистские идеи против ислама и против секуляризма. Естественно, все они симпатизировали России. Во время прошлогодних декабрьских протестов «Жёлтых жилетов» мы исследовали свыше миллиона твитов и обнаружили, что основным объектом атаки в них выступал президент Макрон, а значительную часть новостей и дезинформации они публиковали из таких источников, как «Спутник» и «Раша Тудей», а также с вебсайтов «Альтернативных правых» – движения, которое, вместе с «Национальным фронтом», принадлежит к крылу правых партий Марин Ле Пен. Все эти издания – пророссийские, все они критикуют французского президента. Частично исследованные нами Твиттер-аккаунты распространяли также информацию с Ля Гош – рупора левого движения. Анализ показал примерно такую картину сообщества, задействованного в пропаганде во время протестов. Отличный пример организации показало движение Стива Бэннона, американца, пророссийски настроенного националиста. Здесь тоже отчётливо видны бренды, которым такие люди отдают предпочтение: «Раша Тудей Франс», «Спутник Франс», ТиВи Либерте и другие. 

ПОПОВА: - Господин посол, вы хотите прокомментировать это?

ДЕ ПОНСЕН: - Могу кратко прокомментировать, что экстремизм встречается повсюду, во всех странах: он есть в США, он есть в Великобритании, в Италии и, конечно же, во Франции – это очевидно. 

ОРЛОВСКИЙ: - Конечно же, я согласен с господином послом. Но огромная проблема состоит в том, что все описанные нами экстремисты отлично самоорганизуются, и помимо этого – успешно научились использовать эффект «усиления» реальных протестов через интернет. 

Некоторые страны с успехом применяют инструмент массового воздействия, вмешиваясь во внутреннее дела других государств: например, чтобы усилить антимакроновские настроения во Франции или «подогреть» протесты против принятия определённых законов. Это очевидные вещи.

Генерал Герасимов / Фото: hodor.lol
Генерал Герасимов / Фото: hodor.lol

Но всё же Россия была первой страной, которая изобрела так называемую доктрину Герасимова, названную по имени генерала Герасимова. Он считается автором концепции «войны нового поколения», которая включает широкое использование средств информационной агрессии. Конечно, это что-то вроде городской легенды, но именно этому человеку приписывается высказывание о том, что интернет, соцсети и онлайн-медиа должны стать эффективными средствами «раскачивания» и «усиления» информационных кампаний. И первое, что сделал этот генерал Герасимов, – приказал организовать команду высококвалифицированных хакеров, которые занимались взломом важных объектов инфраструктуры других государств, например, электростанций; занимались хищением данных и так далее. Следующим шагом стало создание ботофабрик – огромных организаций, подобных знаменитой фабрике интернет-ботов в Санкт-Петербурге, где сотрудники круглосуточно ретвитили и репостили нужную информацию, распространяя её по социальным сетям. Они создали целую сеть фейковых блогов, через которые продвигали фейковые сообщения: например, именно они являются авторами огромной информационной волны, направленной против иммиграции. Это они всячески раскачивали тему единой европейской валюты и подталкивали страны Европы к выходу из Европейского Союза. В миллионных потоках сообщений в социальных сетях примерно 20-30% посвящены политике, и в этом колоссальном массиве пользовательской информации прослеживаются чёткие следы информационного воздействия. Проблема в том, что это влияние оказывается и контролируется государством, которое не является частью Европейского сообщества.

ПОПОВА: - Господин посол, Алекс, спасибо за интервью. Надеюсь вас увидеть в наших следующих эфирах.

Телеканал “Дом”

Первое фото DPA

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-