Призыв Меркель-Макрона к «контакту» с Путиным: что это было и к чему приведет

Призыв Меркель-Макрона к «контакту» с Путиным: что это было и к чему приведет

Укринформ
Причин для появления франко-германской инициативы хватает, но консолидированная позиция многих других остановила эти планы. Надежно ли? Надолго ли?

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануель Макрон заявили о необходимости «прямого контакта» Евросоюза с президентом РФ Владимиром Путиным. Дескать, это необходимый шаг для улучшения отношений.

Внутри ЕС эта идея вызвала, мягко говоря, недоумение. Так, премьер Эстонии Кая Каллас отметила, что предложение Берлина и Парижа стало для нее неожиданностью, причем не из приятных: «Мы все согласились, что Россия - это большая угроза, она более агрессивна. Я не понимаю, что теперь произошло, откуда это предложение». Глава правительства Польши Матеуш Моравецкий высказал мнение, что восстановление диалога на высшем политическом уровне возможно только если Россия прекратит свою «агрессивную политику». А его нидерландский коллега Марк Рютте отметил, что не против встречи президентов Европейского Совета Шарля Мишеля и Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляен с Путиным, но лично не будет принимать участия в такой встрече. В свою очередь президент Литвы Гитанас Науседа заявил, что диалог - «хорошая идея», но вести его без красных линий и предварительных условий стало бы «ложным сигналом» как для ЕС, прежде всего стран Балтии, так и для стран-партнеров, которые были бы «очень разочарованы» таким шагом.

Что-что, а страны с «русским опытом» знают, что Кремль понимает только политику силы, а «бесплатные уступки» - далеко не об этом. У ого же господин Рютте, в стране которого сейчас идет процесс о сбитом россиянами над оккупированным Донбассом пассажирском лайнере, конечно, есть совесть и достоинство, и есть избиратели. В итоге - ни о каком саммите с Путиным на полях саммита Евросоюза так и не договорились, инициативу Меркель-Макрона обсудили и отклонили, но... Очевидно, на этом стратегическая дискуссия про РФ не завершилась, потому что в итоговом коммюнике говорится, что лидеры ЕС еще вернутся к этому вопросу.

Брюссельская ситуация заставляет нас задаться довольно простыми и в то же время крайне очевидными вопросами: ну, и как это вообще понимать, что означает этот франко-немецкий жест? Наконец, как Украина должна на это реагировать и можно ли считать достаточным заявление министра иностранных дел Дмитрия Кулебы? В конце концов, а могли мы вообще сделать нечто большее? Напомним, что глава украинского дипведомства сообщил, что потребует объяснений от французского и немецкого послов. В частности, он хочет понять, как подобные инициативы сочетаются с санкционной политикой против России. «Убежден, что когда близкие к тебе, дружественные страны делают то, что грубо нарушает твои национальные интересы, то ты должен быть с ними откровенным и так же жестко свои национальные интересы защищать», - рассказал господин Кулеба в видеообращении, которое опубликовал на своем Фейсбуке .

Если надеяться на помощь «старшего брата» и милость партнеров, рано или поздно твои иллюзии разобьются, и ты останешься у разбитого корыта

Понимать франко-германскую инициативу стоит, как попытку «перезагрузить» отношения коллективного Запада с РФ, чтобы оторвать ее от Китая, который считается главным геополитическим и геоэкономическим конкурентом в борьбе за мировое лидерство. Такое мнение высказал в комментарии Укринформу политолог-международник Максим Яли.

«Кроме того, Франция и Германия несут основное бремя санкций против России, и на лидеров этих стран осуществляется серьезное давление от представителей крупного бизнеса, имевшего многомиллионные контракты с Россией до 2014 года. А в бизнесе, тем больше крупном, нет места сантиментам и сочувствию, - говорит политолог. - Я уже не говорю о том, что Кремль системно работает все семь лет и предлагает большие контракты французским и немецким компаниям, а также финансирует политические партии и лидеров, с целью повлиять на политику этих стран и отменить санкции».

Этот тренд, считает он, будет только усиливаться со временем, учитывая доминирующее положение Германии и Франции в экономике ЕС.

«А что может Украины в ситуации, когда она полностью зависит от финансовой помощи Запада? Маски сброшены. То, что уже давно было очевидно узкому кругу экспертов, теперь стало понятно и широкой общественности. Нужно сокращать зависимость от внешней финансовой помощи, бороться с коррупцией в высших эшелонах власти, разрушать схемы, которые ежегодно вымывают из бюджета страны миллиарды долларов», - отмечает г-н Яли.

Конечно, некоторые шаги в этом направлении за последние полгода сделаны, однако они, по мнению эксперта, носят половинчатый характер и не могут дать быстрый результат. «Ресурсов в стране очень много, и их с лихвой хватит для того, чтобы покрывать собственные потребности. Однако для этого необходимо ломать ту систему, которая формировалась в Украине на протяжении 30 лет, - подчеркивает Яли. - В мировой политике уважают сильных и презирают слабых. Все прекрасно понимали с самого начала, что Минские соглашения - филькина грамота и мы действительно воюем с Россией в Донбассе».

Вот только в ЕС никто не хочет идти на конфронтацию с Кремлем, а только торговать с выгодой для себя. Так что принуждение к выполнению Минска-2, говорит политолог, будет усиливаться, а отношения с Кремлем постепенно налаживаться.

«Если надеяться только на помощь «старшего брата» и милость партнеров, то рано или поздно твои иллюзии разобьются, и ты останешься у разбитого корыта», - отмечает Максим Яли.

Германию и Францию волнует не столько судьба Украины, сколько собственная выгода

Политический и экономический эксперт Александр Хмелевский отмечает, что Меркель и Макрона никогда не скрывали своего стремления наладить отношения с Россией и снять с нее санкции. Поэтому ничего удивительного в их призыве к установлению прямого диалога с Путиным нет. «Франция и Германия заинтересованы в развитии отношений с Россией. Вспомним хотя бы строительство Северного потока-2, который так защищает Меркель. Многие европейские компании в обход санкций продолжает сотрудничество с Россией. Например, компания Сименс поставляла турбины в оккупированный Крыму, сейчас она реализует несколько проектов в энергетическом секторе в России», - обращает внимание г-н Хмелевский.

От восстановления полного диалога Франции и Германии с Россией сдерживает позиция других членов ЕС, а также США и Великобритании, по крайней мере пока. «Но Франция и Германия и в дальнейшем будут пытаться вывести Россию из-под санкций и возобновить с ней полноценное сотрудничество», - добавил он.

Эксперт не исключает, что со временем им это удастся. Поскольку их волнует не столько судьба Украины, сколько собственная выгода. «В Нормандии наше государство оказалось в меньшинстве. Меркель и Макрона поддерживают Путина, а не Украину. Они заставляют нас идти на уступки России. Поэтому необходимо изменить Нормандский формат, например, включить в его состав США и Великобританию. Ситуацию, которая сложилась. Украина должна использовать для смены участников этого переговорного процесса», - говорит Александр Хмелевский.

Предложение искать взаимопонимание с Россией - это, прежде всего, сигнал немецким избирателям о реальности завершения Северного потока-2

«По моему, здесь есть составляющая, которую не всегда видят другие. 16-летнее пребывание канцлера Германии у руля самой мощной страны Европы подходит к концу, осенью немцы будут избирать нового главу правительства. Парламентская кампания в Германии идет напряженно, «Союз 90 / Зеленые» дышит в спину руководящей ХДС/ХСС, поэтому для сохранения ее позиций и получения преференций при создании коалиции нужны асимметричные шаги», - комментирует политолог, директор Института мировой политики Евгений Магда.

Ангела Меркель слишком опытный политик, чтобы рассчитывать на однозначное и стремительное одобрение ее инициативы. «Уверен, что расчет Меркель другой», - отмечает политолог. И тут же добавляет, что один факт выпал из общего поля зрения: накануне своего заявления Меркель проводила встречу с госсекретарем США Энтони Блинкеном, который назвал Германию «ближайшим другом Соединенных Штатов»: «Крайне сомнительно, что Ангела Меркель не сообщила своему заокеанскому визави о намерении изменить парадигму отношений с Россией. Это по меньшей мере нелогично на фоне стремления Германии добиться завершения строительства Северного потока-2».

Итак, предложение искать взаимопонимание с Россией - это, по мнению господина Магды, прежде всего сигнал немецким избирателям о реальности завершения Северного потока-2 и создании основ экономического роста: «Демократически избранные лидеры обычно зависят от состояния благосостояния собственных граждан, а возможное возобновление экономических отношений с Россией дарит возможности для обеспечения роста ВВП».

На вопрос, почему же эту инициативу поддержали Макрона и Курц (глава правительства Австрии. - Ред.), политолог ответил: «Оба политика охотно согласовывают действия с Берлином с той лишь разницей, что Макрон не прочь стать общеевропейским лидером вместо Меркель. А потому и вынужден это поддерживать. Конечно, он может говорить о «требовательном диалоге» или еще что-то, но это не имеет принципиального значения».

И эти проблемы Украины началось с того, как Германия и Франция завели российскую делегацию в ПАСЕ, выдав им индульгенцию. «Теперь их оттуда не выгонишь даже дустом», - добавил он.

В этом ключе господин Магда также вновь вспомнил о Северном потоке-2. «Украине сейчас нужно отбросить любые разговоры о компенсации за этот газопровод. Компенсация никогда не будет такого размера, как плата за транзит. В конце концов, россияне никогда ее не заплатят, как и немцы, наконец. В данном случае будут действовать уже законы экономики, а не политики», - подчеркивает политолог.

Следовательно, нам нужно четко сформулировать национальные интересы и опираться на них внутри страны. «Если этого не делать, то ничего хорошего не будет. Украина должна дать последний бой этому российскому проекту, потому что это не только вопрос безопасности, это - вопрос достоинства, - утверждает Магда. - Кроме того, мы должны говорить с другими государствами - транзитерами, которые пострадают от запуска СП-2, а также с теми, кто уперся в ответ на инициативу Меркель-Макрона. И не просто говорить, потому что в контексте российской агрессии европейцы нас часто не понимают, им это не интересно, они эту войну не ощущают на собственных шкурах, но и что-то предлагать взамен. Надо маневрировать, тем более, что пространство для этого есть».

В августе европейцы пойдут на каникулы. «И это для нас серьезная угроза, потому что август для РФ - месяц всегда критический. Путин не успокоился. Поэтому Украина в лице Президента должен показать результат в Берлине и в Вашингтоне», - отметил Евгений Магда.

Попытка геополитического блицкрига Берлина-Парижа отражена сплоченностью целого ряда других стран, которые держат линию сопротивления РФ внутри ЕС

Все это нужно рассматривать сразу в контексте целого ряда перспектив, говорит политолог Олег Саакян. Прежде всего - с точки зрения Франции и Германии как лидеров общеевропейского пространства. Очевидно, что в этом амплуа Берлин и Париж не хотят становиться объектами геополитических договоренностей между полюсами Вашингтон - Пекин - Москва. «В Европе рассматривают Россию как некий элемент европейско-азиатского пространства, а также - как элемент геополитической субъектности самого Евросоюза», - утверждает Саакян. И добавляет, что как только начался диалог по линии Вашингтон-Москва, в Германии и Франции также захотели иметь собственные каналы коммуникации, чтобы потом обменивать их на определенные геополитические комбинации, договоренности и т.п.

Второе - это наличие российского влияния внутри ЕС. «Прежде всего - бизнес- и культурного лобби, ощутимо влияющего на высшую политическое жизнь не только во Франции и Германии, но и в ряде европейских стран, в частности центральной и южной Европы».

По его словам, таким образом и Меркель, и Макрон делали, с одной стороны, реверанс в сторону бизнеса и ориентированных на РФ внутренних игроков, а с другой - реверанс в сторону пророссийского лобби внутри самого ЕС в целом.

Третье - и для Меркель, и для Макрона это политически выгодно, поскольку оба живут следующим электоральным циклом.

Все это вместе, говорит Олег Саакян, и привело к появлению такой франко-германской инициативы: «Наконец, эта инициатива была изначально абсолютно прогнозируемой. То есть если бы она не появилась сейчас, то это произошло бы в краткосрочной или среднесрочной перспективе».

По мнению политолога, эта инициатива не носит катастрофический характер - скорее, наоборот. «Эта инициатива симптоматическая и то, что она появилась именно сейчас - это даже к лучшему. Почему? Чтобы это произошло Германии и Франции пришлось крайне нарочито поддерживать санкционное давление на РФ и акцентировать внимание на том, что такое снятие политико-дипломатической блокады вокруг Путина отнюдь не означает отмены санкционной политики и согласия с российскими агрессивными действиями».

Таким образом, эта позиция подтвердилась, более того, прозвучало даже громче: «С другой стороны, такой геополитический блицкриг Берлина-Парижа фактически обломал зубы о сплоченность целого ряда других стран, которые держат линию сопротивления РФ внутри ЕС. Здоровые силы внутри Европы объединились, и вопрос российской угрозы только актуализировался».

Как реагировать Украине? Олег Саакян утверждает, что значительная часть дипломатических достижений куется недипломатичными ведомствами. «За нашей позицией должны стоять стальные аргументы и интересы. Нам нужно искать как можно больше разнонаправленных коалиций, то есть связанных не столько с российской агрессией, сколько с интересами международного сообщества. В таком случае усилия дипломатов будут приносить кумулятивный эффект».

«Ситуация с инициативой Германии и Франции, и, вообще, с Евросоюзом - она ​​создалась не вчера, она следствие целого ряда системных процессов, в которых мы даже не присутствовали, а должны», - подытожил политолог.

Мирослав Лискович. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-