Афганистан – чья это проблема сегодня? Западного мира, Китая или России?

Афганистан – чья это проблема сегодня? Западного мира, Китая или России?

Укринформ
Очевидно, что прежде всего это жестокая головная боль Кремля. Похоже, ситуация патовая: хорошо агрессору не будет

Спешный отход войск НАТО, прежде всего США, из Афганистана привел к возникновению новой реальности: признанная власть откровенно слаба, еще с прошлого года примерно половина территории страны все равно ею не контролировалась. Теперь аналитики говорят о значительном продвижении известного всем движения «Талибан» и занятия им уже около 85% территории, в том числе - на севере страны, где по традиции живут национальные меньшинства (прежде всего, таджики и узбеки), выступавшая плацдармом антиталибовских сил. И это - свидетельство того, что конкурентов или просто - другого центра силы внутри страны - нет, западные же партнеры официального правительства в прямом смысле готовы только поддерживать его дистанционно и туманно намекать на возможное возвращение на фоне обострения ситуации.

Поэтому, понятно, что страну, которая непрерывно воюет уже больше сорока лет, снова ждут испытания. И ключевым становится вопрос: кто же извне получит профит от всего этого? А для кого очередной ренессанс «Талибана» станет головной болью, причем жесткой?

Опять виноваты американцы. Сами ...

Не будем преувеличивать, но скажем прямо о тех, кто ответственен за сегодняшнюю ситуацию. Это - разные администрации США с разными взглядами и подходами в афганском вопросе. Конечно, за двадцать лет менялись обстоятельства и приоритеты, и, например, логику Джорджа Буша-младшего в 2001-м, после 11 сентября, понять не трудно: на США было совершено дерзкое нападение, реакция должна была стать соответствующей. А вот начиная с Барака Обамы настроения в Вашингтоне стали качественно меняться, контингент войск постоянно сокращался, успехов в построении более-менее демократического режима власти в Кабуле не наблюдалось. Впрочем, реально успешным шагом было создание стабильной официальной власти в Кабуле во главе с Ашрафом Гани, которую якобы признавали основные племенные образования, однако - и это выглядело как некое самоуспокоение.

А внутри Афган как был, так и остался разделенным между влиятельными группировками: или кто-то забыл такие легендарные фамилии как Хекматияр или Дустум? Первый подписал мирное соглашение с официальными властями только в 2016 году, второй - хоть и последовательный сторонник светского государства, но всегда мерил все выгодой своей национальной узбекской общины. И - везде «Талибан», против влияния которого противопоставить было что-то реально трудно.

Командувач американськими військами в Афганістані генерал Мііллер вручає медаль Абдул Рашиду Дустуму
Командующий американскими войсками в Афганистане генерал Миллер вручает медаль Абдул Рашиду Дустуму

Почему? Потому что сложно противостоять силе, которая предлагает простые выходы из сложных вопросов. Ведь что предполагает доктрина радикальных исламистов для рядового афганца? Все будет стабильно, у тебя будет работа, но - ты будешь выполнять наши религиозные установки. А обо всем остальном мы сами позаботимся. В условиях, когда война не утихает более сорока лет - программа достаточно ясна. В этом и заключается секрет витальности и поразительной успешности талибов - они не лгут и выполняют свои обещания. Другое дело - эти обещания и связанные с ними реалии - из глубин средневековья и у них все признаки сугубо тоталитарного использования религии, но - что имеем, то имеем.

И никакой альтернативы западные партнеры официальной власти в Кабуле не предложили за все эти двадцать лет. Наиболее показательно в этом смысле соглашение между талибами и админиcтрацией еще Дональда Трампа 29 февраля 2020 года, которая, собственно, и открыла дорогу к выводу войск НАТО из Афгана: там был прописан и 14-месячный срок вывода войск, и снятие санкций с представителей «Талибана». Сегодня же администрации Байдена приходится не просто выполнять подписанное Трампом (в его стиле «сделок», которые выдавались за дипломатию) соглашение, но и выполнять собственные предвыборные обещания - а оставление американцами этой территории было среди них. Скажем так: сегодня американцы просто констатируют, пусть и не прямо, но своими действиями - их стратегия распространения демократии в мире потерпела поражение и здесь, в Афганистане.

Кому надо напрячься? А кому - получать удовольствие?

Впрочем, аналитики не видят скорого выхода из ситуации, то есть, повторения истории 1996 года, когда «Талибан» прокатился по Афганистану военной волной и силой захватил власть в стране. Скорее всего, так не будет. Востоковед Игорь Семиволос так рисует картину ближайшего периода: «Впереди еще месяцы войны, если «Талибан» захочет вести войну с Кабулом. Ведь соглашения между талибами и американцами предусматривали достижение мирного соглашения между правительством и талибами. Талибан хочет быть легитимной властью, а не просто исламистами, захватившими страну. А для этого необходим определенный формат законной передачи власти» (цитата по «Общественному»). Да и не все провинции контролирует именно действующая власть, поэтому талибам придется вести диалог с другими представителями элиты - прежде всего, племенной аристократией и представителями узбекского и таджикского меньшинств (которые на севере страны составляют большинство населения).

На словах талибы говорят, что заинтересованы только во внутреннем контроле Афганистана. То есть планов внешней экспансии в них нет. Однако вся взрывоопасность региона и религиозное противостояние в нем создают эту угрозу априори. Чтобы там говорили, но идея «всемирного халифата» и создания мусульманского мира в Евразии никуда не делась из доктрины движения. Более того, именно на территории Афганистана нашли убежище многие исламистские активисты, проповедники и боевики из бывшего ИГИЛ, остатков «Аль-Каиды» и других террористических группировок. А вербовали их в основном из числа жителей бедных стран Центральной Азии - прежде всего, из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана. И вот это обстоятельство значительно меняет акценты всей ситуации.

События в Афганистане побудили все соседние государства реагировать. Но эта реакция показательно отличается. Если Иран и Пакистан просто усилили свои войска на границах и сосредоточились на мониторинге ситуации, то Таджикистан и Узбекистан быстро ощутили все угрозы. Уже сейчас с юга через их границы эвакуируются тысячи афганских военных и гражданских лиц, которые могут стать жертвами талибов. Но куда более веская причина для беспокойства в Душанбе и Ташкенте - экспорт исламистских активистов и боевиков под видом беженцев. В обеих странах хорошо знают, что такое религиозный фундаментализм. Собственно, сдерживание именно этих угрожающих тенденций и служит обоснованием для жесткости местных политических режимов. А причин для недовольства населения что Узбекистана, Таджикистана - выше головы, тут и агитировать особо никого надо, достаточно нарисовать заманчивую картинку.

Китайський міністр закордонних справ Ван Йі головує на 4-й зустрічі голів МЗС Китаю, Афганістану та Пакиствану в червні ц.р.
Китайский министр иностранных дел Ван Йи председательствует на 4-й встрече глав МИД Китая, Афганистана и Пакистана в июне с.г.

Впрочем, проблемы стран, находящихся на линии соприкосновения со взрывоопасным Афганстаном - это еще полбеды. Рядом с вечно воюющей страной разворачивается куда более весомая интрига. Есть два игрока с противоположными интересами. Это Китай и Россия.

Обе эти страны все эти годы старательно делали вид, что не до конца понимают сущность «Талибана». Правильно было бы сказать, что они скорее подыгрывали исламистам против США и НАТО. Мол, пусть теперь эти «либералы» помучаются сами. При этом и пекинское правительство, и московское имели контакты с талибами, объясняя это необходимостью считаться с реальными соотношением сил и практическим решением насущных вопросов.

А вот цели у Китая и России в отношении талибов противоположно разные. Да, талибы заставили американцев уйти и можно смеяться по этому поводу сколько угодно, но уже завтра встанет вопрос: что теперь с талибами делать?

У Китая ответ на этот вопрос прост: у него достаточно экономических рычагов влияния. А главное - именно тех рычагов, которые могут реально заинтересовать талибов и дать им возможность заработать. То есть, давно опробованная схема: Китай строит свои инфраструктурные проекты, входит в добычу и обработку сырья, строит газо- и нефтепроводы, внедряет электрификацию там, где это нужно для его проектов. Талибы же гарантируют безопасность и получают процент в бюджет. И - абсолютно будут Пекину фиолетевы права человека, образование для девушек, паранджи у женщин или доступ к интернету.

Россия - Талибан: настоящая цена запретов

Для России угроза талибского реванша несет куда больше проблем. Москва, пусть и формально, но последние полтора десятка лет продолжает охранять южную границу Таджикистана, собственно, именно в ОДКБ как военную организацию обратился Душанбе и сейчас. Опасения что Душанбе, что Ташкент - это не выдумка: поток исламистов под видом беженцев скоро станет сдерживать невозможно, условий для обустройства реальных беженцев эти страны не имеют, скорее всего недвусмысленно жесткую позицию займет в этом вопросе и Казахстан. И встает в полный рост вопрос: куда все эти беженцы станут прорываться дальше, где еще есть возможность рассеяться и найти себе какую-то работу и заработок? Это однозначно Россия, с ее просторами и запросом на дешевую рабочую силу.

Нужны ли России такие работники и в перспективе - новые сограждане? Вопрос риторический. Миллионы выходцев из Центральной Азии (таджики, узбеки, киргизы) уже живут в России, а их молодое поколение уже получает российские паспорта. Пока эти общины не заявляют о себе в политическом или каком-то другом контексте. Однако уровень их концентрации именно в больших городах-миллионниках и регионах за Уралом становится угрожающим. Да и сам демографический фактор в мусульманских семьях никто не отменял, школьные классы с преимущественно мигрантским составом детей - реальность некоторых регионов России уже сейчас.

И вот представим себе, пока только представим, что в этот массив людей интегрируются подготовленные и специально обученные люди из исламского мира. Те, кто знает об идее «всемирного халифата» не из телевизора, а восприняли ее еще с детства. Просторы и ресурсы именно России при ограниченном количестве собственного населения - чем не плацдарм для исламистов?

Сергій Лавров провів переговори з
Сергей Лавров провел переговоры с "Талибаном"

Разумеется, эту угрозу в Москве видят, именно поэтому на прошлой неделе министр иностранных дел РФ Сергей Лавров несколько дней провел на переговорах в Ташкенте, а представители «Талибана» официально (!) прибыли на закрытые переговоры в Москву. И это при том, что Талибан в России признан террористической организацией. И любые с ним контакты - автоматически влекут наказание. Впрочем, Лаврову, похоже, ничего не грозит. Это Москва в целом села в лужу, очень красноречиво продемонстрировав всему миру чего стоят ее «принципы».

Открытое военное противостояние на границах Афганистана с центральноазиатскими бывшими советскими республиками может превратиться в долгую войну с большими жертвами, Москве это сейчас более чем не нужно. Откупиться от талибов - а чем? Пустить ситуацию на произвол судьбы - значит, уже через считанные месяцы получить внутри России обученное воевать мощное подкрепление исламистскому подполью.

Итак, уход НАТО из Афганистана становится самой большой проблемой именно для Москвы. И она эту проблему успешно проспала, пока воевала с Украиной, Европой, США. То есть противостояла коллективному Западу, которой мог бы стать союзником России именно в противодействии исламскому фундаментализму. Но кремлевской верхушке было куда важнее показать масштаб своих аппетитов - мол, все постсоветское пространство - это территория нашего влияния. Кажется, американцы услышали это - и поняли по-своему: ваша территория влияния? - ну вот вы и разбирайтесь со всеми проблемами. А мы - просто уйдем.

Значит, можем зафиксировать определенную положительную для Украины тенденцию: Кремлю в ближайшие месяцы, скорее всего, будет не до Украины в военном контексте. Для агрессора может начаться очередная серия «афганского синдрома». А значит - у нас есть время как на наблюдение, так и на усиление.

Виктор Чопа, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-