Стратегия Байдена: Китай, глобальное влияние и Украина

Стратегия Байдена: Китай, глобальное влияние и Украина

Укринформ
США нацелились на восстановление глобального лидерства, впрочем, это пока негативно влияет на американскую политику в Европе

За восемь месяцев работы администрации Джо Байдена внешняя политика США претерпела заметные изменения - по сравнению с предыдущим американским правительством. Прежде всего Штаты существенно увеличили свои международные амбиции, а также (в отличие от Трампа) финансовые ресурсы для возвращения себе роли глобального лидера. Ярким подтверждением этому стало реагирование на пандемию и климатические изменения, а также усиление влияния США в отдельных регионах с акцентом исключительно на дипломатию.

Но в то же время, как и при президентстве Трампа, неизменной остается стратегия Соединенных Штатов в противостоянии Китаю. Она даже стала более мощной. Между тем такой подход создал негативное и порой разрушительное влияние на европейском направлении политики США.

Official White House Photo by Cameron Smith)
Фото: White House Photo by Cameron Smith

СТРАТЕГИЯ ПРОТИВ КИТАЯ

Еще в начале марта кабинет Байдена выпустил первый большой документ на 24 страницы, который определял основы политики национальной безопасности новой администрации. В нем, в частности, подчеркивалось, что Китай считается теперь «единственным конкурентом, потенциально способным объединить свою экономическую, дипломатическую, военную и технологическую мощь, чтобы создать устойчивый вызов стабильной и открытой международной системе». Иными словами, с этого момента исключительно Китай (без намеков на такую же роль России) стал главным противником Америки.

Как следствие, в течение следующих месяцев Соединенные Штаты сосредоточились на усилении противодействия китайской экспансии как в сфере глобальной торговли, так и в политическом измерении, а также в военной сфере. У Байдена продолжили политику предыдущей администрации, в частности, относительно сохранения торговых ограничений против КНР и противодействия распространению китайских цифровых технологий.

Однако настоящим «тектоническим сдвигом» в этом процессе стало создание нового альянса AUKUS. Австралийско-Британско-Американский союз существенно изменил баланс сил в Индо-Тихоокеанском регионе, где коммунистические власти КНР пытались постепенно усилить свое влияние. Ведь, помимо расширения военного присутствия в Южно-Китайском море, Пекин создавал угрозы для морского бизнеса, вел агрессивный неурегулированный рыбный промысел в регионе. Недавно власти КНР инициировали торговые ограничения против Австралии (союзника США) после того, как Канберра поддержала идею расследования в Китае относительно происхождения коронавируса SARS-CoV-2. Кроме того, в начале года власти в Пекине бросили в тюрьму с обвинениями в шпионаже нескольких граждан Австралии, в том числе журналиста и писателя, критиковавших коммунистический режим.

Конечно, на эту ситуацию нельзя было не ответить, поскольку отсутствие реакции означало бы молчаливое согласие Запада на действия Пекина. И главным акцентом стал союз трех стран AUKUS.

Ak
Фото: Getty

КАК ПОСТРАДАЛА ЕВРОПЕЙСКАЯ ПОЛИТИКА США

К сожалению, администрация Байдена допустила серьезную ошибку при создании трехстороннего альянса, что повлекло резкую, эмоциональную и болезненную реакцию официального Парижа. Франция потеряла контракт на строительство 12-ти дизель-электрических подводных лодок, сумма которого на сегодня оценивается в $66 миллиардов. Взамен Австралия договорилась о закупке у США более современных атомных субмарин.

Это стало существенным ударом по ВПК Франции – союзника США по НАТО, поэтому реакция Парижа вполне обоснованна. Но, с другой стороны, понятна также мотивация Австралии и США – они заинтересованы в создании адекватного противовеса китайским ВМС, которые начинают агрессивно хозяйничать в Тихом и Индийском океанах. Поэтому флот атомных субмарин Австралии гораздо больше подходит для этой цели.

Ошибка Вашингтона и Канберры заключалась в том, что они не провели никаких консультаций с французскими партнерами заранее, перед объявлением нового соглашения, чтобы не допустить резкого обострения ситуации. И теперь Штаты по меньшей мере потеряли доверие Франции – одной из ключевых экономик и важного политического центра Европы, а также (что важно для Украины) участницы Нормандского формата. И хотя можно возразить, что этот формат и так не работает, он все же остается формальной площадкой для ведения политических переговоров, в том числе на уровне глав государств. К тому же с украинской стороны неоднократно звучали предложения о привлечении к нему США в любой форме – даже на параллельном треке, поскольку Россия все равно будет выступать против прямого участия Вашингтона. Тем не менее, ухудшение диалога между Францией и США отнюдь не будет способствовать таким перспективам.

После телефонного разговора президентов Байдена и Макрона напряжение в отношениях США и Франции уменьшилось, но очевидно, что лидеры так и не пришли к взаимоприемлемой договоренности. Поэтому Вашингтону и Парижу теперь придется тратить много сил, а главное – времени, чтобы хотя бы восстановить предыдущее доверие в диалоге. А это значит, что ситуацией может воспользоваться Китай, чтобы углубить раскол в Западном альянсе. В этом есть свой интерес также у Кремля.

РОССИЙСКИЙ ТРЕК АМЕРИКАНСКОЙ ПОЛИТИКИ

Практический подход Белого дома Байдена к политике на российском направлении сейчас выглядит несколько иначе, чем в первые месяцы его каденции. Тогда поведение РФ подвергалось сокрушительной критике из-за вмешательства в выборы, хакерских атак, агрессии против Украины, нарушения прав человека и тому подобное.

Впрочем, в начале лета Байден предложил Путину провести личную встречу в Женеве, от которой кремлевский лидер получил максимальные политические дивиденды. Тогда многие в Вашингтоне расценили это как уступку Кремлю, а в Конгрессе США раскритиковали Байдена за то, что он сначала не встретился с президентом Украины. Однако справедливо будет признать, что американский лидер смог таким образом сбить уровень напряжения на российско-украинской границе, куда РФ на тот момент подтянула более чем 100-тысячный вооруженный контингент вместе с бронированной техникой и артиллерией.

Кроме того, администрация Байдена сделала все, чтобы позволить достройку российского газопровода в обход Украины, отказавшись вводить санкции против Nord Stream 2 AG – в угоду немецкому лобби и кремлевским интересам. Этот шаг Белого дома вызвал острую реакцию даже среди однопартийцев-демократов в американском Конгрессе. И теперь и республиканцы, и демократы прилагают усилия, чтобы заставить Байдена остановить российский проект газопровода на законодательном уровне.

Такое развитие событий свидетельствует, что в Белом доме пока не считают угрозы для национальных интересов США со стороны России настолько же критическими, насколько их создает Китай. У Байдена с готовностью идут на уступки в важных для Кремля вопросах.

Это можно объяснить, очевидно, тем, что Белый дом пытается создать условия для диалога с Россией, чтобы оттянуть ее от союза с Китаем в противовес Западу. Ведь кроме общих врагов, у РФ и КНР есть еще и глубокие разногласия, такие как ползучая экспансия Китая на Дальнем Востоке, а также борьба за влияние в Центральной Азии, где ситуацию резко осложнила нестабильность в Афганистане. Очевидно, на этом могут сыграть в Белом доме. Однако такой подход выглядит по меньшей мере сомнительным. На эти грабли наступала каждая новая администрация США на протяжении последних десятилетий – пока не становилось ясно, что любые попытки сблизиться с Москвой обречены на провал из-за кардинально разных моделей существования двух государств. 

Внешняя политика администрации Байдена, конечно, имеет широкий контекст. На нем президент США остановился подробно во время речи на 76-й сессии Генассамблеи ООН. Он подчеркнул, что Штаты вышли из Афганистана, завершив таким образом участие в своей последней войне, и акцентировал на роли дипломатии, а не силы. Кроме того, отметил Байден, США снова выделяют десятки миллиардов долларов на инициативы глобального масштаба. В этом смысле Америка ведет за собой другие страны и закрепляет статус глобального лидера, который стоит дороже денег.

В то же время все понимают, что самым главным фокусом внешней политики США остается противостояние КНР – в том числе в рамках нового альянса AUKUS, а также политики «заигрывания» с Россией, чтобы отвадить ее от дружбы с Китаем.

Сейчас такая стратегия Байдена объективно вредит ее национальным интересам в Европе, а также несет потенциальную опасность для украинских интересов. И хотя в этой ситуации трудно представить, что в Вашингтоне смогут пожертвовать безоговорочной поддержкой Украины, именно этого явно будут стремиться добиться – хотя бы частично – в Кремле.

К счастью, в США сохраняется подавляющая двухпартийная позиция Конгресса США в поддержку Украины, а в Госдепе и Белом доме эта политика имеет последовательное продолжение. Однако, при этом не менее важную роль будет играть активность Киева в подтверждении стратегического партнерства с Соединенными Штатами.

Ярослав Довгопол, Вашингтон

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-