Роман Цимбалюк, журналист
Я пацифист, а не провокатор. Просто открываю россиянам глаза, как будет на самом деле
05.11.2021 15:17

Собственный корреспондент УНИАН в Москве Роман Цимбалюк стал "иноагентом" в России, когда это еще не было мейнстримом.

Он задает россиянам откровенные вопросы о войне, прямо называет оккупантов оккупантами. А также честно предупреждает российское общество: если Кремль сейчас нападет на Украину, то украинские матери не будут плакать одни – ваши дети тоже могут вернуться в гробах.

Как ему работается на территории государства-агрессора, можно ли считать его вопрос россиянам провокацией, боится ли он за свою безопасность, а также о двух опциях, которые остались у Путина в отношении Украины – в эксклюзивном интервью Романа Цимбалюка Центру стратегических коммуникаций и информационной безопасности.

- Как вам демарш дочери пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, которая написала в соцсетях, что скандальный российский «закон об иноагентах» плох и его нужно пересмотреть?

- Закон этот однозначно останется. Целей, которые они себе поставили – достигли. Лиза Пескова в принципе много себе позволяет вещей, которые вроде как не в мейнстриме российской политической повестки. Мол, дочь за отца не отвечает, что в РФ демократия, что у члена администрации президента России такие же проблемы: родные дети не слушаются, не молятся за Путина. Но, поверьте, это ни на что не повлияет. Кого надо выпереть из российской информационной поляны, выпрут. Ведь это сделано было, чтобы пометить «национал-предателей». Вот их и пометили. Под этот закон можно подвести любого. И тут важно понимать, что сам закон не предусматривает, что человек лишается права на профессию. Самое главное - это то, что любой рекламодатель дважды подумает – прийти к «иноагенту» или нет. То есть они бьют их кошельком. В том смысле, что «если вы продавались американцам плохим, то пусть они вас и кормят!».

НИША УКРАИНСКИХ ПРОРОССИЙСКИХ ПОЛИТИКОВ ОКОНЧАТЕЛЬНО МАРГИНАЛИЗИРУЕТСЯ

– Вы в России - чужой среди своих российских коллег? Не боятся ли они контактов с вами, фактическим иноагентом?

- В последнее время не боятся. После 2014 года многое изменилось. Я помню этот момент, когда, особенно после вопросов их «императору» (ежегодная большая пресс-конференция Путина), замечал, что люди пытались перейти на другую сторону улицы. Но мне это на самом деле безразлично. Я же не гражданин РФ, а гражданин Украины. Поэтому по поводу не-общения с российскими коллегами не страдаю. Ведь это не надо ни им, ни мне. Я в таких категориях в принципе не мыслю. Я в Москве на работе. Мне все равно, что россияне обо мне думают. Главное, чтобы руками не трогали.

- А с западными коллегами?

- С ними дружен. Я несколько лет назад для себя стал считать доказанным тот факт, что Украина – это Запад. Да, мы здесь иногда страдаем, говорим, что все плохо, но, по сути, Украина – Запад. У нас тут такие же проблемы, как и на Западе. Кроме войны, конечно. В Украине в принципе не российская повестка дня.

- Дело за малым: осталось победить коррупцию и поменять украинскую ментальность на западную...

- Так она меняется понемногу. Если мы говорим о нашем будущем, то давайте признаем тот факт, что Украина была, есть и будет. Это сейчас понятно всем. Даже Путину, который недавно заявил, что ситуация в тупике и начал что-то на Зеленского наговаривать, что тот что-то не так делает. На самом деле, Путин должен на себя пенять. Потому что именно он разбудил украинского зверя – и пощады им не будет. И когда президент РФ говорит, что ситуация с Украиной в тупике, то, по сути, признает, что у него осталось только две опции.

Первая: оставить все как есть. Но пройдет еще немного времени, и ниша украинских пророссийских политиков окончательно маргинализируется и сведется к людям, которые Путина поздравляют с днем рождения. А государство Украина тем временем будет развиваться. И все у нее будет в порядке. И ему придется смириться с этим.

Вторая опция - наступать. Со всеми последствиями. Для них прежде всего. То есть, они собираются бомбить (как по телевизору предлагают) Харьков, мол, там ракеты НАТО. Хотя их там нет. И они это знают. Но вполне возможно, что в недалеком будущем это действительно будут украинские ракеты, которые в конечном итоге станут НАТО-вскими. Именно это они сейчас и говорят в телеэфире.

Недавно Украина использовала "Байрактары", и у них новая волна ненависти. То есть они подводят Путина к мысли: «А может уже время напасть?».

При этом просто не понимая, с чем они столкнутся в Украине. Я не утверждаю, что у нас все возьмутся за оружие. Но это сделают миллионы! И что будут делать россияне?

На радиостанции "Говорит Москва" (еще при покойном Сергее Доренко) меня как-то спросили:  "А зачем вы учения ПВО проводите возле Крыма?" Я ответил в том духе, что для российских пилотов, чтобы каждый из них знал, что его самолет собьют, а жене отправят только шлем. На память.

Да, им не нравились такие формулировки. Но ведь кто-то должен им открывать глаза на то, как оно будет на самом деле.

Донбасс уже им показал, что никто им в Украине ничего просто так не отдаст. Им, кстати, и русский язык не надо отдавать, ни историю.

В МОСКВЕ ХОТЯТ МОДЕРИРОВАТЬ УКРАИНСКИЙ РУССКИЙ ЯЗЫК, ЧТОБЫ МЫ ИХ СМЫСЛЫ ПРОИЗНОСИЛИ

- Кстати, это ваша сознательная позиция в российских эфирах, когда вы балансируете между журналистом и, скажем так, провокатором?

- А в чем провокация? Я убежденный пацифист и не хочу, чтобы меня мобилизовали в Вооруженные Силы Украины. Но если Москва пойдет таким путем, это коснется меня и других военнообязанных. А нас миллионы. И всех призовут.

Повторюсь, я не хочу этого, но у Киева в такой ситуации просто не будет другого выбора. Так что это никакая не провокация. Я им просто пытаюсь донести одну простую мысль: да, мы понимаем, что «Крым с частью Донбасса вы хапнули и в ближайшем будущем никаких изменений не будет. Это тупик. И сдвинуть вы его сможете только военным путем. Но при этом должны четко понимать, к чему это может привести». Это не провокация, а предупреждение.

Когда этим летом они стянули войска к нашей границе, я им говорил, что российских солдат будут уничтожать. «Вы думаете, если показываете на телевидении 20 вертолетов, нам не страшно? Нам страшно. Но какие вы нам варианты оставляете? Российские военные ведь тоже смертны. И у них есть мамы. И будет вопрос: какой маме плакать? Все матери будут плакать, но мы в своей стране, и ничего ни у кого не отнимаем. Или вы действительно думаете, что и в дальнейшем безнаказанно будете убивать граждан Украины? Не будет этого. Все. Это время прошло...». Ну какая это провокация?

Я даже знаю, когда это произошло хронологически. Когда они начали из Ростовской области из артиллерии стрелять по Саур-Могиле. То был последний урок. И украинцы его хорошо выучили: «Видишь человека с той стороны с автоматом, больше не надо думать на тему «а может он брат, может человек...». Потому что в таком случае тебя убьют первым. И будет плакать твоя мама...».

- И никакой разницы нет, что мы, например, одновременно слушаем Высоцкого в этот момент...

- Конечно. Мы же на русском языке сейчас с вами общаемся и находимся в Киеве, в Центре стратегических коммуникаций и информационной безопасности. И возле дверей не стоит языковой патруль. Как до 2014 года здесь говорили на русском языке, так и сейчас разговаривают. Проблема в том, что в Москве хотят, чтобы мы не просто на их языке говорили, они хотят модерировать наш русский язык. Чтобы мы ИХ смыслы произносили.

- Вы не боитесь повторить судьбу Романа Сущенко или Ивана Голунова с той лишь разницей (как в случае с последним) – что за вас не вступятся Алексей Венедиктов, Дмитрий Муратов, Маргарита Симоньян?

 - Страх, конечно, есть. Я в принципе не самый смелый человек в мире и считаю, что бояться не стыдно. Потому что страх повышает твои шансы на выживание. Люди же боятся машин, которые мчатся со скоростью 100 км в час? Они пытаются спрятаться за дерево. Я тоже смотрю, где ближайшее дерево.

- Но вы, будучи в России, соблюдаете, пусть и подсознательно, какие-то меры безопасности?

- Нет. Когда это все начиналось, опасность исходила не от российских органов безопасности. От них все равно никуда не денешься. Опасность была от тех, кто смотрит их телевизор. Особенно в 2014-2015 годах. Потому что в их картинке мира – если ты из Украины, значит – фашист, и подлежишь уничтожению. Вот эту ненависть я очень хорошо помню.

А потом они, что называется, «слились». То есть им 7 лет бесконечно рассказывают, что у нас будет все очень плохо, об украинских нацистах, что этой зимой мы замерзнем... Но ничего этого нет. И они «сливаются» с темы.

А возвращаясь к страхам - я же гражданин Украины. За меня моя страна до последнего будет бороться. Я точно знаю об этом. Но лучше, конечно, чтобы этого не было.

- Бытует мнение, что российскими журналистами (циничными по своей сути) в их пропагандизме в большей степени руководит так называемая «ипотека». Есть ли среди них по-настоящему идейные сторонники режима? Или они просто «наемники»: кто талантливее, кто меньше?

- Вопрос ипотеки для них уже давно не актуален. Особенно для категории топ-пропагандистов, которые являются очень обеспеченными людьми. А слово «наемники» – очень четко подобрано. Они работают в прямом эфире часами. Каждый день. И таким образом уже вышли на самопрограммирование. Они начали в это больше верить. И искренне, а не по заказу из Кремля ненавидеть Украину. Владимир Путин вообще на пропаганде не экономит. А если мы говорим об обычных журналистах, то им, по сути, просто негде работать, кроме федеральных СМИ. «Эхо Москвы», «Дождя» или «Новой газеты» на всех ведь не хватит.

- Кстати, присуждение Нобелевской премии мира главному редактору последней Дмитрию Муратову стало пощечиной российскому общественному "журналистскому вкусу" (как официальному, так и либеральному)? Поскольку либералы тоже раскололись в этом вопросе («если уже дали, то лучше бы Алексею Навальному»).

- Присуждение "нобелевки" Муратову украинцев никак не касается. Это вообще не наша повестка. Почему мы, например, не обсуждаем присуждение этой премии основательнице филиппинского издания Rappler Марии Рессе? Она тоже с режимом реально борется. По моему мнению, украинцам немного отстраненно надо относиться ко всему этому.

А то, что россияне в своем либеральном лагере говорят о том, что премию надо было давать Навальному... Мол, это должно было бы увеличить его шансы на выживание в тюрьме, – это их проблемы. Я думаю, что с Навальным в теории и так ничего не должно произойти. А на практике... В любом случае, желаю Алексею Анатольевичу выйти на свободу и, как минимум, понять, что нельзя только бороться с коррупцией в России, не замечая всего остального. И не стоит удивляться, когда пришли за ним, потому что он промолчал, когда пришли за Украиной.

А если говорить о настоящей российской журналистике, то в "Новой газете" ее, конечно, больше всего. С одной стороны, мы можем упрекать их, что они мало пишут о российском вторжении в Украину. Хотя в 2014-2015 годах в «Новой» было очень много материалов на эту тему. Они написали о буряте, они фиксировали факт российского военного вторжения, провели расследование о МН17.

Но будем честными: украинские журналисты о России стали гораздо меньше думать, как и российские журналисты о нас. А пропагандисты не думают, они просто долбят. Как из пулемета.

АНТИУКРАИНСКИЙ "ПРОДУКТ" В МОСКВЕ ГОТОВИТСЯ НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ВНУТРЕННЕЙ РОССИЙСКОЙ КУХНИ

- На "скабеевых" нужно меньше обращать внимания?

- Отчасти да, но совсем игнорировать не стоит. Они же там все дрессированные. Вся федеральная пресс-группа работает синхронно: говорят одинаковые тезисы, которые им подсказывают. А делать это могут только с одного места. Так что совсем игнорировать не стоит. Поскольку то, чем они сейчас занимаются, называется просто – «призыв к ведению агрессивной войны». Они призывают нас убивать. Открыто. Прямым текстом. Бомбить! Да, Дмитрий Песков потом в комментарии скажет, что это личное мнение какого-то Жириновского. Только на самом деле это не так.

Читайте также: Как российская пропаганда паразитирует на стереотипах о войне

И фиксацией этого я, как украинский корреспондент в России, и занимаюсь. Если рядом есть группа людей (в данном случае – страна), которая говорит о том, что мы хотим вас уничтожить, то к этому нужно относиться серьезно и не игнорировать.

- Может ли "трэш" коллективной "Скабеевой" (и направленный прежде всего на россиян) в конечном итоге привести к экстренному заседанию Совета Федерации на тему "Путин, введи войска в Украину для защиты русскоязычных"?

- Российские войска уже в Украине. Хотя и без нашивок. Но пока они не используют ракеты и авиацию. Когда-то была такая дискуссия «о холодильнике и телевизоре». Думаю, что сейчас она идет в другом контексте. Условно говоря, Кремль и его пропаганда постоянно обмениваются флюидами. И тут риски есть. Но люди, которые весь этот трэш публично произносят (наемники, солдаты информационной войны), имеют один важный для нас, украинцев, недостаток: они не принимают решений.

Да, они создали такую информационную машину, в которой нет места для российских событий. Это советская "международная панорама", смешанная с не "60-минутками", а месяцами и годами ненависти к Украине. О том, что на самом деле происходит в России, новостей нет. Разве только какое-то супер ЧП: кто-то кого-то расстрелял в школе, разбился самолет... Да, это они один день показывают, обсуждают - и снова Украина. Повестки дня по российской проблематике нет. Все в стиле «все хорошо, прекрасная маркиза, Путин ведет нас в светлое будущее!». Да, есть ощущение, что этот «антиукраинский продукт» готовится только для внутренней кухни. Но ведь он одновременно влияет не только на граждан РФ, но и на людей во всем мире, которые понимают русский язык!

- Инцидент Гляйвица, который фактически стал поводом для начала Второй мировой войны, был во многом возможен потому, что немецкое общественное мнение было подготовлено к тому, что нужно нападать на Польшу...

- По-моему, есть разница. Она в том, что в своей массе россияне хотели бы вернуть Киев, создать какой-то украинский федеральный округ, но не хотят своих детей отправлять погибать за это.

- Вы действительно считаете, что в России уже исчез циничный исторический нарратив «солдат не жалеть, наши бабы еще нарожают»?

- Кстати, они открыто говорят, что им нужно оккупировать Украину в том числе и для того, чтобы решить свои демографические проблемы. В РФ реально размышляют на тему: «Мы не хотим узбеков и таджиков. Они ведь не славяне, а вот украинцы – самое то!». Демографические проблемы у них такие же, как и в Украине. Но у нас понятно: война, немного бардак, а в России что?! У них и нефть, и газ, и Путин! А минус миллион человек за год куда-то исчезает! Куда? Но я думаю, что тезис о «наших бабах, которые еще нарожают» уже не пройдет. И надо им напоминать об этом. А в остальном вы правы, – российских матерей спрашивать действительно никто не будет. Как и не будет маленькой победоносной войны с Украиной.

- Общаетесь ли вы с украинскими журналистами-«диссидентами»? Востребованы ли они там?

- У всех своя жизнь. Кто-то женился на дочери генерала СВР и стал больше россиянином, чем сами россияне. Значительное большинство этих людей теперь работают в РИА Новости или в чем-то подобном. Скучают по Киеву.

Некоторые не скучают, но провоцируют ненависть к Украине.

Кто-то умирает от алкоголизма. Они живут в воспоминаниях о забронированном столике в Киеве, где они собирались и за российские деньги думали, как вернуть Украину в «русский мир».

Знаете, мне кажется, что в России время журналистов – профессиональных ненавистников Украины – проходит. Думаю, что они все ностальгируют, ведь качество журналистской жизни в Украине – совсем другое. У нас тоже своих тараканов хватает, и ям на дорогах, но Украина – реально самобытная страна. А в Москве асфальт, может, и ровнее, но они ходят по нему строем. Как в армии.

НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ "РУССКИЙ МИР". ЭТО "РОССИЙСКИЙ МИР"

- К вам есть вопросы от условной «Скабеевой». Готовы?

- Давайте попробуем. Хотя, думаю, что реальная Ольга Скабеева не захотела бы их мне не задавать.

- Чем концептуально российские списки "иноагентов", нежелательных организаций или отдельных людей отличаются от украинского списка "Миротворца"?

- Основная масса людей, которые есть в «Миротворце», стреляли в украинцев, убивали наших солдат и простых граждан.

- А как же артисты?

- Основной список «Миротворца» – это убийцы. Да, в нем есть артисты – за незаконное посещение и концерты в оккупированных Крыму и на Донбассе. А российский список "иноагентов" состоит из людей и организаций, которые не любят Владимира Путина. В Украине нет списка людей, которые не любят Владимира Зеленского. У нас никогда не было списка людей, которые бы не любили Петра Порошенко. Поэтому украинский "Миротворец" и российский список "иноагентов" – концептуально разные. Они его ввели еще и потому, что Украина в определенной степени отбилась. Нельзя российское общество держать в тонусе только одной Украиной. Нужны и внутренние враги. А когда их нет, их надо назначить. Вот они их и назначили.

Или когда они в РФ о цензуре в Украине говорят! Ну, ничего себе, цензура: здесь целая медиагруппа Медведчука функционировала за счет продажи российских углеводородов. Владимир Зеленский это исправил. Молодец. Это главное его достижение. Или одно из главных. Поэтому параллели здесь неуместны.

- Чем украинская ситуация с фактически «спуском на тормозах» убийств Георгия Гонгадзе и Павла Шеремета отличается от российского «спуска на тормозах» убийств Анны Политковской, Бориса Немцова?

- Пропагандисты из РФ подобные истории просто не пускают в информационную повестку дня. О Политковской и Немцове они вообще не вспоминают. Если вопрос возникает, то они отвечают: «Мы же вам нашли исполнителей». А почему вы считаете, что в Украине эту тему спустили на тормозах? С Шереметом просто не нашли убийц. Это печально, но так бывает. Исполнитель убийства Гонгадзе сидит в тюрьме. Заказчик? Ну, с большой вероятностью можно предположить, что слова (пусть и неправильно понятые), которые стали триггером для убийства, были сказаны экс-президентом Украины. Да, жизнь в Украине не идеальна. Все это понимают. Поэтому я считаю, что эти параллели - немного искусственные. В России в принципе невозможно представить, что кто-то в государственном СМИ задаст такой вопрос и получит на него ответ.

- Чем российский тезис «вешать хохлов без суда и следствия» отличается от украинского «хто не скаче, той москаль» или «не заспокоїмося, доки не проїдемо на «Абрамсах» Тверською»?

- На "Абрамсе" собрался ехать только Аркадий Бабченко, а он россиянин, напомню. И к тому же на вооружении ВСУ нет танков «Абрамс». Поэтому на них мы точно не поедем. Это во-первых.

А во-вторых, я ответил бы так: «Вы собираетесь нас вешать, то есть лишить жизни. А мы просто прыгаем. Вот такое у нас развлечение. От майдановского «Хто не скаче, той москаль» не пострадал не то что ни один россиянин, а ни одна другая божья тварь.

- То есть это не звучало тогда «кто не с нами, тот против нас»?

- Я, по крайней мере, этого не почувствовал. В Москве пытались и пытаются раскрутить тему, что Майдан был каким-то антироссийским мероприятием, тем самым пытаясь оправдать свое военное вторжение. Вспомните чушь министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова о том, что на поездах «дружбы» приедут «правосеки», чтобы всех россиян выгнать.

Прошло столько лет, а я до сих пор не знаю, были ли поезда «дружбы». Может, вы знаете? Есть ли хоть один человек с билетом на этот поезд. Где он?

А годы идут. А Лавров до сих пор эту «мантру» повторяет на каждой пресс-конференции с западными СМИ в контексте «Почему вы обвиняете, что мы Крым захватили. Ну, могли и захватили. Бандеровцы же хотели выгнать россиян из него». Поэтому параллели неуместны.

- Как практически официально признанный в Украине термин "русский язык" помогает русскоязычным гражданам Украины защищать его от россиян?

- Здесь я беру таймаут. Дайте мне телефоны украинского Института лингвистики... У нас «русский» и «росіянин» на украинском языке переводится почему-то одним словом. Но россиянин - это гражданин России, а «русские» – этническая принадлежность. В украинском же языке просто нет разницы.

На мой взгляд, надо терминологию исправить. Нельзя говорить «русский мир». Это «российский мир». Ведь они хотят всех «русских» сделать ответственными за то, что творят. В том числе и в Украине.

В Украине люди говорят на том языке, на котором хотят. И "языковой вопрос" в ней исключительно искусственный. Кажется, уже все в Украине пришли к этому выводу. Украинский язык - единственный и государственный. Точка. Хочешь на государственную службу – учи язык. Вот и все.

С другой стороны, если человек, прожив 30 лет в Украине, не знает ее языка, то он, выражаясь словами уже упомянутого министра иностранных дел России, «дебил», и ему не место на госслужбе в Украине. Как не место и в университетах, если он не может учиться на украинском языке. Все просто. Поэтому параллели и здесь неуместны.

- Чем может похвастаться Украина в контексте борьбы с коррупцией в то время, когда в России едва ли не каждую неделю сообщают о взятии под арест очередного топ-чиновника по обвинению во взятке и посадках?

- Потому что в российском случае многое (если не все) зависит от решений Путина. Он лично решает вопрос относительно таких кейсов, большинство из которых – политические. В Украине с борьбой с коррупцией, конечно, пока все не очень солнечно. Однако стоит признать, что шаг за шагом у нас создаются институты, которые в конечном итоге заработают. Если Зеленский проведет судебную реформу, то я так понимаю (хоть я и не большой специалист), что таким образом фактически замкнется вся антикоррупционная система. По крайней мере, мне хочется в это верить. Да, пока все проходит очень медленно.

Необходимо признать, что так называемое украинское глубинное государство просто противится борьбе с коррупцией всеми возможными способами. Потому что когда на Западе, грубо говоря, предлагают: "Давайте мы вам поможем избрать людей, которые вас же будут сажать в тюрьму, если вы что-то украдете", то это глубинное государство кричит: "Нет, это внешнее управление!". А когда нужна помощь Запада в войне с Россией, то о внешнем управлении (это, кстати, российский нарратив) почему-то не вспоминают. Все здравомыслящие люди в Украине это видят и понимают. А в России нет правосудия. Политика и решения одного человека. В Украине, я надеюсь, будут институты. Это намного устойчивее.

- Если Россия оккупировала Крым, часть Донбасса, то где освободительная борьба местного населения? Где подполье, партизанские отряды?

- Во-первых, если РосТВ не говорят, что оккупационные власти проводят карательные операции – это не значит, что их нет. Облавы на тех же крымских татар проводятся постоянно.

Читайте также: Репрессии в России: почему политзаключенных сейчас столько же, сколько было в позднем СССР?

На оккупированных нацистами территориях тоже по-разному было. Кто-то воевал, а кто-то просто выживал. Да, тогда советская власть занималась тем, что с неоккупированной территории проводила диверсии, создавала подполье, партизанские отряды и тому подобное. В Киеве, очевидно, принято решение таким образом не действовать. То есть, мы не взрываем «Крымский мост», не пускаем под откос идущие по нему поезда, не сжигаем дома в стиле Зои Космодемьянской. Хотя, с точки зрения Второй мировой войны, это было бы нормально. Но сегодня ценность жизни изменилась. К тому же нужно сравнивать украинский и российский потенциалы. К чему это приведет? К бомбардировке Киева? То, что я говорю, никоим образом, конечно, не оправдывает российских захватчиков. Сколько лет прошло с момента оккупации Крыма, а вот "скифское золото" почему-то возвращается в Украину, а не оккупированный Крым. А почему? А потому, что время идет, а россияне как были оккупантами в глазах всего мира, так и остаются ими.

- Закончите за Леонидом Кучмой фразу "Украина не Россия", потому что...

- Здесь я ставлю точку. И напишите мою фразу: Украина была, есть и будет. Украина - независимая свободная страна, и все у нас будет хорошо. Я вообще не хочу смотреть на Украину сквозь российскую призму. Украине уже ничего не надо доказывать России. Я искренне желаю ее гражданам жить в мире и согласии с собой, чтобы все у них было хорошо. Но только в рамках международно признанных границ.

Центр стратегических коммуникаций и информационной безопасности

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-