Зачем Шойгу и Путин создают «Пансионы воспитанниц Минобороны РФ»?

Зачем Шойгу и Путин создают «Пансионы воспитанниц Минобороны РФ»?

Укринформ
Пока их только два, в Москве и Петербурге, но обещано разворачивание проекта

Ровно четверть века назад я защитил диссертацию по педагогике. Большую часть прошедшего с тех пор времени считаю то свое занятие практически бесполезным. Однако бывают особые случаи, когда те давние навыки контент-анализа могут пригодиться. Как сейчас.

Мои друзья и коллеги обратили внимание на два странных учебных заведения, существующих в стране-агрессоре – два столичных Кадетских корпуса «Пансион воспитанниц Минобороны РФ». Они не так чтоб сильно известны. Однако довольно жестко обличались в российской прессе в 2016-2019 годах. Периодически те публикации всплывают в украинском сегменте Сети и подвергаются совсем уж нещадной критике, большей частью справедливой, однако не всегда точной в деталях. А между тем оба эти «Пансиона воспитанниц» являются действительно очень интересным феноменом, заслуживающим разбора. И во многом отражающем сущность путинской России.

АРХАИЧНОЕ ВОСПИТАНИЕ В СОВРЕМЕННОЙ ОБЕРТКЕ

Первый такой Пансион был открыт в Москве в 2008 году, второй – в Петербурге в 2019-м. Побродим по их сайтам. Первое, что впечатляет, это ссылка в разделе «Международное сотрудничество», ее стоит привести полностью: «В ФГКОУ “МКК «Пансион воспитанниц»” отсутствуют заключенные договора с иностранными и (или) международными организациями по вопросам образования и науки. Заключение договоров не планируется. Образовательных программ с международной аккредитацией не имеется». Три «ха-ха»...

Глубоко ошибется тот, кто решит, что это какой-то курьез или простая неловкость составителей двух сайтов – зачем выносить на отдельную ссылку то, чего нет? Но нет, дело в другом – это типический образец особого пацанско-дзюдоистско-гэбистского юмора, принятого в российских верхах после прихода к власти путинской группировки. И на самом деле, это едва ли не главное программное утверждение рассматриваемых странных заведений: отгораживание от мирового опыта, в первую очередь – растленно западного.

В остальном же – создается впечатление, что после упомянутых критических материалов в российской прессе – сайты «почистили», убрав самые бредовые пассажи «педагогов»-надзирателей… С другой стороны, стоит отметить, что неправы и те, кто изначально возмущаются формулировкой, что московский Пансион является «экспериментальной площадкой» для неких исследований. Для педагогической науки (если считать педагогику наукой) это нормально – проводить психолого-педагогический эксперимент на базе учебных заведений. Вопрос только в корректности этих исследований и в опоре при их проведении на гуманистическую составляющую.

А вот еще широко цитированный текст с сайта Пансиона – что он совместно с «Институтом изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования» проводит экспериментальное исследование по теме «Гендерный подход в образовании и полоролевом воспитании воспитанниц Московского кадетского корпуса МО РФ». В этой формулировке тяжеловесность – не самое страшное. Хуже то, что это «скрещивание ужа и ежа» и одновременно – ключ к пониманию абсурдности, педагогической ущербности двух дорогостоящих пансионов.

Говоря упрощенно, полоролевое воспитание заключается в архаичном воспроизведении имеющихся стереотипных норм и требований к образованию мальчиков и девочек. Гендерный подход (он же гендерно чувствительный) – более современный, соответствующий окружающему нас миру. В нем акцент делается на индивидуальных особенностях независимо от традиционного представления о роли женщин и мужчин в обществе. Это не значит, что педагог не должен учитывать физиологические и психологические особенности девочек и мальчиков. Суть в другом – в том, что личность ребенка, потребности ее самореализации оказываются выше устоявшихся гендерных стереотипов.

Соответственно полоролевое воспитание – консервирует давние традиции, закрепляет изначальное физиологическое различие в гендерном неравенстве. В то время, как гендерный подход, не отрицая врожденного различия мужчин и женщин, ставит своей целью достижение гендерного равенства.

На примере двух Пансионов видно, как несовременна современная российская педагогика, и как она оказывается такой же гибридной, что и российские войны. Общепринятый приличный термин «гендерный подход» берется тут как форма, обложка, которая наполняется устаревшим содержанием «полоролевого воспитания». Именно поэтому с такими учебными заведениями в РФ приличные зарубежные партнеры и сами сотрудничать не станут. А неприличные – только за хорошие деньги.

Получающийся монстр рассмотрим в последующих главках – в «теории» и на практике.

БУДУЩЕЕ СТРАНЫ ПОБЕДИВШЕГО КОНФОРМИЗМА

Фельдфебельско-минобороновская «теория» хорошо видна на примере материалов двух «Научно-практических конференций “Теория и практика реализации гендерного подхода в образовании”» (2016 и 2018 годов). Вот судьбоносный материал Натальи Нескиной, которая заведует в Московском пансионе отделом воспитательной работы: «Гендерный аспект социализации воспитанниц пансиона МО РФ» (2016).

Цитирую: «Нужно помнить, что мы готовим девочек к жизни в обществе с мужским населением». Черт возьми, прекрасно сформулировано – «общество с мужским населением» – Зощенко обзавидовался бы. Тут очаровывает и «конструктивная неопределенность»: то ли автор имеет в виду, что в российском обществе доминируют мужчины, то ли предполагает, что выпускницы пансиона окажутся в армейском кругу, где мужчин действительно больше.

Но читаем дальше: «В этом обществе они (воспитанницы Пансиона, – ред.) будут не просто равноправными гражданами, они будут женами, подругами и матерями. Именно эта роль воспитанниц накладывает на нас, педагогов, особые задачи: воспитание женщины – матери, женщины – общественной деятельницы и хранительницы семейных, а значит, и государственных традиций».

Ну, вы поняли: «не просто равноправные граждане» – это, по мнению, главного воспитателя Московского пансиона – «жены, подруги и матери». И всё, точка… Вот если кому-то были нужны примеры самого дремучего полоролевого воспитания – то это оно самое.

Второй важнейший пункт в материале Нескиной: «Успешная социализация воспитанниц обуславливается тремя факторами: ожиданиями; изменениями поведения; стремлением к конформизму». Зацените! В качестве важнейшего фактора «успешной социализации» назван… даже не просто «конформизм», это было бы еще полбеды, а «стремление к конформизму»! То есть ты не просто должна во всем соглашаться, но обязана старательно вырабатывать в себе стремление к принципиальному соглашательству. Психологический садизм какой-то. И это в подростковом возрасте, когда личность начинает остро осознавать свою особость в мире, противопоставленность (не обязательно в конфликтном смысле) всем остальным.

Правды ради, скажем, что не все материалы в сборнике I конференции, проведенной в 2016 году, столь же пещерные. Так что и к следующей конференции-2018 главвоспитательница Пансиона при подсказке более грамотных специалистов подготовила материал уже не столь саморазоблачительный, а значит куда менее интересный.

Но это же – лишь обложка. А сама суть «воспитательной» работы, ее и коллег, думается, не изменилась. И суть эта хорошо отражена в рассказах тех, кто побывал в стенах Пансиона, в том числе воспитанниц.

ДОБРОВОЛЬНАЯ И ДОРОГОСТОЯЩАЯ ТЮРЬМА

При знакомстве с критическими материалами о «Пансионах воспитанниц» показательны уже одни только заголовки-подзаги и названия рубрик.

● «Рубрика «Другое. Случаи. Репортажи». Трусы по расписанию (меняют, – ред.), уроки танцев, увольнительные и встречи с кадетами. В закрытой женской школе Минобороны». 30.03.2016.

● «Рубрика «Власти». Шойгу и девочки. Минобороны открывает в Петербурге первую женскую общеобразовательную школу». 27.07.2019.

● «Рубрика «Личный опыт». Я сбежала из пансиона Министерства обороны для девочек. “Я – прутик, выпавший из веника”», 02.08.2019.

● «Рубрика «Власть». Пансион воспитанниц Минобороны больше похож на тюрьму. За забором запретов», 09.09.2019.

Сразу замечу, что заголовок «Шойгу и девочки» был дан исключительно для привлечения читательского внимания, никакой сущностной фривольности в материале нет.

Обстановка же в Пансионе такая – ограда по периметру, высокий забор с острыми пиками над ним и два КПП для входа/въезда. (Это все – про московское учреждение. Питерское, как недавно открывшееся, пока еще не описано. К тому же, согласно недавно принятым в РФ запретам и законам, писать о любом учреждении Минобороны стало просто опасно – чревато делами). Пребывающие в нем девочки-девушки 5-11 классов находятся под постоянным надзором воспитательниц и камер наблюдения – их много во всей внутренней территории двора и в корпусах. В комнатах для проживания, где живут по две девочки, вроде бы, нет. Но имеется подозрение, что там есть прослушка.

Государство берет на себя полное обеспечение воспитанниц – питание, стирка, медицинское обслуживание, урочное и внеурочное обучение (в многочисленных кружках и студиях, спортивных секциях), походы в театры-музеи, встречи с известными людьми, вплоть до президента РФ. Их убеждают в том, что они – «будущая элита России». И действительно для девочек, приехавших из дальних гарнизонов, возможность оказаться в Москве, получить такое разнообразное и качественное образование кажется перспективной в смысле социального лифта. (Так что конкурс для поступления – 4-5 человек на место).

Но взамен нужно согласиться с тем, что тебя, твою психику будут ломать через колено, в полном соответствии с принципом «стремления к конформизму». В Пансионе процветают стукачество и наказания – не физические, но моральные – отчитывание перед строем за мельчайшие наказания. А получить их просто, поскольку регламентирования, запретов здесь очень много. Подъем в 6:50, отбой в 21:30 (с седьмого класса – на час позже). После отбоя запрещено проявлять любую активность, в том числе, скажем, сходить в душ. Телефоном разрешается пользоваться не более получаса в день. Предусмотрены особые меры информбезопасности при входе в интернет и соцсети.

Увольнительные – раз в месяц (каждой воспитаннице выделяется 1 тыс. руб.), к КПП приходят родители (или иные доверенные лица) и потом приводят воспитанницу обратно в 21:00. На КПП – строгий досмотр всех личных вещей. Кстати, досмотр возможен и в любое другое время. (В таких условиях какая-нибудь шоколадка, контрабандно принесенная «с воли», в стенах Пансиона становится ценнейшей валютой).

Запрещена персональная одежда – все ходят в одинаковой, предоставленной государством. Запрещены любые прически, кроме стандартно заплетенных тугих косичек. Конечно же, не разрешена и косметика. Половое воспитание почти исключительно – теоретическое. Дискотеки – лишь «несколько раз в сезон» и то, на них могут привести жалких 15 суворовцев на параллель в сто девушек. Если увидят поцелуй во время танца – это потом будет разбираться на построении…

ПОНТЫ ПОД ЛИЧНЫМ КОНТРОЛЕМ ПУТИНА

Стоит отметить, что некоторое противоречие заложено в Пансионах изначально – на концептуальном уровне. С одной стороны, в соответствии с «полоролевым воспитанием», готовят, прежде всего, верных жен и примерных матерей. Но с другой, стараются дать высококачественное образование. Кроме того, у Пансионов имеются прямые контакты с престижными вузами: МГИМО, Бауманка, МГУ… Да и Шойгу на выступлении перед воспитанницами говорил, что надеется на их присутствие в российских ВС. То есть, речь идет не только о семейной самореализации, но и возможностях карьерного роста…

Первый пансион, московский, создавался еще при прошлом российском министре обороны Анатолии Сердюкове. Изначально он задумывался как образцово-показательный социальный проект – только дочери военных из отдаленных гарнизонов, дети из неполных и многодетных семей, дочери участников боевых действий и погибших военнослужащих. Но в стране с избытком нефтедолларов – понты, маскируемые под амбициозность, вполне естественны. Тем более с правителем, косящим под русских императоров. Оттого со временем и вспомнили про Смольный институт благородных девиц, назвав его предтечей нынешних заведений.

Московский пансион открывался на территории бывшего факультета военных дирижеров, в районе Москвы, где много военных учреждений – вдоль Хорошёвского шоссе. (Кстати, знаменитый «Аквариум», то есть корпус ГРУ, от пансиона совсем близко – в одном километре).

Совсем другая история – с Петербургским Пансионом. Здесь имелся масштабный проект одного из путинских олигархов Аркадия Ротенберга – спортивный клуб дзюдо «Явара-Нева», почетным президентом которого является сам Путин. Шикарное многофункциональное здание в виде двух лепестков строилось для него на Бычьем острове, возле дорогущего долгостроя, футбольной «Зенит-Арены», возведенной по соседству.

И вдруг в 2018 году это «детище Владимира Владимировича» (слова Ротенберга) было отдано под девичий Пансион. Взамен Минобороны отдало олигарху два значительных участка в Южном Чертаново и на все том же Хорошёвском шоссе (что с избытком возместит ему затраты).

УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ЭЛИТА? ФРЕЙЛИНЫ ПРИ ДВОРЕ? МЕДОВЫЕ ЛОВУШКИ?..

И все-таки – зачем нужны путинской России такие странные учебные заведения? (А уже есть обещания, что они будут строиться и в других регионах – в Сибири, на Дальнем Востоке).

Ну, во-первых, пацански-романтические грезы самого президента РФ. Для человека, образный ряд которого сводится к мультику «Маугли», комедиям Гайдая и песне из фильма «Щит и меч», – это естественно. Полезно также вспомнить, что он шел к власти в 1999 году под звуки и слова песни, написанной годом ранее: «Балы. Красавицы. Корнеты. Шулера. / И вальсы Шуберта, и хруст французской булки, / Любовь, шампанское, закаты, переулки, / Как упоительны в России вечера!».

Во-вторых, нынешние правители «путинского гнезда», кажется, не совсем правильно понимают словосочетание «политическая элита». Не как гуманитарный термин, а, скорее, в ницшеанском духе. Они уверены, что их коррупционные миллиарды долларов – не плод «захвата государства» сплоченной группой гэбистов-дзюдоистов, а закономерность, неизбежность, признание мирозданием их выдающихся качеств. Соответственно они собираются править вечно, если уж не своим бренным телом, то руками своих детей, внуков и правнуков. А в таком случае – ну как же без «Смольного института XXI века», поставляющего, в том числе, и фрейлин ко двору.

В-третьих, важной представляется и сугубо утилитарная роль Пансионов. Многостороннее, высококачественное образование в сочетании со строжайшей дисциплиной. Это же прекрасное сочетание для подготовки управленческих кадров разного звена не только для Минобороны, но и во все силовые структуры РФ, где есть широчайший набор специальностей: финдеятельность, журналистика, программирование, в конце концов – оперработа. И что с того, что при такой «педагогике» калечатся души и психика сотен, тысяч девчонок. Те, кто пройдут отсев, действительно могут стать милитаризованной «элитой». А если к этому добавить еще и постоянную, с 5-го класса, привычку к стукачеству, ежесекундную осторожность, хитрость и изворотливость, то… Постойте, так ведь получается, что это также и идеальный отбор для шпионских кадров. Я, конечно, не хочу сказать, что после тщательного отбора «элитные девушки»; эстетически подкованные и начитанные; музыкально и хореографически развитые; имеющие стрелковую подготовку и владеющие приемами тхеквондо (или самбо, или дзюдо); знающие 2-3 иностранных языка (из набора – английский, французский, немецкий, китайский); знакомые с этикетом и даже аристократической конной выездкой – в дальнейшем могут использоваться ГРУ в качестве «медовых ловушек», агенток… Сказать, действительно, не могу, но предположить – вполне!

Кстати, возвращаясь к «международному сотрудничеству». При запрограммированном его отсутствии не удивительно, что в Википедии совсем мало статей о «Пансионе воспитанниц». Точнее – всего две, одна на русском языке, а вторая – с одного раза угадайте на каком? Правильно – на китайском! И вот любопытно понять истоки такого интереса. Чего тут больше – военного союзничества или разведческого соперничества?

Ну, и последнее – описанные модели пансионов, очень похожие на ожившую антиутопию, великолепно отражают представления Путина, Шойгу & Co о прекрасном (не зря министр обороны на торжественном открытии питерского филиала сказал – тут, мол, будет вырастать «поколение мечты»). Тотальный контроль и слежение (привет Синьцзян-Уйгурскому автономному округу КНР). Абсолютная подчиненность («стремление к конформизму»). Лицемерная высокая духовность/нравственность (понимаемые, в том числе, и как сексуальная закрепощенность). Одновременно развитие врожденной одаренности в разных сферах – гуманитарной, художественной, спортивной, технической, естественнонаучной. Это то, что Путин & Шойгу и их преемники ждут в подведомственной популяции и ее элитах.

Так что эти два Пансиона – словно две капли воды, по которым после анализов можно установить едва ли не все характеристики «Российского моря».

Олег Кудрин, Рига

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-