Веревка для Вучича: чем обернулся для Сербии газовый союз с Россией

Веревка для Вучича: чем обернулся для Сербии газовый союз с Россией

Укринформ
Тесные связи с Москвой могут приносить ситуативную выгоду, однако будут иметь печальные стратегические последствия

В начале октября президент Сербии Александар Вучич заявлял, что без российского газа ему пришлось бы «взять веревку и повеситься». А с ним сербы смогут в мороз ходить по квартире в майках и шортах. Когда он узнал новую цену за этот российский газ, снова появилась причина схватиться за веревку. На этой неделе он летит в Москву, чтобы попросить ее снизить.

Хотя Россия с Сербией считаются союзниками, это не союз равных. Это некое асимметричное объединение, в котором Москва постоянно демонстрирует свое доминирование. Она использует Сербию ради своей выгоды, продавливая свои интересы, не особо учитывая интересы союзника.

Сербия предоставила "Газпрому" мажоритарные пакеты акций своей крупнейшей нефтегазовой компании NiS, а также заключила другие соглашения, которые тесно связали страну с поставкой российских энергоносителей. Вопреки противодействию со стороны ЕС и США, Сербия по инициативе России построила так называемый «Балканский поток» – участок газопровода для поставки природного газа в ряд балканских стран в обход Украины, который соединил «Турецкий поток» от границы с Болгарией до границы с Венгрией. Именно об этом решении Вучич сказал, что если бы на него «не хватило смелости», то пришлось бы взять в руки веревку. Мол, все хотят зимой ходить по квартире в майках и шортах, для этого нужен газ, а где же его еще взять, как не в России.

Вучич назвал "смешными" утверждения, что Россия использует энергетику и поставки газа как инструмент давления. Впрочем, ему самому теперь не до смеха.

По состоянию на сегодня российская сторона предложила Белграду покупать газ по цене 790 долларов за 1 тыс. куб.м. Поставки газа по этой цене должны начаться с 1 января 2022 года. Это почти втрое дороже, чем Сербия платит сейчас.

Вучич сообщил, что Россия предложила формулу, согласно которой цена на 70% рассчитывалась бы по биржевой стоимости и на 30% – по нефтяной формуле. Сербия предлагает сделать наоборот: чтобы цена на 70% рассчитывалась по нефтяной формуле и на 30% – по биржевой стоимости. В таком случае страна будет покупать газ по 510 долларов. "Но мы это тоже не можем оплачивать", – отметил Вучич.

Президент Сербии рассчитывает на то, что ему удастся договориться с Россией. "Я вам говорю сейчас: я знаю Путина, и у нас будет самая выгодная цена. Я с ним еще не говорил, только буду разговаривать, но у нас будет самая низкая цена", – говорит Вучич.

Их встреча назначена предварительно на 25 ноября. На повестке дня главным вопросом будет сотрудничество в энергетической сфере, в частности обсуждение условий будущего газового соглашения. Открытым остается вопрос – что Белград предложит (чем уступит в политическом и экономическом плане) Кремлю.

Желание Кремля можно разделить на программу-максимум и программу-минимум – или «духовные» и материальные потребности.

Что касается первой группы желаний, ее официально не объявляют, представляя просто как vox populi, народные рассуждения:

● «Еще Крым российским не признал, а уже цена на газ не устраивает».

● «Вучич на братских чувствах играет и хочет цену, как для Беларуси? Прекрасно. А сделать Сербию Союзным государством вместе с Российской Федерацией он не хочет? Халявы не будет, устали уже».

● «Если они не могут платить, то кто будет платить за них России? Пусть входят в состав России тогда, мы же не против».

Также у Кремля, вероятно, есть тайные надежды на то, что «Россия расколет замерзшую без газа Европу». По крайней мере, на эту тему пишет одно из пропагандистских изданий. Они ссылаются на заявление Вучича, что Сербия может запретить экспорт электроэнергии, чтобы «у людей были теплые дома». И размышляют, кто еще мог бы последовать их примеру.

В отличие от "духовных" потребностей, о второй части желаний, сугубо материальной, в России говорят более откровенно. Там не могут простить Сербии прошлогоднего "Вашингтонского соглашения" (хотя официально Россия его приветствовала, неофициально называла из-за него Сербию "инструментом игры США против России и Китая"). А также того, что Сербия имеет официальный статус страны-кандидата на вступление в ЕС.

Итак, программа-минимум заключается в следующем:

Предоставить дипломатический статус для сотрудников Российско-сербского гуманитарного центра в Нише – на Западе его считают мощной российской шпионской базой.

Отказаться от планов по диверсификации поставок энергоносителей – в чем нуждается от Сербии ЕС.

● Пойти на конфронтацию с ЕС, не подчиняться европейским правилам – Сербия вместе с Украиной является участником Энергетического сообщества, страны-члены которого берут на себя обязательства в области энергетики, согласно которым создают нормативно-правовую базу в соответствии с европейскими стандартами.

Продать нефтехимическую компанию HIP-Petrohemija – стратегическое предприятие, единственный в Сербии производитель полимеров и синтетического каучука.

Как отмечало балканское издание Direktno, Вучич является, пожалуй, единственным главой государства в мире, который «угрожает повеситься, когда оказывается в ситуациях, с которыми не может справиться или которые он не контролирует». В 2019 году он говорил по другому поводу, что ему хочется «повеситься на ветрогенераторе».

Можно предположить, что легкими переговоры Вучича с Путиным не будут.

Но, как утверждает Дэниел Сервер, профессор Университета Джона Хопкинса и эксперт по балканской политике, Вучич уже выбрал свою сторону: он ввел в стране автократию и сосредоточил свою внешнюю политику на Востоке. И повторяет кремлевские мантры относительно текущего газового кризиса, обвиняя в нем Европу. А Путина называет "кингмейкером" – мол, он может "влиять - кому, по какой цене и насколько поднять цену".

В целом, Сербия "смотрит на Восток". Что заставляет экспертов задаваться вопросом: «Справедливо ли со стороны ЕС предлагать членство все более антизападной Сербии, отказывая в этом Украине, где граждане верят в ЕС, смотрят на него и надеются на будущее, которое гораздо ближе к Западу, чем к России?»

Российские СМИ настойчиво распространяют дезинформацию о том, что Россия является главным экономическим благотворителем Сербии. Хотя, по информации Центра анализа европейской политики, ее торговля и инвестиции в эту страну не только мизерные по сравнению с европейскими, но и базируются преимущественно на непрозрачных сделках, которые приносят пользу лишь коррумпированным политикам.

Может ли принести пользу Сербии то, что Россия использует ее в качестве маленького винтика своей большой геополитической игры? Слишком тесные связи с Москвой могут способствовать кратковременной ситуативной выгоде, но они имеют печальные стратегические последствия. Об этом красноречиво свидетельствует пример Беларуси: ценой за объятия с Путиным является превращение в изгнанника и потеря будущего.

Центр стратегических коммуникаций и информационной безопасности

Фото: из открытых источников

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-