Роман Шимонов, гендиректор канадской компании “Roshel”, поставляющей бронеавтомобили в Украину
Мы готовы работать в три смены без выходных, чтобы обеспечить победу ВСУ
21.07.2022 16:14

Ещё до российского полномасштабного вторжения Канада была одним из лидеров глобальной коалиции на поддержку Украины. После начала войны она только закрепила свою роль, предоставив Украине финансовую, гуманитарную и военную помощь на более чем 3 млрд долларов. В одном из пакетов канадской оборонной помощи были бронированные автомобили “Senator” производства компании “Roshel”. Её генеральный директор и основатель Роман Шимонов рассказал Укринформу, как его компания делает всё возможное для приближения победы Украины.

С НАЧАЛА ВОЙНЫ МЫ УДВОИЛИ ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ МОЩНОСТИ И ПЛАНИРУЕМ УВЕЛИЧИТЬ ИХ ЕЩЕ В ДВА РАЗА

- Для начала хотел бы узнать, почему именно вашей технике правительство Канады отдало предпочтение для отправки в Украину?

- До полномасштабного российского вторжения в Украину наша компания была сфокусирована на рынке Северной Америки. Основными нашими клиентами были и до сих пор остаются Госдеп и пограничные войска США, НАСА, а также другие госведомства. Когда началась война, мы поняли, что надо быстро переориентировать своё производство для помощи ВСУ, и заблаговременно подготовили всю логистику, чтобы быстро и эффективно производить бронетранспортёры и дать возможность странам НАТО закупать их у проверенного поставщика. Подготовившись заранее, у нас была возможность удвоить производственные мощности, чтобы реагировать на растущие потребности. Один из самых важных маркеров для правительства при закупке военной техники – это прошлые результаты. Министерство обороны Канады либо США не будут закупать кота в мешке, им нужно чётко понимать, использовался ли этот автомобиль в прошлом, какими структурами, и, самое главное, справился ли он с поставленными задачами. Получение того заказа очень сильно мотивировало нас выпускать больше автомобилей для украинской армии.

Сейчас мы работаем в три смены, выйдя на выпуск двух автомобилей в день, и планируем ещё в два раза увеличить производство в ближайшее время. Мы прекрасно понимаем, что бронированные автомобили нужны Украине как можно быстрее. Идёт война, а у неё нет выходных и отпусков, поэтому военные не могут ждать поставок годами. Учитывая отзывы наших клиентов, в том числе американских госагенств, и наработанные годами доверительные отношения, наши автомобили выбрали для передачи украинской армии. Публично сообщалось об одном таком факте, но мы работаем и по другим направлениям, о которых я, к сожалению, по понятным причинам говорить не могу.

- Правильно ли я понял, что на протяжении полугода спрос на вашу технику вырос в четыре раза?

- Он действительно вырос в разы, но мы понимаем, что, к сожалению, потребности будут расти, ведь война не закончится в ближайшие дни. Бронированные автомобили, в особенности наши мультифункциональные платформы, позволяющие перевозить как людей, так и различное оборудование, всегда требуются в больших количествах. Они намного дешевле, чем специальные военные автомобили, стоимость которых доходит до миллиона долларов. Наши машины не заменят БМП или танки, но их маневренность и грузоподъёмность позволяют выполнять широкий спектр задач: от патрулирования до эвакуации и конвоирования грузов специального назначения.

- То есть ваша техника, по сути, двойного, а не только военного предназначения?

- Наши бронемашины могут быть оснащены разными системами и иметь различное предназначение. Оборонительные версии могут использоваться для перевозки раненных, эвакуации военных и гражданских, для командно-контрольных пунктов, выполнения задач в труднопроходимой местности. Мы также выпускаем модели, оснащённые боевыми модулями, позволяющими вести огонь по вражеским позициям с разных калибров. Мы оснащаем наши автомобили, исходя из запросов клиентов, и есть много решений, которые зарекомендовали себя в зонах активных боевых действий.

- Всё же увеличение производства было огромным. Все ли автомобили идут в Украину?

- Скажем так, что они идут в том направлении. Соседи россии и страны бывшего Варшавского договора прекрасно понимают, что рядом с ними находится агрессивный сосед с ядерным оружием, империалистические амбиции которого не заканчиваются на Украине, а ценности, мягко говоря, отличаются от европейских. Правительства, которые не понаслышке знают, как россия поступала с непокорными ей странами, прилагают максимальные усилия, чтобы обезопасить себя и своих граждан от возможных будущих атак.

- С момента объявления министром обороны Канады Анитой Ананд решения о закупке для Украины восьми ваших машин, другой внешней коммуникации на эту тему не было. Поэтому хотелось бы узнать, где сейчас эти автомобили?

- Они уже в Украине, и мы находимся на постоянной связи с их конечными пользователями. Отзывы, которые мы получаем, – очень позитивные. Эта обратная связь для нас важна, так как опыт людей, которые эксплуатируют технику в боевых условиях – очень ценный. Эта информация позволяет нам улучшать автомобили и собирать новые под нужды ВСУ.

“ROSHEL” АКТИВНО НАБИРАЕТ НА РАБОТУ БЕЖЕНЦЕВ ИЗ УКРАИНЫ

- Помогаете ли вы лично либо сотрудники вашей компании Украине другими способами, кроме хорошего выполнения своей непосредственной работы?

- Да, конечно. Наш взнос в победу не ограничивается предоставлением бронемашин. Мы сейчас очень активно набираем на работу беженцев из Украины, в особенности женщин и пожилых людей. Наш завод находится в Миссиссоге (пригород Торонто – ред.), где хорошо представлена украинская община. Мы не понаслышке знаем про войну и к вопросу помощи украинцам подходим комплексно, считая это своим долгом. Мы готовы поддерживать их так долго, сколько понадобится для восстановления территориальной целостности и суверенитета Украины. Мы также способствуем контактам между производителями персонального защитного обмундирования в Северной Америке и конкретными украинскими ведомствами. Многие компании хотят помочь Украине, но не знают, куда обращаться, и в чём нуждаются ВСУ. Мы их связываем напрямую, чтобы они могли безвозмездно помогать.

- Сколько людей работает на предприятии и есть ли статистика, сколько из них как-то связаны с Украиной?

- Наш штат увеличивается ежедневно, в том числе за счёт беженцев с Украины. Например, в отделе по производству электрокомпонентов уже работают женщины и пожилые люди, недавно приехавшие из Украины, так как в этом отделе не требуется физическая сила, как, например, в машиностроении или металлообработке. На такие позиции мы активно набираем людей и если среди ваших читателей найдутся те, кто ищет работу на производстве, то мы будет рады пригласить их к нам на завод. Украинцы, которые уже у нас работают, очень мотивированны, ведь они знают, куда идут наши автомобили.

ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ РЕЧЬ О КОНКУРЕНЦИИ И КОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЯХ НЕ ИДЕТ

- Учитывая быстрое сближение Украины с НАТО, есть ли у вас планы относительно производственной кооперации с Украиной?

- Украина славится на весь мир своими высококвалифицированными кадрами, и нам бы было очень интересно открыть производство, позволяющее обслуживать наши автомобили в непосредственной близости от того, где они используются. Мы открыты к рассмотрению различных вариантов, в том числе запуска нашего производства и центра техобслуживания в Украине либо неподалёку от границы. У нас уже есть договора на обслуживание нашей техники, но открытие собственного предприятия дало бы нам возможность ремонтировать не только автомобили “Roshel”, но и бронетранспортёры других производителей. Конечно, есть ряд объективных причин, по которым многие компании боятся заходить сейчас на украинский рынок и инвестировать в новые мощности, но мы готовы рассматривать любые приемлемые варианты, которые позволили бы нам ещё быстрее и эффективнее помогать ВСУ.

- Уверен, вы очень внимательно следите за конкурентами, которые есть, в том числе, и в Украине. Насколько украинский оборонно-промышленный комплекс конкурентен на глобальном рынке?

- Во время войны речь не может идти о конкуренции и коммерческих целях. Все силы и ресурсы должны быть направлены на то, чтобы предоставить ВСУ максимальное количество качественной техники, необходимой для отражения атак и безопасной транспортировки личного состава. После завершения войны, когда украинское государство перейдёт на новый этап экономического роста, мы сможем говорить о конкуренции. Сейчас же мы готовы и дальше работать в три смены без выходных и праздников, чтобы ВСУ как можно быстрее получили наши броневики.

- Стоит ли другим канадским компаниям оборонного комплекса последовать вашему примеру и увеличить производственные мощности?

- Если у них есть нужные и конкурентоспособные решения, то ответ однозначно положительный. Но я не считаю, что это должны делать только канадские бизнесы. Все компании, которые могут быть полезными и хоть чем-то помочь Украине, должны приложить к этому максимум усилий. Нельзя сидеть в стороне – нужно помогать любыми способами.

ХОТИМ ПОМОГАТЬ УКРАИНЕ ДО ПОБЕДНОГО КОНЦА

- Какой ваш опыт сотрудничества с украинским государством? Вы говорите на одном языке или имеют место недопонимания?

- Я бы назвал наш опыт позитивным. Большинство людей, с которыми мы контактировали, осознают, что сейчас не время для политических игр и долгих бюрократических процессов. Все силы должны быть брошены на благо страны, укрепление обороноспособности, поставку нужной техники для ВСУ. Никаких недопониманий ни с нашей, ни с украинской стороны нет.

- Кроме этих восьми автомобилей, я нигде не встречал информации о том, сколько вообще “Senator” есть в Украине. Насколько хорошо ваша техника представлена в стране?

- Точной цифры я назвать не могу, так как это очень чувствительная информация. Но если в общем говорить про наши автомобили, которые уже представлены в Украине или окажутся там в ближайшем будущем, то речь идёт о сотнях.

- Они закупаются за счёт Украины или третьих сторон?

- На этот вопрос тоже ответить не могу, так как не считаю, что эту информацию нужно озвучивать публично. Самое главное, что наша техника строится и доставляется вовремя. ВСУ знают, что могут на нас рассчитывать.

- В завершение хочу ещё раз спросить о благотворительности. Турецкая компания-производитель беспилотников Байрактар с начала войны подарила Украине уже четыре дрона. Может ли Украина рассчитывать на подобную щедрость “Roshel”?

- Как и “Baykar”, мы тоже помогаем безвозмездно чем можем. В начале войны мы сделали подарок, о котором я не могу рассказать, но мы предоставили ВСУ очень нужные решения, которых на тот момент у них не было. Мы надеемся, что сможем и дальше так делать, так как хотим помогать Украине до победного конца.

Максим Наливайко, Миссиссога

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-