Ферма, сыроварня, пекарня и их «особый» персонал

Ферма, сыроварня, пекарня и их «особый» персонал

Укринформ
На Львовщине батюшка Михаил Сукмановский с женой обучают детей с синдромом Дауна и аутизмом основам профессии сыродела

Золочев - небольшой город с населением около 20 тысяч. Здесь все знают друг друга, поэтому без внимания не остаются семьи, в которых есть дети с особыми потребностями. И здесь горожане, как и везде, делятся на три категории: те, что помогают (таких мало), те, кому безразлично, и те, которые осуждают и даже боятся.

Священник УГКЦ Михаил Сукмановский с женой Оксаной - коренные золочане и неугомонные альтруисты. Имея своих двух взрослых, здоровых и успешных дочерей, не закрыли глаза на потребности людей с инвалидностью, а поднимают эти проблемы на государственном и международном уровнях.

Так, отец Михаил открыл при церкви Блаженного Николая Чарнецкого в Золочеве приходской дом, где занимается детьми с особыми потребностями. За десять лет работы БФ «Милосердный самарянин», руководителем которого является Сукмановский, удалось реализовать ряд инициатив: «Свечная мастерская», «Соляная комната», «Не бойся, только верь», «Мини-хлебопекарня», «Класс раннего развития ребенка» ... А в этом году воплотили в жизнь уникальный для Украины проект - «Педагогическая ферма для детей и людей с особыми потребностями», при которой создали сыроварню. Здесь учат людей с синдромом Дауна и аутизмом профессии сыродела и дают возможность дальнейшего трудоустройства.

Укринформ отправился в Золочев, чтобы побывать на единственной в Украине сыроварне при педагогической ферме, больше узнать об инициативах Михаила Сукмановского, а главное, выяснить, насколько реальны планы трудоустройства людей с инвалидностью и как эту инициативу можно развивать на государственном уровне.

ВЗРОСЛЫЕ «ДЕТИ» С НЕДЕТСКИМИ ПРОБЛЕМАМИ

На красивом дворе храма Блаженного Николая Чарнецкого расположился приходской катехитично-реабилитационный центр, в нем же функционируют БФ «Милосердный самарянин» и БФ «Каритас-Золочев УГКЦ». Именно сюда приходят все нуждающиеся и к каждому здесь относятся с любовью и семейным теплом.

Первым нам навстречу выбегает парень с причудливой игрушкой в ​​руках, обнимает, прижимается, начинает гладить по плечу, приветствует и, не скрывая невероятной радости, едва понятным языком объясняет, куда нам пройти. Он высокий, ему почти 40 лет - вроде взрослый. Но с лица не сходит искренняя и какая-то детская улыбка. У этого мужчины - синдром Дауна.

«Это Василько, он так проявляет уважение. Если он так прижмется, то значит, что доверие есть», - говорит отец Михаил.

Василько
Василько

И добавляет, проводя нас в центр, где собралось уже около десяти человек, что сообщество занимается с детьми, имеющими только врожденные пороки. Потому что это категория людей наиболее пораженных.

«Они пришли в этот мир такими по воле Божией и являются полноценными членами социума. Мы не можем их отвергать. В европейских странах опека над такими детьми в приоритете у первых людей государства, а у нас эти дети - как бремя общества», - с грустью рассказывает священник.

Приход Николая Чарнецкого основали в Золочеве в 2005 году, а с 2008-го при нем открыли благотворительное сообщество «Милосердный самарянин». Здесь опекают более чем 60 семей, в которых есть дети с особыми потребностями.

«Мы уже давно следили, смотрели на таких детей, с болью переживали, как их воспринимают в обществе. И решили, что будем им помогать. Батюшка рассказывал, как он, когда на Иордан ходил окроплять жилище, видел, что много таких детей просто закрыты в семьях, им некуда деться, выйти. И мы задумались, что можем для них организовать досуг», - говорит жена священника Оксана.

В свое время женщина работала в социальной службе, помогала одиноким старикам, но, когда появилось сообщество, оставила работу и помогает мужу во всех его проектах и ​​инициативах.

«Мы увидели глобальные корни этой проблемы. Хотим создать нечто такое, что будет полезно не индивидуально только для одного ребенка, а - для многих», - добавляет священник.

Наш разговор с батюшкой постоянно прерывают его подопечные. Они нуждаются в общении, внимании и занятости. А еще с нетерпением ждут, когда же мы уже отправимся на ферму, потому что это для них приключение и ощущение нужности.

«Мы называем их «детьми», потому что несмотря на возраст и физическое развитие, у них детское восприятие мира, они как открытая книга и очень эмоциональные. Если мы уделим больше внимания Васильку, Ганнуся начнет сразу плакать. Или делать какие-то такие вещи, чтобы привлечь внимание», - рассказывает батюшка.

Ганнуся
Ганнуся

Пока нет дождя (а погода в мае на Львовщине непредсказуемая), необходимо как можно быстрее ехать на ферму, в селе Подгорье, в 17 километрах от Золочева. После ливня, по словам священника, туда заехать сложно, потому что последние несколько метров пути просто превращаются в сплошное болото.

СЫРОВАРНЯ КАК ОБУЧЕНИЕ, РЕАБИЛИТАЦИЯ И РАБОТА

«Нам повезло! - говорит отец Михаил, когда мы подъехали к ферме в Подгорье, - Обычно в дождливую погоду приходится выталкивать автобус с детьми из болота. Эта дорога - это наша больная проблема».

В районной администрации до выборов обещали помочь, планировали подписать меморандум о сотрудничестве, но власть изменилась - и этот вопрос завис. Священник написал письмо во Львовскую ОГА, ждет ответа уже два месяца.

«Сам председатель Общества украинцев Люксембурга обращался к премьер-министру Шмыгалю во время его визита с просьбой помочь сделать дорогу в Подгорье - тут же всего 700 метров от дома до трассы. И нет нам помощи. Удивительно, потому что такие проекты всегда были под патронатом президента и его жены», - рассуждает Сукмановский.

Маленькая европейская страна на самом деле уже сделала большой вклад в развитие украинской глубинки. Именно благодаря гранту от Люксембурга (250 тыс. евро, 60% из которых были профинансированы этим государством), организации удалось достроить дом с учебными классами, комнатами для отдыха и помещениями для сыроварения. А также построить ферму и закупить животных для развития и реабилитации детей.

На ферме, которая поражает чистотой и хозяйственным подходом, живут 30 овец, две кобылки, 8 коз и козел Арсен, козлята, нутрии, пара пони, 5 петушков и 44 курочки. Хозяйкой себя здесь чувствует кошка Мурка, она - самая  первая жительница фермы. Удивительная и живая аттракция - альпака Ирис, который похож на ламу, только значительно милее. Его привезли из Могилева-Подольского.

Цап Арсен
Козел Арсен

«Мы бы очень хотели иметь девочку-альпаку, ведь ему самому грустно. Но пока не получается, ведь мальчик наш стоил 1300 евро. Это животное очень хорошее для реабилитации, потому что даже люди, которые боятся зверей, когда только посмотрят на него, сразу хотят погладить», - говорит священник.

Альпака Ірис
Альпака Ирис

Охраняет это немалое хозяйство пара польских подгалянских овчарок Белла и Себастьян. Это пастушьи собаки, они хорошо следят за стадом.

Себастьян
Себастьян

Дети с особыми потребностями от фермы просто в восторге, они гладят, обнимают, целуют животных, но кроме того еще и ухаживают, кормят, убирают конюшни.

«Мы впервые оказались здесь в начале зимы, и не могу передать тот восторг, который был у сына. Я сама, как приехала с фермы, то те эмоции просто зашкаливали. Животные очень домашние, не агрессивные. Они даются гладить, кормить с рук, и дети радуются. Они сюда едут с большим нетерпением и радостью. Тарас постоянно спрашивает дома: когда мы едем?», - рассказывает Наталья, мама парня с синдромом Дауна. Карантин, говорит, был большим испытанием, потому что должны были удержать сына дома.

Ферма - не просто игрушка. Она дает таким людям возможности для развития. Например, пока мы знакомились со зверушками в конюшнях, вблизи на небольшой полонине родился ягненок. Это одновременно и праздник, и ответственное событие. Дети сквозь тернии, под гору наперегонки бежали, чтобы увидеть новорожденного. Для обычных людей это приятные эмоции, а для особых - просто эйфория.

«Мы как-то так закрутились с фермой, а потом подумали: овцы, козы - есть молоко. Сейчас, правда, не так много, потому что рождаются маленькие, и часть идет на их вскармливание. И мы решили перерабатывать молоко. Но для начала следовало этому научиться. Поэтому мы с батюшкой нашли и поехали на курсы в Киев на несколько дней», - рассказывает об идее запуска сыроварни при ферме Оксана Сукмановская.

Оксана Сукмановська
Оксана Сукмановская

Взяли на работу трех местных женщин, которым постепенно передают опыт. Сначала научили делать камамбер и бри, позже качоту, гауду и сыры с голубой плесенью, сейчас - этап сулугуни и моцареллы. Сегодня здесь изготавливают 10 видов сыра, экспериментируют с добавлением томатов, лаванды, дижонской горчицы, базилика ... Производственные мощности - от 500 до 1000 литров молока, и здесь не собираются останавливаться на достигнутом.

«Женщины, работающие у нас, до нас и не слышали о тех сырах, которые сейчас делают. Мы приезжали сюда, их учили, позже сами начали работать», - рассказывает Оксана Сукмановская.

А сейчас уже обучают сыроварению молодежь с особыми потребностями, которая приезжает на сыроварню через день.

«Им что скажешь, то они и будут делать, но все надо держать под контролем. Могут помочь извлекать сырное зерно, покрывать сыр латексом, снимать опару над молоком, убирать, мыть. Надо за ними смотреть и поправлять. Иногда бывает, что обижаются, показывают характер, но надо нежно с ними говорить, с улыбкой - и они быстро отходят. Это - светлые дети, они нас обнимают, приходят, как домой», - делится опытом работы с детьми работница Ольга Горгота.

Ольга Горгота
Ольга Горгота

«Сыроварня при педагогической ферме» - это не просто развлечение или очередной мастер-класс для молодых людей с инвалидностью. Они здесь получают профессию сыроделов с возможностью трудоустройства.

Конкурировать с крупными сыроварнями или молокозаводами их маленькое социальное предприятие, конечно, не может. Сыров пока производят немного, но все раскупается. Продукцию пока сбывают среди знакомых и прихожан, через интернет, друзья также отвозят сыры на туристические локации в Яремче. Но батюшка ищет новые рынки сбыта, так как думает о расширении хозяйства.

ОБЩИМИ СРЕДСТВАМИ И СИЛАМИ МАМ

Михаил Сукмановский мечтает открыть здесь молочную коровью ферму, но как признается, сейчас со сбором молока есть большие проблемы. В Подгорье лишь 5-6 семей держат коров. Мужчине, который привозит молоко для сыроварни, следует объехать всю округу, чтобы собрать нужных 500 литров. А еще часто люди продают некачественный продукт. Бывает такое, что уже молоко пропустили через сепаратор, но хуже всего, когда корове вводят антибиотик, а хозяйка, даже зная это, все равно продает такую ​​продукцию.

«Это катастрофа, потому что если даже 3 литра такого молока попадает в 500-литровую цистерну, сыр не образуется! Антибиотик имеет защитную функцию и не дает сыру сворачиваться. Это ложка дегтя в бочке меда. Из-за бабушки, которая по своей жадности или немудрости заработала 40 грн, мы теряем 4000», - говорит Сукмановский.

Для реализации замысла о разведении коров священник сейчас ищет поддержку у государства, надеется, что для социальных предприятий будут специальные программы и преференции. Как вариант, за государственные средства можно приобрести 20-30 коров, а затем обеспечивать учебные заведения молочной продукцией.

«Если не деньги, то можно нам просто дать коров, будто в лизинг, а остальное мы купим и ферму обустроим, и аппараты приобретем», - упорно рассказывает батюшка.

На самом деле деньги по гранту Люксембурга выделялись только для строительства школы и реабилитационной фермы. Инфраструктура, обустройство комнат для сыроделия, сырье и самое дорогое - оборудование - это инициатива семьи Сукмановских, к которой они привлекают средства благотворительных организаций, меценатов и собственные сбережения. Сейчас собирают деньги для сообщества, чтобы приобрести некоторое оборудование для комнаты сыроварения.

«Люди удивляются, зачем это нам нужно. Они говорят: - А для чего это делать? А зачем это вам? Может думают, что это какая-то реклама или бизнес, эксплуатация детей. Но мы уже это даже не слушаем. А родители и семьи очень довольны и благодарны», - говорит Оксана.

Родители, в семьях которых есть дети с инвалидностью, - основные волонтеры сообщества. Наталья уже 6 лет вместе с сыном Тарасом посещают сообщество при церкви. Она рассказывает, что когда родила мальчика, даже не знала - что такое аутизм. Диагноз поставили во Львовском диагностическом центре, но женщина до конца не могла поверить. Когда приходила к педиатру, рассказывала, как сын хорошо сидит, ест, набирает вес ...

Пані Наталя
Пани Наталья

«А она мне так сказала: не очень-то радуйтесь, все самое худшее - впереди. В тот момент мне было 20 лет, я шла домой и плакала, даже не осознавая, что она имела в виду. Сейчас уже я это понимаю, потому что самое трудное - это адаптация среди людей, в обществе, внимание, обучение», - рассказывает мама Тараса.

И добавляет, что окружающие, самом деле, боялись  таких людей, прямо в глаза ей говорили, чтобы забрала сына и закрыла в доме, а сейчас благодаря таким проектам - дети вместе, они социализируются, меняют общественную точку зрения. Дети могут бесплатно учиться, у них есть интересный досуг с экскурсиями и отдыхом, с ними работают психологи и логопеды, помогают в оздоровлении и еще предлагают получить профессию для будущего трудоустройства.

«В Золочеве никто не возьмет таких людей на работу, и во Львове я такого не слышала.  За 32 года Тараса никто не позвал к работе, никто не сказал, а приведи сына, может он споет, стишок расскажет, нарисует, а чем-то помочь или взять в коллектив – об этом речь даже не идет. Единственное место, которое я знаю - это здесь, у нас при церкви. Такой центр может стать примером для всей Украины, их надо создавать, развивать, надо чтобы шли мамы и помогали детям и себе в психологическом и в реабилитационном плане», - добавляет Наталья.

БАССЕЙН И СОЛЯНЫЕ ШАХТЫ ДЛЯ ПРИХОДА

После обеда вернулись с Подгорья в Золочев. Приходской дом - полон жизнью, здесь гораздо больше детей и взрослых, чем было утром.

«Это все потому, что у нас здесь также функционирует коммунальный инклюзивно-ресурсный центр, а еще - единственные в Золочеве бассейн и соляная комната. Семьи, где есть дети с инвалидностью, могут приходить бесплатно, другие горожане - за символическую плату, которая идет на содержание дома», - объясняет Михаил Сукмановский.

В бассейне работают профессиональные тренеры, которые учат плавать. Священник говорит, что хорошо бы, чтобы здесь работал педагог, который бы имел опыт работы с людьми с особыми потребностями, но, к сожалению, в городе такого нет.

При центре работают логопед и психолог. Молодежь с инвалидностью здесь занимается в кружке рисования, их работы были на выставке во Львовской ОГА, а недавно - в Главном управлении полиции Львовщины. Создали собственный ансамбль и участвуют в песенных конкурсах, где в своей категории занимают призовые места.

«Я очень хотел, чтобы они учились петь сами, были вовлечены. Вот концерт ко Дню матери, в этом году был и невероятный вертеп, но из-за карантина, к сожалению, не удалось его реализовать, как было запланировано - от дома к дому», - говорит батюшка.

Также молодежь с инвалидностью помогает работать в свечной мастерской, которая создана по чешско-украинской программе и является первым проектом сообщества. Вместе с детьми работает жена священника Оксана, которая в свое время научилась технологии производства в Чехии.

Здесь есть свечи на любой вкус и сумму. Преимущественно покупают прихожане, есть еще несколько точек сбыта в Золочеве. Были в мастерской и крупные зарубежные заказы. К рождественским праздникам во Францию ​​делали снеговичков, елочки и ангелочков. На каждой свече клеймо «Каритас», чтобы просто ориентировались, что это оригинал и вышло отсюда, и сделано руками особых людей. Средства от продажи свечей и сыров направляют для нуждающихся.

«Все элементы и все процессы дети, конечно, не могут делать, но были такие моменты, когда, к примеру, надо было посыпать елочки, то они с радостью это делали. Мы не заставляем их, чтобы приходили и здесь работали. Мы отзываемся или по их желанию, или когда должны сделать большой объем, то спрашиваем - не хотели бы помочь. С этими детьми только так и надо общаться, они ничего не обязаны, это элемент взаимопомощи», - отмечает священник.

На таких же принципах молодежь с синдромом Дауна может работать в мини-пекарне, которая также есть в приходском доме. Ганнуся (ей 32 года), которая была с нами в течение дня, работает там уже длительное время.

«Она взяла себе такую ​​основу, как взрослый человек, она ходит на смену и всегда на этом акцентирует. Конечно, это не значит, что она месит тесто и печет хлеб. Она может полдня пить кофе, говорить по телефону, есть вкусности, а затем пойти помазать батон яйцом, посыпать булочки маком или кунжутом. Но она - на смене! Для нее это очень важно», - говорит Сукмановский.

Хотя в этот день у Ганнуси выходной, она с радостью проводит нас в хлебопекарню, одевает халат и чепчик и показывает, как здесь работает.

«Здесь у нас вымешивают тесто на хлеб. А я мою кисточку, мажу и сыплю мак. В конце делаем вкусные булочки ... За смену у меня есть паек - хлеб», - чуть понятно и почти бессвязно рассказывает Ганнуся.

Однако ее эмоции говорят сами за себя. Девушка просто светится от счастья, что ее помощь нужна и заметна.

ИНКЛЮЗИЯ В ДЕЙСТВИИ - ПОЧТИ НОЛЬ ШАНСОВ НА ТРУДОУСТРОЙСТВО

«Мы первые, кто открывает таким детям дорогу с трудоустройством. Опять же, я говорил, что без поддержки государства, без каких-либо определенных программ и преференций мы умрем, еще в зародыше», - еще раз подчеркивает священник.

Сукмановский удивляется, что в Украине столько создано государственных социальных институций, но за 10 лет деятельности сообщества ни одна не предложила сотрудничества. При том, что из-за рубежа им помогают постоянно.

«Я скажу очень болезненные вещи, о которых не говорят, но все знают. Например, есть предприятие, и государство говорит - если вы не трудоустроите 10 человек с инвалидностью на 1000 работников, мы будем штрафовать. И им проще заплатить те штрафы или взять кого-то чисто формально. И все об этом знают. Но это неправильно!  - акцентирует священник.

В качестве примера он приводит Германию, где недавно побывал, и в одном из кафе увидел, как там работают люди с синдромом Дауна.

«Ребенок стоит и одной рукой, простите за откровенность, ковыряется в носу, а другой трет полчаса тряпкой стол. И он на работе, ему за это платят деньги. Его переставили к другому столу, и он продолжает тереть там, но он на работе. Его привезли, отвезли и родители имеют возможность работать», - делится впечатлениями он.

Отец Михаил давал бизнесменам свое предложение: предприятие выделяет средства, которые должны платить на людей с инвалидностью, сообществу и формально их трудоустраивает. Из этих средств оплачивается труд 1-2 людям, которые будут следить за молодежью с особыми потребностями и заработная плата молодежи. Но никто не согласился.

«Людей с особыми потребностями не надо жалеть, их нужно социализировать. Другое дело, что люди боятся ответственности за таких работников, но они нормальные работящие люди, ничем не хуже других», - говорит священник.

«Если бы такие сообщества открывались в Украине, если бы было больше людей, которые понимают потребности детей с синдромом Дауна, готовы с ними заниматься, научить новой профессии или принять на работу, мы были бы счастливы. С удовольствием поделимся полученным опытом и сами научимся новому», - добавляет на прощание Оксана.

Людмила Гринюк, Золочев-Подгорье-Львов

Фото Маркияна Лисейко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-