Николай Княгницкий, волонтер
Приятно, когда незнакомые люди при встрече благодарят за спасение от наводнения
18.11.2021 15:50

В 2008 году на западе Украины после продолжительных дождей прошло крупнейшее за последние 60 лет наводнение. Среди наиболее пострадавших регионов была и Черновицкая область. Тогда в городе Новоселица, расположенном вдоль реки Прут, подтопило почти половину домов местных жителей. Люди долгое время были отрезаны от внешнего мира.

Высокая вода начала подтапливать домохозяйства ночью. Николай Княгницкий, тренер по водному туризму, общественный активист, ныне – организатор команды волонтеров «Новоселица-СПРУТ», которая помогает людям во время паводков и наводнений, хорошо помнит момент, когда среди ночи ему позвонили взволнованные воспитанники кружка по водному туризму, проживавшие ближе к реке, и сообщили о большом наводнении. Не теряя времени, молодые ребята в возрасте 17-18 лет во главе со своим тренером организовали настоящую спасательную операцию, во время которой, по официальным данным, удалось спасти около 600 человек.

С тех пор Николай спасительное дело не оставляет: организовал целую команду волонтеров и при необходимости – мобилизует ее на помощь. Еще и инструктирует теперь молодежь, учит подрастающее поколение, как вести себя на воде, а при необходимости помогать другим людям. С этой целью организовал в местной школе кружок по водному туризму для школьников и учит их не только навыкам плавания в горных реках, но и необходимости быть полезным для общества. Потому что порой ждать с моря погоды (то есть посторонней помощи) некогда и дело спасения громады – в ее собственных руках.

ТЕХНИКУ СПАСАТЕЛЕЙ СНОСИЛО ПОТОКОМ ВОДЫ

- Николай, расскажите о вашей организации. Когда и при каких условиях она зародилась?

- Возникла наша организация в 2008 году по инициативе ныне покойного Владимира Захарчука, нашего бывшего руководителя водной комиссии Черновицкой области. Можно сказать, что он был «отцом водного туризма Буковины».

Именно тогда зародилась волонтерская организация на воде. Как вы помните, в том году в нашем регионе было страшное наводнение. Оно нанесло большой ущерб, наделало людям беды. Тогда работала команда из 12 человек из Черновцов и других районов области, а также наша команда, которая состояла из 12 ребят из Новоселицы и меня.

Все мы были знакомы начиная с 2003 года, когда у нас в регионе зарождалась федерация водного туризма и этот вид начал развиваться на таком уровне, как сейчас. Сегодня параллельно существуют две организации - волонтерская и общественная. Наша ОО называется "Новоселица-Спрут" и фактически на ее базе организовываемся в волонтерскую команду при необходимости.

- То есть, во время наводнения на помощь пришли люди, которые занимались водным туризмом?

- Да, все мы в той или иной степени знаем правила обращения не просто на воде, а на быстрой воде. Наша команда по водному туризму в свое время была чемпионами, призерами всеукраинских соревнований.

- В 2008 году, когда сюда пришла большая вода и началось наводнение, как вы поняли, что нужно организоваться и помогать людям?

- Нас предупредили, что идет большая вода из Вижницы (город выше по течению, – ред.). Там тоже есть спасательный отряд, и те ребята занимаются водным туризмом. Они перезвонили, что идет вода. Ну, идет вода, так идет, но кто знал, насколько опасная. Это такой регион, что здесь почти каждый год поднимается Прут и подтапливает огороды у людей, пастбища и тому подобное. Но потом уже пошла такая вода, что ночью начался гвалт. Мне перезвонили мои воспитанники, проживавшие ближе к Пруту, и говорят: «Николай Иванович, вода поднимается, надо что-то делать». И где-то с четырех часов утра мы уже вышли тремя катамаранами на воду и начали вывозить людей. Мы и здесь в Новоселице работали, и в Маршинцах, и в Тарасовцах (соседние села вниз по течению Прута, – ред.). Таким образом, мы работали несколько суток подряд.

- Вы работали вместе со спасателями?

- Нет, мы работали отдельно. Спасатели в той бурной воде ничего не могли сделать. Их лодки и другую технику сносило. Уже когда вода спала, тогда больше они работали, ликвидировали последствия, а наша помощь уже не требовалась. А на бурной воде они ничего не могли сделать. Например, в селе Тарасовка быстрая вода забрала БРДМ (бронированная разведывательно-дозорная машина, – ред.) спасателей и «бомбанула» в дерево. Вода зашла внутрь - и машина пошла на дно. Люди сверху на нем стояли по пояс в воде – и мы уже их вытягивали.

ВО ВРЕМЯ СПАСЕНИЯ ЕДВА САМ НЕ УТОНУЛ

- Не было страха у вас, у ваших ребят во время спасения людей из воды?

- Страха не было ни у кого, даже у моих молодых ребят. Большинство из них были еще школьниками – 11 класс или первый курс университета. Но тогда была такая командная работа, что бояться – просто как-то времени не было и возможности. У меня был страх, чтобы с ними ничего не случилось, я же отвечаю за ребят. Постоянно звонили их матери, отцы, спрашивали – где мы, что делаем. Но я их успокаивал: «Все нормально, работаем». А за себя как-то страха никто не испытывал. Как в той песне поют, «у бурю лише міцніють руки» (смеется).

- Многих удалось людей спасти, или больше спасали имущество, животных?

- По официальным данным, мы тогда спасли 600 человек. Это результат нашей работы за эти самые бурные три дня наводнения. Буквально через несколько дней после этого всем нашим ребятам председатель областного совета подарил именные часы за спасение людей. Нас пригласили на заседание областного совета и торжественно вручили эти подарки.

- В чем заключалась наибольшая тяжесть вашей работы во время наводнения?

- Бурная вода и туда никто не мог добраться, люди были «отрезаны» от окружающего мира. Кто-то пытался на собственных лодках выплыть, кто-то залезал на крыши и ждал спасения. Многие дома тогда были полностью разрушены. Были случаи, когда ребята посадили людей в лодки, и только отплыли от дома, а он рухнул под потоком воды и волна пошла сзади.

В один дом зашли – там бабушка на печи сидит. Говорим: "Выходите и садитесь в лодку, потому что затопит вас", а она: "Никуда я не пойду". Еле ее убедили и только отплыли из затопленного двора, как дом – "ба-бах!" и завалился. О подобных случаях ребята уже потом рассказывали. Потому что во время этого процесса было не до рассказов.

Также скот спасали, свиньи сами к лодке цеплялись и вместе с лодкой плыли к безопасному берегу.

- Какие-то, может, вспомните неординарные случаи, которые больше всего запомнились во время спасения людей?

- Помню, как наши ребята спасли роженицу из села Тарасовка. Я знаю, что она потом назвала своего сына Моисеем, потому что спасенный из воды (улыбается). Также был один водитель, который "полез напролом" на машине. Он спешил домой и поехал по дороге, которую уже затопило. Там уже большие КрАЗы еле проезжали, а он легковушкой пошел. Поток сразу забрал ту машину вместе с водителем. Он еле выбрался из автомобиля, зацепился за дерево и смог какое-то время продержаться, пока мы его на катамаране вытащили.

А еще вспоминаю женщину, которую мы спасали, а она за пазухой держала какие-то свои драгоценности. И спасая те драгоценности, разволновалась, расшатала катамаран – и опрокинула его. Чуть нас всех не потопила. Но, к счастью, все обошлось, спаслись и мы сами, и женщина та, и даже ее драгоценности. Потом видела меня в больнице и благодарила за все (смеется).

Был также случай, когда я и сам едва не утонул. У нас так заведено, что колодцы строят на улице между двумя соседними домами. Мы подплыли к одному двору и причалили сбоку. Оказалось, что прямо возле колодца. Я вылез из катамарана – и провалился туда. Меня тогда сын еле вытащил из воды. Мы как раз вдвоем плавали на катамаране «двойка».

- Как люди реагировали? Встречали ли вас потом и благодарили за их спасение?

- Есть и такое. Люди разные бывают. Есть те, кто и сейчас помнит, и когда встречают на улице, говорят: «Эти ребята меня спасли». Конечно, приятно. А есть и другие люди, которые не совсем понимают нас. Например, надо было как-то на чемпионат Украины ехать. Один парень из нашей команды уже работает у предпринимателя в мебельном цехе. Я пошел к нему и говорю: «Пусти на 3 дня сотрудника, чтобы поучаствовал в чемпионате». А он: «Нет, мне здесь нужен работник». И что ты скажешь?

Это проблема всего нашего волонтерства. Потому что эта деятельность у нас не имеет какого-то законодательного регулирования. Волонтер есть волонтер. У нас связи с Румынией, с Польшей, с их волонтерскими организациями. У них волонтер имеет и защиту, и медицинское обслуживание, и на период волонтерства – они освобождаются от работы с сохранением средней зарплаты. То есть, там есть защищенность. А у нас... Ты уже так, на своих правах, отпрашиваешься с работы, чтобы идти спасать людей. А есть также ребята, которые еще не работают, ходят по селу на подработки. За день зарабатывают по 500 гривень. Кто им компенсирует эти заработки?

Вот если сейчас, не дай бог, что-то произойдет, - я не знаю, смогу ли собрать хотя бы два катамарана для спасения.

ВОДУ НЕ НУЖНО БОЯТЬСЯ, ЕЕ НУЖНО УВАЖАТЬ

- Расскажите, как после событий 2008 года формировалась дальнейшая ваша команда волонтеров?

- После этого мы задумались о такой волонтерской работе, скажем так, на постоянной основе. Мы прошли курсы по волонтерской деятельности, получили специальные удостоверения. В этом году, кстати, мы подтвердили свою квалификацию. В Верховине прошли курсы помощи на бурных реках. Получили сертификат.

Уже когда стали общественной организацией, команда которой занималась волонтерством во время подтоплений, мы участвовали в различных европейских программах. Таким образом, у нас появились и более современные лодки, катамараны. Недавно для громады приобрели новый пожарный автомобиль.

- Организовываете также какие-то тренировки или учебные курсы для детей?

- На базе нашего отдела туризма работают детские кружки. Сегодня у нас функционирует два кружка – старше, 17-18 лет, и младшие дети – от 10 лет. Со старшими мы в прошлом году стали победителями чемпионата Украины по спортивному туризму. А в этом году, к сожалению, впервые за длительное время наша область не была представлена на этих соревнованиях. И это в статусе действующих чемпионов...

- Местные власти поддерживают вашу организацию?

- Ну, например, городской совет Новоселицы поддерживает и всячески нам содействует. Но много ли они могут? Например, мы уже пятый год подряд проводим соревнования «Спасательные работы на воде». Были и румынские команды, и молдавские, должны были в этом году приехать и поляки, но из-за коронавируса не получилось у них приехать. Были на этих соревнованиях команды и из Тернопольщины, Львовщины, Прикарпатья, и из Хмельницкого были. Каждый год по 8-10 команд принимают участие в таких соревнованиях. Там мы отрабатываем все элементы, которые мы знаем и которые могут применяться на практике.

- Я так понимаю, что за эти годы вы многих научили, и детей, и взрослых, как правильно вести себя на воде, особенно на горных реках. Бывали ли случаи, о которых вам рассказывали ваши бывшие ученики, которые благодаря приобретенным навыкам или сами спаслись, или кого-то из воды спасли?

- Первое, чему мы учим – это то, что не нужно бояться воды, а нужно ее уважать. Нужно научиться использовать течение, помогая себе. Есть ребята, которые даже на рыбалку едут и применяют приобретенные здесь навыки, пробираясь на небольшой лодке в труднодоступные места. За эти годы мы воспитали 25 или 26 кандидатов в мастера спорта Украины.

Некоторые из моих воспитанников дальше становятся спасателями профессиональными. Даже в нашей спасательной части есть ребята, которые занимались у нас в кружках.

- После 2008 года были ли еще подобные периоды, когда снова приходилось организовываться в команды и спасать людей?

- Следующий подобный потоп был в 2010 году. Тогда тоже пришлось немало наработаться. Ну, и в прошлом году было большое наводнение. Мы снова организовывали команды и плавали, дежурили. Ну, в прошлом году больше имущества разве что спасали. Там не настолько все страшно было, как в 2008 или даже 2010 годах.

- Почему вы лично решили заниматься волонтерством, помощью людям? Может, вы или кто-то из ваших родственников тоже пострадали от стихии?

- Нет, слава богу, ничего такого не было. Просто почувствовал, что могу быть полезным именно в этом. С другой стороны, а кто, если не мы? Мы тогда, в 2008 году, видели, как ГСЧС со своими лодками фактически ничего не могли сделать. Иногда даже спасателей приходилось вытаскивать из бурной воды. А мы хотя бы знали, как на такой воде себя вести, могли принести пользу людям. Поэтому и организовались.

- А что необходимо, чтобы волонтерство развивалось? Какие-то стимулы для них?

- В первую очередь, необходимо законодательное урегулирование этого вопроса. Чтобы волонтеру, который работает на основной работе, не вписывали прогулы, а начисляли среднюю зарплату за те часы, на которые его вызвали на то или иное событие. Чтобы раз в год он мог бы пройти какое-то профессиональное бесплатное медицинское обслуживание. Именно так это работает за рубежом. А у нас волонтерство пока держится только на энтузиазме людей.

Виталий Олейник, Черновцы

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-